Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Personal tools

Всемирная история. Античность

Durban Poison Fem Их качество выше, чем у обычных, а урожай будет выглядеть более однородным. Интернет-магазин поможет купить феминизированные Семена разных производителей.

Автор - Анарх

Урарту

 

 

Об Урарту при Советской власти много песали, в связи с тем, что оно находилось тогда на нашей на територии, в смысле в Армении. Жили в Урарту впрочем не армяне (которые тогда назывались мушки), а типа двоюродные деды дагестанцев.

Урартровцы были ближневосточные буддисты и жили по принципу "оборона - это нападение". Вместо великой китайской стены они покрыли все Урарту системой крепостей с запасами жрачки на десять лет любой осады, во время войны сидели в своих замках и лили врагам на голову кипящее масло. Фсе окрестные деревни эвакуируются в крепость, а дальше хуй возьмешь: катапульты ищо не были изобретены. Поскольку страна горная, делать такой прикол было очень легко. Ассирийцы долго не понимали такой тактики и уложили в Урарту не одну тысячу моджахедоф.

На запад от них жили фригийцы, которые были ближневосточные христиане, и поклонялись Аттису, повелевавшему своим жрецам отрезать себе яйца штоп не искушаца грехами. Они также молились великой матери Кибеле, которая потом предсказала появление Христа, к чему мы возможно еще вернемся. Как подлинные предшественники запада, фригийцы предпочитали сами не воевать, а всех ругать между собой и пока остальные воюют тихо торговать и копить деньгу. Они также разводили миролюбивую демагогию и ходили во фригийских колпаках как символах свободы наебать ближнего.

На юге тусовались неуемные ассирийцы, которые были местные чечены и резали врагов целыми царствами. Если у них не получалось подраца с какими-нибудь соседями, начинали воевать друг с другом. У них считалось што если мужчина за прошедший день никого не зарезал, вечером лучше повесица: жизнь прожита напрасно. Урартовцы отсиживались от них в крепостях, а фригийцы разводили политику, штоп Ассирии всегда было с кем воевать, а до Фригии не доходило дело: сами же перепродавали получающихся в результате войны рабов на четыре стороны света.

На севере жили варвары. Причем по технике они далеко превосходили цивилизованные государства: во-первых, выплавляли железо нормально, а не хуево как по всей Месопотамии (дорога к северным варварам так и называлась "железный путь"), а во-вторых у них были секретные заебатые наконечники стрел, летали дальше всех прочих: прикиньте, твоя стрела до кого-то долетает, а евонная ответная до тебя нет. Тем не менее завоевать никого не могли, потому что варвары бля, дисципилины никакой, мозги все уходят на плавку железа и любое цивилизованное государство наебать может.

На востоке доили козочек персы и тому подобные мидяне. Ассирийцы периодически их отъебывали, но персы знали, што их много, фсех не перемочишь и страна у них большая. Они смотрели на ассирийцев философски и таким образом были местные индусы.

Вся система держалась лет пятьсот без изменений - конечно, друг с другом воевали, но за всякие приграничные царства, которые вследствие этово входили в систему: у них была судьба переходить из рук в руки и подставлять жопу пяти основным политическим силам. Евреи, кстати, были из этой категории: все пророки того времени только и жалуюца типа много в наше время ебут еврев разные народы, особенно ассирийцы.

Пиздец всему наступил когда во Фригии правил царь Мидас - хули вы думаете, если он в мифах упоминаеца, то на самом деле такого не было? Ха бля. Я допускаю, что и Дионис существовал, только был авантюристом международного класса скорее всего бабой, о чем уже песалось на Абе. Так вот с крайнего севера явилась толпа полных уебков киммерийцев, которые тем не менее знали все секреты варваров по части стрел. Пройдя по Урарту и никого там не заметив, ибо все как обычно съебались, они стояли на границе между Фригией и Ассирией (за Ассирию играет царь Асархаддон) и беспорядочно рыпались на оба государства. Асархаддон тут же вломил им так, что они забыли, как на Ассирию залупаца, а Мидас заплатил штоп лучше нападали на Урарту, да по дружбе рассказал киммерийцам, что урартцы все сидят в крепостях, где много мяса, водки и толстых женщин. Варвары хуякнули на царя Урарту Русу Второго, который в свою очередь перетянул их себе на службу - он был очень хитрый лис.

Руса решил, что наступил час окончательно выебать Фригию, о чем мечтали еще его дедушка и дедушка дедушки. Для такого дела он даже с Асархадоном помирился и выдал ему маленько ассирийских беглых рабоф: какие бля могут быть рабы, когда готовица мировая война. Объединившись они трахнули Фригию так, что убили и самого царя Мидаса, не гляди что дионискин друг. Однако все присутствующие лохи не понимали, что с уничтожением одного из компонентов системы погибнет она вся, и не было на них Леви-Стросса, способного объяснить.

Так и случилось: киммерийцы пограбили Фригию лет двадцать, а когда и Фригия кончилась, и работать тем более неохота, захотели еще чо-нить пограбить. Позвали на помощь скифов, и в течение пятидесяти лет объединенные толпы варваров последовательно отпиздили урартов, а потом ассирийцев. Сожгли их ебанную Ниневию, тысячу лет наводившую страх на народы. Блядь, что же вы думаете, кто выиграл во всей мировой войне седьмого века до нашей эры? Правильно, персы, которые сидели сбоку и не воевали. После того, как все государства разбили себе морду друг о друга и высунулся царь Ксерокс с боевыми слонами. В результате мы имеем на рассматриваемом пространстве персидскую империю вплоть до Саши Македонского. Вот чем кончаеца желание слишком многих наебать.

 

О чем молчал Заратуштра.

 

 

Персы первые выполнили задачу, на которую ассирийцы рыпались тысячу лет: они объединили всю переднюю-среднюю Азию и Египет, те районы, которые потом станут пространством исламской культуры. Уже за ними последовал Саша Македонский, Селевки, парфянцы, арабы, - а после арабов это место превратилось по факту в конфедерацию мусульманских эмиратов, чем и остается до сих пор: между собой ислам воевать может, но против других - ооооой бля, всегда объединится.

Первыми же соединили эти места персы, причем сделали это шустро, за несколько десятков лет - полная хуйня при тех дорогах - и большей частью мирным путем. Вавилония (!!!!) покорилась за два месяца, гарнизоны открывали ворота крепостей. Ассирия НИКОГДА не могла покорить Вавилон до конца - полторы тысячи лет.

Причем история сама поставила границы складывавшемуся гиперэтносу: Эфиопию Камбиз не завоевал. Хотя очень хотел. Про Грецию всем известно. Персы уже считали Грецию своей провинцией, походы расценивали как карательные экспедиции против мелких бунтовщиков - а хуй и хуй и хуй.

Я опять же думаю, что все дело в религии. Общественные отношения были смешанные: в Персии были и госрабы (курташи), были крепостные, в западных провинциях типа Лидия товарные отношения развиты почти до капитализма. Ну а что в классической Элладе был буржуазный строй в Афинах и феодальный в Спарте, я могу любому историку часами доказывать, да из самих историков некоторые тоже так думают. Собственно античность, личное рабство - это эллинизм и Римская империя. Данная эпоха переходная от этатизма к рабовладению, как в любой переходной эпохе (хоть нашу возьмите) экономика смешанная.

А вот как религия зороастризм был бета-версией ислама, и об этом Заратуштра молчал, потому что не знал, что такое ислам.

Хули там, проанализируем символ веры зороастрийцев (идет в моем вольном переводе - увы, не с авестийского : - ), подлинный текст: Авеста, Ясна, 12:1-9 выборочно):

1. "Я проклинаю демонов. Исповедую себя поклонником Мазды, зороастрийцем, врагом демонов, славословящим ангелов.

Доброму, исполненному блага Мазде я приписываю все хорошее, и все лучшее - ему, носителю Дхармы (хуй знает как она по- русски: "носителю закона" не отражает смысла; чо такое Дхарма у зороастрийцев Арта лучше понимать, часто читая писания арийцев: Веды, Авесту и сутры), сияющему источнику благодати, сотворившему коров и Дхарму и свет, чьими лучами наполнено жилище блаженных"

По факту тут говорица Ла иллаха иль Алла, ф смысле Бог один, а именно Мазда. Это не сравнимо с шумерским политеизмом, от которого происходят предыдущие религии Азии. Идея радикальная и сильно упрощающая жизнь - раз Бог один, то боги на небе не ругаюца, то есть существует некая Цель Жизни. У политеистов не бывает Цели Жизни, а цель с маленькой буквы заключается во власти - боги хотят власти, люди хотят власти. Власть - задача ограниченная, и может быть только средством для чего-то более высокого. Она не содержит в себе оправдания для самопожертвования нах. Монотеизм дает человеку идеал, за который он может пойти на смерть не только из страха.

Ф чем апгрейд ислама? В сущей хуйне - Заратуштра считал, что Аллах (Мазда) появился одновременно с Иблисом (Манью): "Оба изначальных духа явились как пара близнецов, один пиздатый, а другой хуевый" (Гаты, 30:4). А Магомет внедрил из Торы, что Аллах был первее дьявола, што сообщает дополнительную уверенность верующему, типа Аллах раз первый появился, значит точно победит.

2. Дальше из Ясны:

"Я выбираю для себя святую и добрую Арамати (чо-то типа Арьи Тары); пусть она будет моею. Я не буду воровать и забирать коров, не буду причинять ущерб и разорение селениям зороастрийцев"

Ага бля! Формируется оппозиция неверные - правоверные. Причинять ущерб правоверным нельзя, а про неверных ничего таково не сказано, наоборот ниже написано: "отрекаюсь от всех неверных" (Ясна, 12:4). Сравним четыре в широком смысле монотеистических учения по признаку отношения к инакомыслящим:

1. Буддизм и христианство провозглашают равное отношение и к сторонникам, и к противникам ("возлюби врага"). Еще бля неизвестно, действительно ли воплощает в себе идеалы учения тот, кто на словах декларирует иво принятие. Это сложный вопрос.

2. Иудаизм делит на евреев и гоев, причем евреем нужно именно родиться, нет никакого акцента на проповедь и экспансию.

3. Именно мусульманство - как и зороастризм - во-первых, требует разного отношения к "своим" и "не-своим", а во-вторых, позволяет любому "не-своему" вступить в ряды "своих" путем простого исповедания символа веры. Более того, обе доктрины ориентированы на распространение и покорение мира. В отличие от евреев, которые ждут прихода внешнего Мессии.

Сравнивая учения, я имею в виду те акценты, которые формируются в процессе бытования религии в культуре. Я понимаю, что из любого текста можно выдернуть цитату: щас мусульмане мне скажут, в Коране в таком-то месте написано и неверных любить. Может и написано, но реальная практика ислама как культуры поддерживает же всеисламскую соборность? В этом плане, кстати, православие - во многом гибрид ислама и христианства (по настроению, не по догматам).

3. "Именно так, как Мазда учил Заратуштру на всех беседах, на всех встречах, на которых Мазда и Заратуштра говорили между собой. Именно так, как Заратуштра отрекался от демонов на всех беседах, на всех встречах, на которых Мазда и Заратуштра говорили между собой, - так и я, поклонник Мазды, отрекаюсь от демонов, как отрекся праведный Заратуштра".

Тут разрешаеца проблема встречи между Богом и человеком, причем именно так же как в исламе. Бог не вселяеца в человека (буддизм), не посылает своего Сына (христианство), а призывает пророка и дает ему Книгу. Он БЕСЕДУЕТ, то есть выражает себя в слове - что не нужно ни Пустоте буддистов, ни Богу христиан. Этим словом потом КЛЯНУТСЯ правоверные: "Клятвой обязуюсь вершить добрую мысль, клятвой обязуюсь вершить доброе слово, клятвой обязуюсь вершить доброе дело". В христианстве слово вторично по отношению с безграничностью Бога, буддизм отрицает понятия, - ислам уже в своей бета-версии ВСЕ СВОДИТ К СЛОВАМ. Кто такой Заратуштра? "Тот, который первый из живых существ произнес СЛОВО, направленное против демонов" (Яшта, 13:90).

Это, на мой взгляд, главное основание сходства.

4. Тем не менее, ислам как не странно терпим к существованию последователей других религий при условии, если они политически завоеваны и не сопротивляются политически (иначе - джихад). В этом отношении мусульманство дитя Востока - не заставлять, а совращать, победить в войне, но и после этого не крестить НАСИЛЬНО. Христиане как больные люди Запада, которым вечно кажется, что "времени уже не будет" (Апокалипсис), здесь вечно перегибают палку, все-то они боятся чего-то не успеть. Персидские цари свободно поклонялись всем богам покоренных территорий, - штоп не обижать жителей. Из Вавилона даже вывезли статую Мардука и поставили в Пасаргадах. Вавилония тут же бля восставать перестала: вавилонский царь должен вступать в должность у ног Мардука, а раз ноги увезли, непонятно, за какого царя воевать. Если бога уволокли в Персию, то персидский царь получается и есть вавилонский.

Евреи в своем Танахе кое-где выебываются типа Ксеркс или Дарий поклонился Иегове или там сказал про Него чо уважительное. Я думаю, персы это делали в рамках своей политики веротерпимости, считали Адоная за местного еврейского бога, не более того. В тех же надписях, что делались в Персии для персов, о завоевании других стран сказано так: "По воле Мазды я разгромил этот притон шайтанов и провозгласил: шайтаны пусть не почитаются" (Ксеркс).

Таковы четыре признака сходства между мусульманством и зороастризмом. Основное отличие ф том, что Магомет взял из Торы идею о принципиальном всемогуществе благого бога (Мазды/Аллаха), и соединил ее с тотальным фатализмом, что уже его личное изобретение. Заратуштра проповедовал свободную волю. А вот концепция "чему быть, тому не миновать", похоже привела к гибели того импульса, который был заложен в протоисламскую культуру. Раз все предопределено, ислам и застыл в своем развитии, со временем, как все застывшее, бросив свою энергию в перманентную агрессию - твердый признак вырождения - и стал обузой для человечества, обреченной на стряхивание по ходу развития техники. Об этом тоже молчал Заратуштра - человек, который считал слова драгоценностью.

 

Гомер и Гесиод.

 

 

Когда было состязание поэтов, на котором присутствовали Гомер и Гесиод вместе, греки присудили победу Гесиоду и правильно сделали. Гомер песал хуйню: про Одиссею читайте отдельно, а "Илиада" - такое гавнище, что не стоит и подробного пересказа. Сюжет известен - Ахиллес ебет в палатке Патрокла и так занят этим благородным делом, что не хочет идти драться половину поэмы. Все это время троянцы доблестно трахают греков всеми возможными способами.

Наконец Патрокл отпрашиваеца пописать и встревает за соотечественников в доспехах Ахилла, тут же погибая смертью храбрых. Разъяренный Ахилл, которому стало не с кем ебаца, вылазит из палатки, бегая за попой Гектора на протяжении пяти песен. За каким-то хуем в дело встревает богиня Афина, добиваясь, что Гектора все же убивают. Удивившись, что так оно все вышло, Ахилл, который хотел любви, а не убийства, выдает труп Гектора Приаму. Фсе пьют на поминках Патрокла и Гектора. Конец фильма.

Ну и чо, какова мораль из этой поэмы? Где тут чо полезное? Все про пидоров, никакого применения в жизни. То ли дело, Гесиод в "Трудах и днях" захуячил в стихи весь календарь земледельческих работ, примерно как Гриша у нас на Абе сделал повесть из кулинарной книги. Вот где бля истинное искусство, а вы говорите Гомер. Ищо там у Гесиода есть охуительные стихи про то, что все бабы бляди. Как по-английски я не помню, а по русски не читал. Так что Гесиод великий поэт. Много лучше слепошарого Гомера с Пиндаром впридачу. У Пиндара само имя за себя говорит, выкиньте букву "н" и станет ясно, поэт он или кто. Вот.

 

Этруски.

 

Ну то, что этруски были на самом деле русские, это уже не гипотеза, но очевидный факт. Язык ихний давно расшифрован, токо западная пропаганда скрывает. А хули там расшифровывать, русский язык, я уверен даже блядь не читая надписей. Кто сомневается, пусть почитает Колю Фоменко, а также 12- томный труд Г.Г. Пидоразова "Как жиды Россию продали" и другие достоверные источники. У Г.Г. Пидоразова ищо понравилось на 39 странице, что Адам был жид, а Ева масонская сучка: русские же произошли отдельно, совсем от другого Бога и долго скрывались, боясь жидов - в Гиперборее, Охуее, Залупее, и других подпольных странах.

Именно русские устроили всемирный потоп, чтобы решить еврейский вопрос. Мало ли чо в Торе написано: вся земля была покрыта водой. Это ихняя земля была покрыта водой. А славяне сидели на горе Джомолунгма и ждали, когда решица вопрос. Но блять, гнусный Ной успел-таки засунуть в кавчег свой обрезанный хуй. Жиды везде пролезут. Осознав бесперспективность потопов, русские изобрели радугу, чтоб иуды смотрели и боялись.

И нах блять, хоть египетская пирамида и граненый хуй, идею построить такой понт подали фараону исключительно этрусские казаки проездом из затопленной ими Атлантиды в Индию, чтобы подарить индусам Веды: этрусским стало жалко, как же мы с Ведами, а индийцы без. Кришна, Нарада, Гильгамеш, Александр Македонский, Гектор, Ахилл, Иван Дурак и все без исключения герои древности были русские бля, но про это не рассказывали - у русских душа широкая, они чисто герои и не рассказывают. Геркулес был отец всех славян судя уже по геркулесовой каше, которой кормят на русской психе, как щас помню меню: "Завтрак. Каша геркулесовая. Обед. Суп из каши геркулесовой. Второе: каша геркулесовая. Ужин. Каша геркулесовая". Они бля зря там еще не научились варить из овсянки компот в целях экономии денег на психах.

Древние этрусские уже тогда были первые в мире по добыче железа и выплавке из него чугуна. Поскольку, как и русские в 20 веке, какого хуя с этим железом делать они не знали, то продавали его в жидомасонские страны типа Египет и Греция, чем и были всемирно знамениты.

Самые ближайшие семиты жили в те года в Карфагене и сбывали нашим слоновую кость. Почитав два учебника по истории, я везде нахожу эту слоновую кость и нигде не видно нахуя ее покупали и чо из нее делали. Видимо, уже тогда семиты наебывали, и внушали, что слоновая кость нам нужна, создавая нездоровые потребности в этрусском народе. Но доблестные патриоты ночами вытряхивали кости из приходящих кораблей и кидали в Средиземное море с криками: "Россия - родина слонов".

Боги все как один там были русские: главный громовержец Пердун, богиня судьбы Баба Янона (потом римляне спиздили - фсе пиздят у нашего брата! Включая богоф!) и богиня мудрости Менрва (искаженное "стерва"), отсюда римское Минерва.

Кончилось все хуево: проиграли грекам войну в союзе с карфагенянами - а хули вы хотите? Карфагеняне семиты, греки явные масоны, жиды с масонами против русских всегда договоряца и в ответственный момент зделают падлу. Потом евреи подкупили каких-то галлоф, те пожгли этрусские города и в конце концов все римлянам досталось. Про римлян я не могу определица, жиды или масоны. Чурки они может? О блять, я вспомнил, ищо чурки существуют! Они тоже отдельно произошли, читайте истинные русские Веды в ближайших выпусках Абы. Фсякий патриот должен зделать отныне наш сайт домашней страничкой: мы режем правду-матку покруче Нилуса. АБА: ФСЯ

 

ПРАВДА О ЕВРЕЯХ. (Слоган на нашем запрещенном баннере)

 

Многие ученые интересуюца, куда же делись этрусски после галлов. Объясняю: русские съебались на север готовить пришествие Иисуса Христа, которого они подкинули под видом пастухов вместо какого-то жиденка. Были же там пастухи? Вот русские и есть. Переодетыми славянами были также волхвы, апостолы и Дева Мария: зайдите в любую церковь и посмотрите на портреты - разве видно где чо еврейское? Которые распинали - те, правда, жиды. А Пилат масон. "Умываю руки" - это ихний масонский знак. Русский руки не моет и зубы не чистит: он и так хороший.

Я молчу, что Будда был русский и Магомет был русский. Будда родился от того, что в бок Майе вошел белый слон. Мне чо бля, по второму разу повторять, что Россия родина слоноф? А Мухамед был наш шпион среди чурков: по настоящему его звали Миша. Читали в Коране про поездки к Аллаху на коне? Это пиздеж для неграмотных арабов: как он ехал с донесением в Москву, так говорил - я помчался на коне к Аллаху. А московский аллах, тот действительно, спускал ему Коран, это правда.

Все великие ученые были прямые или скрытые московиты, кроме Эйнштейна и Коперника. Эйнштейн пропихнул в физику еврейскую теорию относительности. Блять, ваще ненавижу! Большинство жидов скрываеца, а этот прямо в паспорте писал што он еврей. Ебанный в рот! Жид, да еще нагло в глаза говорит! Какая в жопу относительность! Россия абсолютно возвышаеца над всем миром как Вечно Стоящий Хуй.

Полный масон был Коперник, который говорил что земля вертица вокруг Сонца. Пидоразина, пуп Земли Россия, а пуп Вселенной Земля. Звезды, сука, это дырочки, через которые писают наши русские боги: Пердун, Волос, Кащей Безхуйный и Баба Манда. Если не знаешь, вокруг чего все вертица, спроси у любого патриота. Он объяснит.

 

Клаус, Лукач, Кришна и мировая анархия.

 

Блядь, хотел чо-нибудь напесать про Бхагавад-Гиту, перечитал всю Гиту - про какого хуя там песать? Зато статья Наумана лежит на столе "Краус и Лукач" - вот где все верно написано. Почти. Так что поскольку все равно мной дадены обеты перепесать всю мировую историю нахуй и Блядоват-Гиту никак нельзя обойти, придеца как-нить объединить оба текста, чо я щас и зделаю.

В Блядоват-Гите написано так: Арджуна не хочет убивать свою родню, а Кришна ему говорит типа надо убивать уже потому што я тебе так велел, а я крутой, я сильно крутой (следует демонстрация пятнадцати голов и сорока сисек), на меня дрочат все йоги и ко мне восходит лестница внизу которой вонючие чандалы а наверху разные боги. Поэтому все должны делать как я сказал, вот тебе говорю убивать, иди убей.

В натуре мне этот Кришна сильно напоминает Лукача из лежащего рядом с Гитой Наумана. Там так: Лукач и Краус по разному оценивали творчество Меринга, хотя оба марксисты. Меринг был ну типа Абы, токо филолог. Выебывался. Лукач и Краус реагируют на выебоны Меринга по-разному: Лукач говорит - "он заебал везде там вставлять личные наезды, которыми он компенсирует свое хуевое понимание эстетики, эстетика у него превращаеца в служанку истории". А Краус так: "Публицистика Меринга била во все болевые точки буржуазнова общества тово времени. Поэтому фся официальная филология веймарской республики охуела и устроила против Меринга заговор молчания, повсеместно распуская слухи, што Меринг гавно а не филолог".

(Отступление: вообще говоря, буржуазия со времен Меринга нихуя не придумала нового по отношению к свободным людям. У нее токо три метода:

1. Молчать и делать вид што ничо такого нет.

2. Если первое не сработало, орать о "некомпетентности". При этом быдлу полагается верить, что кричащий о чьей-то "некомпетентности" сам невъебенно компетентен. Быдло, впрочем, послушно верит во все, чо полагаеца. Напишут в газете, што снег черный - дык тех, кто утверждает, что он белый, будут обвинять в некомпетентности. (Отступление 2: на этой стадии обычно поминали Фрейда еще во времена Меринга; и щас ничо нового не придумали. (Отступление 3 внутри отступления 2: если кто-то тут решил, что "быдло" - про него написано, он точно быдло))

3. Если не сработало ни первое ни второе, остаеца бить в морду тех, кто видит настоящий снег. К чему в случае Веймарской республики и приступили при Гитлере. А в случае Томска приступили с июня месяца, спешите читать Абу, пока я жив:))

Так вот про Наумана - хуй с ним с Мерином)

Науман задает вопрос: а чо это они оба марксисты а реагируют на Меринга по-разному? Ага бля, Лукач выпустил в 63 году свою злоебучую эстетику, где утверждает следующее: есть некая "эстетическая сущность", которая действует в истории как "установленный принцип". Она впервые возникла в творчестве Гомера (Блять!!! Так и знал, что у этого Гомера какая-то хуйня возникла!!!), и с тех пор, насколько ей позволяет история, проявляется в литературе. Сама же, пизда, от истории не зависит. Кое-где Лукач называет ее "реализмом", ну так марксист же бля, заплатили штоп так называл и называет. На самом деле скажи хоть про жопу "реализм", замечает Науман, реализма в жопе не прибавица.

Выводы хуевые из такой концепции у Лукача, прямо как у Кришны. Цитирую. "Историческая материя - это сопротивление, которое должна преодолеть "эстетическая сущность", чтобы реализовать логику своих категорий. Ее сопротивление эстетической идеальности проявляется в гибридных языковых образованиях, которые ..." типа разменивают красоту на пятаки. "Такие промахи литературной практики ведут к тому, что относительно малому числу подлинных и великих творений, то есть таким, которые воплощают эстетический принцип, противостоит тьма подделок, которые имеют нечисто эстетический, а иногда даже внеэстетический статус". Причем это происходит только в Европе, а во всем остальном мире ваще господствует религия и действительность эстетически не отражаеца. Конец цитат и пересказоф.

Пидор злоебучий. Это у тебя нихуя не отражаеца кроме твоей эстетической жопы, которую ты принимаешь за сущность. На Востоке все отражаеца. В том числе таких гандонов как ты вон Кришна отражает, вы с ним как две половинки задницы.

Печально смотрит Науман на такие изъебы Лукача. Марксизма, как он верно замечает, тут нету даже на воробьиное пуканье. Пробормотав чо-то про диалектику в целях отмазки от цензуры, Науман переходит ко Краусу. А тот оказываеца человек хороший и говорил так: вообще не существует никакого художественного произведения и ничего эстетического в отрыве от того, што теперь и сейчас в данном обществе считаеца эстетическим и литературным. Опять цитирую: "Отказ от определения литературного термина "художественное произведение" объясняется для Вернера Крауса прежде всего тем, что произведения не нуждаются в особой эстетической аттестации, чтобы стать предметом литературоведческого исследования. Степень их научной ценности определяется их историческим значением..."

Выходя за пределы марксизма добавляю ко Краусу - вообще не существует никакого художественного произведения и ничего эстетического в отрыве от того, што теперь и сейчас в голове читателя считаеца эстетическим и литературным. И пиздец. А все попытки сочинить абсолютно красивое - это как раз пиар, насилие над головой читателя. Читатель, который такое насилие не различает, Абе нахуй не нужен. ЕСЛИ КТО СЧИТАЕТ, ЧТО ЗДЕСЬ ЛИТЕРАТУРА, ПУСТЬ ПИЗДУЕТ С ЭТОГО САЙТА. Потому что литература у каждого в башке. Филолог конечно не обязан исследовать все надписи на консервных банках, а изучает то, что общество в конкретные периоды считало литературой. А если мы не филологи, а люди, то и надпись на консервной банке - пиздец литература.

В связи с этим Кришна может сколько угодно гнуть пальцы - один хуй все будут в Нирване. Даже он сука будет. Определенно.

 

Греко-персидские войны (Геродот).

 

 

Греко-персидские войны начинаются с того, что греки стали Западом. Почему? А потому что страна бедная, земля нихуя не рожает, приходится наебывать соседей: толкать им за хлеб оливковое масло, перепродавать рабов и золотишко, шастать кораблями туда-сюда по Средиземному морю, короче делать свой маленький гешефт. До греков этим финикийцы занимались, но тех Персия покорила: ввела налоги-хуёги, никакого простора для бизнеса. А в Элладе купцы сами власть взяли, демократия называется.

Не во всех полисах, конечно: в тех, что торговали, там да, торгаши правили, что-то типа капитализма. А в аграрных, которые оливки делали, там землевладельцы, что-то типа феодализма, Спарта и так далее, илоты - это те же крепостные, рабы с землей.

Но вся система уже в 500 году до нашей эры четко ощущала, что она не Восток, и никогда им не будет. Собственно говоря уже родилась философия: Гераклит, Анаксимандр, - софистов еще не было, но ими пахло в воздухе. Софисты - это те, кто первые сказали: "человек - мера всех вещей", а до них все думали, что стадо - мера всех вещей.

Те греки, которые жили не в гавне, выпадающем из жопы Балкан, типа Пелопоннес и все к нему прилегающее (посмотрите на карту), а на берегах современной Турции, до 546 года были под властью Лидии. Лидия была не государство, а слякоть какая-то: брала налоги, но в дела малоазиатских греков не вмешивалась. Зато персы начали вмешиваться, а самое главное мешали спекулировать по всей территории своего царства, предшественника арабского халифата. Так дело не пойдет, решили турецкие эллины и послали балканским письмо: "если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так, то он познается в войне: мы тут хотим восстать, кто нам не поможет тот больше не грек".

Откликнулись на это дело, как вы понимаете, торговые полисы, которых аналогично заебала Персия, - Афины и компания. Спартанцы, как обычно, спели песню: "Пусть кричат пижоны, что милее юг им, нам всего дороже заполярный март", в смысле вот придут персидские гоплиты к нашему перешейку, тогда мы и зачешемся.

По ходу восстания греки к тому же ругались между собой - ну демократы же нах. В решающую морскую битву самосские и лесбосские корабли ушли домой, чо-то не поделили с ионийцами. В общем, первый блин комом: проебали войну, Милет персы сожгли, жителей переселили, больше город на том же месте не возрождался.

Но ничего на этом не кончилось: только началось все. Как писал Анненский: среди миров, в мерцании светил одной звезды я повторяю имя, не потому, чтоб я ее любил, а потому, что мне темно с другими. Вот такой звездой для греков на ближайшие двести лет и стала месть персам, а без этой звезды им было темно и стыдно. Фриних поставил в Афинах трагедию "Взятие Милета", зрители рыдали, автор приобрел скандальную известность (оштрафовали на тысячу драхм), но к войне начали готовиться на всю катушку.

По поводу этой трагедии интересный вопрос: писатели - творцы истории или нет? Вот не поставь Фриних свою пьесу, хуй его знает, решили бы эллины бороться с персами до последнего - а победить можно было, только если точно знать: либо мы, греки, умрем, либо свое слово в истории скажем. С другой стороны: до нас его пьеса не дошла, никто ее потом не переписывал. Говорят, существует такой "потенциал восприятия": в любом произведении объективно заложено, сколь долгое время его читать будут. Не знаю. Мне бы так интересно было бы трагедию почитать, из-за которой у всей Эллады крыша поехала. Если кто хочет сказать свое слово, тот всегда бьется с заведомо превосходящими силами, вот как греки с персами. А если кто хочет хуй сосать, тот сосет, живет дольше, но скучнее.

Посмотрите на карту Евразии. Персия в то время тянется от Ганга и до Днепра. Греция - это чмо из нескольких мелких островов, Афин (деревня по сравнению с Вавилоном) и Спарты, известной тем, что спартанские войска приходят аккуратно к концу битвы. Все остальное в Греции, типа там Македонии, давно признает персидскую власть. Сам Дарий считает непокорные Афины какой-то вонючей задротой, с которой даже драться неприлично, и посылает в 492 году вместо себя Мардония дать а-фи-нянам пиздюлей, чтоб они там заткнулись.

Мордонию все на его пути лижут жопу и удивляются, что за психи там в Афинах, рыпаются на таких больших и сильных. Но удивительно: не доходя до города на букву А, поднимается сильная буря, погибают триста кораблей, две тысячи персов, Мардоний решает зря людей не тратить и уебывает в свои Пасаргады.

После этого приходят послы Дария во все элллинские государства с требованием лучше мирно "дать землю и воду", в смысле отсосать. А то придут хуже Мардония и плохо будет. Во всей Греции живут умные люди и Дарию сдаются. Только шизофреники в Афинах и тормоза в Спарте рубят головы тем послам, шлют по всему миру гонцов искать себе союзников. Понятно, что ни одно государство не впаливается, а самые подлые еще и персам настучали - тут кое-кто друзей себе ищет.

Чека не дремлет, 490 год, приходит невъебенная армия Датиса, сжигает Эретирию - мелкий афинский союзник - и вваливается в Аттику пиздить главных гандонов. Мильтиад, который раньше работал на этих персов, толкает афинянам речугу: "Братья! Вы видели что они с Милетом сделали? Вы уже встряли. Пощады не ждите. Так и так убьют. Лучше - когда убьют в бою", - и все граждане, как один, распевая песни с наездами на персов, идут в бой, нападают в удобном месте, делают вид, что отступили, в тот самый момент, когда враг в атаку пошел, обрушиваются на него изо всей силы, точнее изо всего отчаяния. Геродот пишет, 192 убитых наших и 6400 персов - врет наверное, - но что наши победили, факт.

Что касается Дария, то он к факту серьезно не отнесся. Ну побили какую-то карательную экспедицию, просто Персия еще изо всей силы не хуярила, подумал царь, и решил: как с другими врагами разберется, обязательно лично прийти и врезать. А вот что касается эллинов, так те охуели просто. Они уже к смерти готовились, а оказывается, не все потеряно нах! Построили сами себе большой памятник "Победа при Марафоне" и плясали вокруг него неделю до отбития пяток.

 

Довольно воспевать туристский быт и нравы,

пора потолковать о прелестях халявы,

О том, как хорошо поехать в незаяву

С дpузьями дней на шесть, на пять.

 

Имеется в виду, что в Персии начались какие-то внутренние разборки, к грекам отношения не имеют, но те получили передышку. На халяву, так сказать. Среди вождей демократии выдвинулся Фемистокл и разработал морскую программу. Афинам фартило: в Лаврионе случайно открыли какую-то серебряную жилу. Все средства от разработки Фемистокл уговорил не пропивать, а лучше построить на них флот. Больше чем у персов вряд ли получица, но чтоб у наших тоже был.

Тут мне почему-то вспоминается цитата из Гёте: "Есть три вида читателей. Первый - те, кто наслаждается, не рассуждая; второй - те, кто судит, не наслаждаясь; третий, срединный - те, кто судит, наслаждаясь, и наслаждается, рассуждая. Именно эти последние и воссоздают произведение заново". Так вот те, кто наслаждается, не рассуждая - это как те македонские греки, читают произведение и тут же подпадают под его власть. Есть лохи физические, а есть лохи духовные, вот такие читатели - они духовные лохи. Любители отсосать хуй. Верят всему, что написано, особенно если красиво сказано.

Те, кто судит, не наслаждаясь - это критики нах. Они не подчиняются тексту, но и не делают свой по его поводу. То есть делают, но отмазочный такой, бесцветный. Походят на Спарту - и послов Дария казнили, и флота не строили, а так, пассивно ждали, может еще и не придут с ними воевать.

А вот третьи, которые наслаждаются, рассуждая - это писатели. Они если что прочитают, то по его поводу тут же пишут - с наслаждением. Воссоздают ли они произведение? Тут я с Гёте вряд ли согласен. Произведение вообще создается в момент, когда текст соединяется с головой его читателя. Если голова похожа на дырку в жопе, то текст зомбирует и подчиняет. А если голова правда голова, то книга зовет к ответу. Так что никто дураку не виноват, если какой прогон сделал его хуесосом - значит, сам он был еще до чтения внутри себя хуесос.

Ну так вот, эти третьи Фемистокла напоминают, который строил флот.

 

Когда мне будет пятьдесят, плюс - минус,

И я пpиду к тому, с чего не сдвинусь,

И скpомненько усядусь на виду.

С десяток стpочек высекши навеки,

Я наpисую шашечки на деке,

И ключиком пpужинку заведу -

Нехай себе отсчитывает мзду.

 

Похоже, Персии было уже пятьдесят, потому что она не сдвинулась со своего желания завоевать греков: признак стареющей нации, неспособной реагировать на изменения в текущем мире. Чо это я в последнее время часто цитировать начал? А весь мир решил запихать на Абу: что не запихивается в переработанном виде, приходится в форме прямых цитат. Сслылок на авторов не делаю - а нахуй?

Был в Азии новый царь, то ли Ксеркс, то ли Ксерокс - тот хорошо готовился. ПОНТонные мосты через ГеллесПОНТ. Послы ко всем афинским союзникам с письмами на тему "А чо вы встряли-та?" Втянул на своей стороне аж Карфаген. Даже самих греческих богов, которые вещали через святилище в Дельфах, уговорил предсказывать пофстанцам поражение. Пифия вообще-то старалась прорицать направо и налево, чтоб войти в века и всех понять; в данном же случае она знала, что как правило сильный побеждает слабого, и говорила вполне уверенно: Афинам пиздец.

 

Откуда начинается pека,

Как возникает пеpвая стpока,

Когда пеpо беpет твоя pука, и пишет слово.

Тогда, когда доpога нелегка,

Когда бегут по небу облака,

Звезда меpцает в чаше pодника - ты счастлив снова.

 

Сверкнула звезда над царем Леонидом и свобода сказала свое первое слово в борьбе с тиранией нах: триста героев, Фермопильское ущелье, никто не отступил. Тогда Ксерокс впервые понял, что имеет дело с психически больными. Понял, но продолжил наступление. Был там и предатель из самих же греков, провел войска в тыл своим, не без этого.

Фивы покорились, Аргос за Ксеркса, афиняне пришли к своим богам в Дельфы и спросили: куда им спасаться. Аполлон тоже на букву А, но говорит: в такой обстановке спасайтесь на край земли и в следующее перерождение. Но те, кто любит свободу, они знают, как обращаться с богами: не уйдем из стен святилища, пока не скажете что получше. В богов, если хорошо вчитываться, обязательно найдешь надежду. Главное, не уходить из храма. Пифия нечто пробормотала про божественный Саламин и заткнулась.

Было народное собрание. Говорил кто-то, что пора бы с врагом помириться, не осилим же. Забросали того человека камнями с женой и детьми.

Ладно. Увезли людей на Саламин, персы входят в Аттику, в которой остались умирать у стен родных храмов тысяча то ли идиотов, то ли героев - не знаю как назвать. Тех идигероев - в рабство, храмы жгут и срут на алтари. У персов были специальные люди срать на чужие святыни, профессионально делали - хлоп, и весь храм обосран. Чтоб сами боги не обижались, а только греки, богам делали жертвы где-нибудь отдельно. И честно говоря, неясно, тем же ли самым богам делались жертвы-то.

Ну в общем умные люди съебали ото всех святынь и стояли в открытом море, без храмов. Корабли Эллады развернули паруса, но сами первые не рыпались - ждали, пока персы нападут, оборона легче атаки. А врагов, конечно, много - но само их множество может быть недостатком: во-первых, такую ораву в Аттике хуй прокормишь, пришлось Ксероксу первому нападать, а во-вторых, когда полезли в атаку, то сами топили своих же - когда много, бывает, что и свои своих топят. Эсхил песал так:

 

Когда же в узком месте множество

Судов скопилось, никому никто помочь

Не мог, и клювы направляли медные

Свои в своих же, весла и гребцов круша.

 

В общем, дальше у Эсхила как греки били персов по голове веслами и досками. Фемистокл в том году посетил Спарту, и ему за Саламинскую победу подарили золотую махаяну тьфу колесницу - чо-то у меня индийский на русский неадекватно переключается - триста всадников провожали его до спартанской границы.

Потом были ищо победы при Платеях и Микале, но дело решилось именно при Саламине. Геродот на битве при Микале (479 год) кончает свою "Историю". Потому что в принципе уже все было ясно, персы Элладу покинули. Те города, что предали, Фемистокл приказал щадить и принять обратно в греческий союз. Хоть предатели, а все же не варвары. Кроме сатрапов и того гавна, что Ксеркса в тыл при Фермопилах провел, всех можно понять. Что люди хотят жить и ни с кем не ругаться.

Вяло воевали еще 30 лет, до 449 года, а потом заключили Каллиев мир. Хороший мир: персы обязуются не ходить своими кораблями в Эгейское море, а греки не встревают в персидские разборки с Египтом, Кипром и прочим блять востоком. Разборки сатрапов - это дело сатрапов нах. То есть как бы и персов никто не хочет убивать - нахуй надо - и Греция независима.

Говорят, ну и что толку во всем героизме, потом этих греков римляне победили, римлян еще кто-то. Отвечаю: а ничего бы не было, если б те мальчики не сложили головы при Фермопилах. Западной цивилизации бы не было. России тоже. Прав человека, техники, христианства - ничо бы не было. Да и буддизма бы не было, после эллинов Дарий на Индию собирался. Стала бы Греция персидской провинцией, не сказала бы своего слова в культуре. А уж СРЕДНЯЯ Азия ни на какую философию не способна. До греков - три с половиной тысячи лет!!! - только драки между халифами да однообразные гимны к богине Иштар на тему, почему мы все так плохо живем. А рабы потому что.

Римляне победили не тех греков, что при Саламине. Победили греков, захотевших стать персами, завоевать Персию. Не столько эллинов, сколько македонян. Честно говоря, когда была война, македоняне греков кинули и лизали персам жопу. Ладно, Фемистокл их простил А потом - пиздык - и те покорили Элладу. Да и Персию заодно. Но скурвились. На всякую хитрую курву история знает и хуй винтом, это разговор отдельный. Слова же тех греков, что при Саламине решили сдохнуть, но не быть рабами - те слова остались навеки. Эсхил - сам там был, Софокл, Эврипид, Аристофан, Протагор - дети победителей. Охваченные ужасом и кайфом от того, что мы люди. Что мы свободные бля.

Конечно, и пидоров много развелось - Сократ, Платон, прочая сволочь. Но про них потом, в прогоне о Пелопонесской войне. Пидоры всегда прискребываются. Но после.

 

Персидская порнография

 

(Предэллинизм на Востоке)

 

Хотел про Гребенщикова отдельно и сделаю, но его прогон "Я знаю места" явно характеризует состояние Ахменидской империи перед нашествием Македонского! Прямое доказательство связанности текста с эпохой заключается в упоминании "герцогини КОЛХИДЫ". До персоф и после персоф в Колхиде были свои цари, а в Средние века она была уже Грузией; соответственно герцоги ака сатрапы Колхиды могли существовать только в описываемый период.

Шестой - четвертый века на востоке знамениты пятью вещами

1) Переселениями народов, особенно евреев.

2) Строительством ебитского количества городов

3) Пророками Исаййей и Ко.

4) Даниилом и его командой как они горели и не сгорали.

5) Запесали Экклесиаст и есть гипотеза что в то же время и сочинили, а потом пририсовали царю Соломону.

 

Разделим количество неповторяющихся строчек в Гребенщикове (10) на 5 фактов позднеперсидской истории, получим 2: количество строчек, соответствующих каждому факту.

Обратим внимание на начальные буквы строк: встречаются только "Я", "Г" и "П" ("Б" как озвученный вариант). Оставим признание "Я - Гэ и Пэ" на совесть подсознания автора. Перейдем к описанию исторического процесса.

 

Я знаю места, где в тени золотой

Бредут янычары посмертной тропой.

 

Здесь описаны переселения народов: во второй строчке прямо указано "бредут янычары". Янычары - это те, которых воровали, чтобы сделать рабами; также и персы постоянно переселяли все выебистые народы с места на место, чтобы те успокоились. "Золотая тень" и "посмертие" относяца к рецепции автора: золота на этих переселениях нихуя не заработали, больше потратили, а тень на персоф это отбросило в восприятии дальнейших потомкоф.

 

Где дом покорен, где соленый забор,

Где проповедь вишням читает прибор.

 

Это явно про политику строительства городов - согнать людей за заборы в целях лучшего управления ("где дом покорен"). Кстати все фичи типа переселение и градостроительство активно применялись у нас при Сталине - чувак использовал на всю катушку опыт восточного деспотизма. По поводу прибора, читающего проповедь вишням, мнения исследователей в моей башке расходяца: одни говорят, что это царь Дарий, превративший своих подданых в вишни во имя зороастрийского Аллаха; а другие - што это про господство товарных отношений в западных провинциях, деньги как неодушевленный прибор и всеобщий эквивалент. Имхо хрен не слаще редьки.

 

Продай мне, продай мне свой мозг,

Герцогиня Колхиды!

 

Данный текст явно пародирует Исайю: типа придите ко мне все народы. Еврейские пророки вроде диссиденты, а фсе равно проповедуют бога, похожего на персидского царя: все должны продать свои мозги такому Богу. В том числе герцогиня Колхиды Медея, которая сучка уже в ту пору готовилась уебать с руном в Македонию.

 

Я знаю места, где цветет концентрат;

Последний изгнанник, не ждущий заплат.

 

Ага бля. Ну это Даниил. Типа мы горим в огне и не сгораем, потому что сильно верны небесному царю. Концетрату царственности. И не надо заплат на Его заповеди.

 

Где розы в слезах о зеркальном ковре,

Где пляшут колонны на заднем дворе.

 

Отражен Эккклезиаст как обратная сторона эпохи. Розы в слезах. Суета сует и все суета. Построил я храм с колоннами а нахуй. Подробности в тексте Экклезиаста.

 

Продай мне, продай мне свой мозг,

Герцогиня Колхиды!

 

Впрочем, символ времени все же Исайя. Что и подтверждается повторением строфы о нем два раза.

 

Прометей.

 

У меня запланирован по культуре классической Греции только один прогон. Сидел и думал, про кого же я напишу. Вообще считается, что если кто пишет, то у него в голове есть как бы будущий читатель, называется "адресат". То есть даже если публиковать не собирается, как бы все равно природа языка - диалог. Анарх такой вытащил из головы адресата и спросил: ну чо тебе надо? Он говорит: если софисты - а чо ты про них напишешь, текстов почти не осталось, да ты и сам протагоров ученик, у тебя безо всяких греков достаточно про человека и меру всех вещей. Платон-Сократ? Ты меня ими заебал со времен трех концептов дискурса. Аристотель? Не поднимешь Аристотеля за три страницы. Про таких людей если писать, то подробно. Лучше сделай из никомаховой этики что-нибудь для Туаны. Геродот, Фукидид, Аристофан - все укладываются в прогоны по истории. Остаются трагики. Ну Софокл-Эврипид это все подражатели, ergo Эсхил. Какая лучшая фича у Эсхила? Как баба мужа убила? Да ну нахуй. Прометей. Прикованный.

Странно, "Прометей Прикованный" до нас дошел, а "Прометей Освобожденный" нет. Наверно, хуево написал Эсхил. Неубедительно. Не может быть Прометей освобожденный. В конце прогона я скажу про официальный вариант освобождения и дам пару альтернативных, - но все три варианта мне представляются какими-то липовыми. Прометей - он и мыслится как прикованный, проклинающий Зевса. Больше никак.

Смотрю в начало пьесы. Как они его вводят! Вы только посмотрите! Какой там бля был век до нашей эры? А все уже как сейчас: Сила и Власть ведут мужика Гефеста приковать диссида Прометея. Гефест знает, что Прометей мужик хороший. Хороший, но рядом с ним у скалы стоять - да нахуй надо. Если всех богов приковать, на кого бы люди молились, утешает себя кузнец, и кует своему другу цепи. Сила и Власть покрикивают типа давай, шестерка, работай.

Иногда у Гефеста совесть просыпаеца, и он шепчет узнику: "Блять, смотрю на тебя, а сердце кровью обливается". Но Власть или там сила тут же кричат: "Чо остановился? Давай-давай" Он дает.

Ну, приковали. Сила стебется: "Чо, за людей встревал? Где они? Почему за тебя не встрянут? Заступился за какое-то смертное гавно, которому лишь бы баб ебать да водку пить. Подвига они твоего не поймут, алтари будут строить только Зевсу, он сильнее. А ты будешь гнить в тюряге не за что не про что. Мы пошли".

Вертухаи уходят. Только тут Прометей открывает рот. Материт Зевса. Собираются бабы (океаниды), сочувствуют, только просят кричать потише, услышит начальство, хуже будет. Прометей рассказывает, как они с Зевсом раньше были друзья, как вместе сражались с титанами и какая сволота Юпитер. Олимпийцы хотели людей извести, а мне стало жалко, говорит зэключенный, я дал им огонь и вдохнул надежду в сердце. У кого надежда есть, того хуй изведешь.

Приходит старик Океан. В принципе, он Прометея любит и понимает. Но частично. Помирился б ты с Зевсом, Прометей, говорит старик. Что он там у тебя просит? Сказать, кто Зевса может свергнуть? Вот и скажи. Ну хочешь, я сам пойду за тебя просить? Ну ты не встаешь на колени, я сам встану на колени. Зачем подыхать, как последнему дураку?

Титан не понимает Океана даже частично. Трудно трезво мыслить, когда кандалы вонзаются в руки. "Короче, так, " - говорит, "или становись со мной рядом, или уебывай. Раз моя карма подыхать, я сдохну. Никакого мира. С жопой или в жопе".

"Лохом ты родился, лохом и помрешь", - плюет в землю Океан и уходит.

Прометей разражается новыми потоками слов перед бабьем: как он научил людей всем искусствам, построил им первый корабль и напесал первую букву. И что Зевс тоже сдохнет. Все на свете умрет, орет прикованный Прометей, и в этом мое утешение. По правде говоря, богов я ненавижу. Есть один шанс, чтобы Зевс стал вечным, я знаю как, но не скажу. Хуй ему, кричит Прометей то ли от смелости, то ли от отчаяния.

Прибегает Ио, заколдованная тем же Юпитером в бешеную корову. Она кричит: "Как ужасна судьба! Как подлы боги!" Прометей утешает: все кончается, добежишь до Египта, расколдуешься, родишь сыновей... Ио не слушает, бежит дальше с криками "Как все плохо!"

Зачем тут эта Ио для Эсхила? Показать, что Прометей - это утешение? Да ну нахуй, она не утешилась. Скорей всего, чтоб угнетенных показать. Угнетатели уже были, Власть и Сила. Ио - это как раз те, за кого Прометей впрягался. Да, они страдают, но они безумны. Титанов не слушают и не услышат. Это факт.

От этого факта наш герой в три раз больше начинает материть правительство, так что бабы все перепугались, визжат и просят: молчи родной, молчи.

Начальство считает, что это уже чересчур и посылает Гермеса. Тот говорит: "Будешь много пиздеть, свергнем в Аид. Время от времени будем вытаскивать и терзать твою печень орлом. Подумай, прежде чем на такое идти. Мало ли, что ты бессмертный. Бесконечные муки - это хуже смерти".

Прометей кроет Гермеса последними словами, по сравнению с которыми "Зевсов хуесос" смотрится комплиментом. Его-таки свергают в Аид. Конец трагедии.

 

Официальный вариант освобождения такой, что вроде и власть признала свои ошибки, и Геракл убил того орла, - так что Прометей раскололся: Зевсу не нужно ебать пустую и скользкую богиню моря Фетиду - тогда будет править вечно. Ну и его такого реабилитировали.

Полная хуйня, конечно, где это видно, чтоб власть ошибки признавала? Вот когда другая на смену ей придет, новая власть вспомнит все ошибки прежней, да еще свои туда свалит. Геракл совершенно не тянет на освободителя титанов, про Геракла уже было. Да и Прометей какой-то не такой, как у Эсхила: эсхиловский бы ни за что не раскололся.

Два альтернативных варианта:

1. Зевс женился на Фетиде, которой было предсказано, что родит сына заведомо сильней отца. Сын скользкой богини побеждает Зевса, приходит к власти, милует Прометея, возможно дает ему на Олимпе теплое место. Ну и чо походит такой жирный устроившийся Прометей на нашего прикованного? Да ну хуйня.

2. Прометей не раскололся, Зевс сам его пожалел. Такое ваапще не бывает.

 

Пелопонесская война (Фукидид)

 

Как я уже говорил, героизм у греков родился от отчаяния: они поняли, что их все равно убьют. В такой ситуации только и осталось прыгать на амбразуру - большинство смельчаков на той амбразуре загнулось, а у греков хуяк и вышло: живые остались. Из этой случайности или там закономерности родился наш мир: может плохой, может хороший, но какой есть.

Но это было в начале пятого века. А к концу его увы, мои дpузья, уж поздно было стать пилотом, балетною звездой, художником Дали. Потому что зажрались все. Передрались. Пидоров много развелось. Педерастию греки кстати заимствовали у побежденных персов. До середины пятого века частых упоминаний о пидоразах в Элладе нет. Зато в конце его они невероятно размножаются, только и разговоров что о мальчиках, и у поэтов, и у философов. Диалог Платона "Пир": Сократ долго разглагольствует, почему он не трахнул Алкивиада, хотя мог. Основная мысль диалога "Федр": ебать бабу - это земная любовь, а ебать мужика - это небесная любовь. Она приводит нас в царство светлых педерастических идей. Где возвышаются голубые лестницы, на которых верхние ступени ебут нижние и все возвышается до самого верхнего Хуя, оно же Идея блага. Ну в общем, не буду я подробно Платона пересказывать, где-то уже это делал.

Такое обилие пидоров кончается войнами. Сцепились два вида полисов: аграрные и торговые. До того у них было разделение труда: спартанцы делали оливки, афиняне продавали, но теперь каждое государство захотело не тратить время на таможни, производить и продавать само. Покоя нам нету, нам шум поездов пишет сюжеты для будущих снов. При этом много поминали, кто оскорбил какие святилища - странный мы народ, люди, не можем честно признать, что жрать охота, а все про храмы пиздим. Наполним музыкой сердца. Устроим праздники из буден.

Фукидид перечисляет три повода к войне:

1. В какой-то сраной колонии Эпидамне демократы свергли олигархов - это бывает - олигархи же, объединившись с окрестными дикарями (представляю себе: олигархи с дубинами в звериных шкурах), грабили выходящих из города демократов, иногда насилуя баб. Демократы обратились за помощью к Керкире, а раз та не помогла, то к ее конкурентам из Коринфа. Коринфяне помогли, за что на них обиделись керкиряне, которые впутали в дело Афины, а про саму колонию уже все забыли. Афиняне где-то не там поставили свои корабли и кто то не тот на них обиделся.

2. От Афин отпала Потидея, которой помог опять этот ебанный Коринф, послав туда двухтысячное войско.

3. Мегара хотела и торговать с Афинами и дружить со спартанцами одновоременно, короче была полная сучка, мол хочу и мужа и любовника и еще вон того мужика с которым другая ходит. В результате довертела жопой, что афиняне запретили ей продавать на своей территории. Мегара побежала жаловаться Спарте. С другого конца к Спарте прибежал дважды обиженный Коринф, короче дело шло к войне.

У спартанцев у самих кулаки чесались пиздец. Но даже жалобы двух городов недостаточный повод начинать войну - а вспомнили, как триста лет назад кого-то убили у жертвенника Афины, чем невозможно оскорбили всю Грецию. Причем убили предки того самого Перикла, который уже десять лет правит Афинами. Хорошо, кстати, правит: Акрополь построил и все такое прочее.

Спартанцы посылают послов с требованием изгнать Перикла, раз у него такой плохой прадедушка. Народное собрание говорит: "хуй". Спарта посылает новых послов с невъебенным количеством требований, в том числе распустить Делосский морской союз, то есть по факту сдать Спарте Элладу. Народное собрание говорит "хуй и хуй и хуй, а по ебальнику?"

Перикл форсирует начало войны, потому что под него копают в самих Афинах - на подругу Аспасию (а Перикл мужик хороший, не пидор, ебет баб, за что его демократические пидоры сильно не любят), так вот, на подругу Аспасию говорят, что она блядь; друга Анаксагора-философа обвиняют, что тот увидел на Солнце какие-то пятна, а Гелиос бог ёб твою мать. Под другого друга Фидия - хороший скульптор - ебанные демократы сначала копали, что воровал драгоценности, отпущенные на статую Афины, а потом, когда не удалось доказать, пиздели, что нарисовал на щите Афины самого Перикла наравне с богами - бля, богохульство. Фидий такой удивляется: да где там Перикл? Не рисовал нихуя подобного! Коллегия народных судей путем голосования устанавливает, что вон тот мужик сбоку - точно блять Перикл, обжалованию не подлежит. Фидий гниет в тюрьме - гениальный скульптор, никого из его обвинителей не запомнят, Фидия на две тыщи лет запомнят нах! - а Перикл осознает, что за какой жопой он жизнь потратил на защиту ебанной афинской демократии, а она породила сплошных пидорасов? Он вспоминает, как хорошо было в греко-персидские войны, и решает устроить войну, чтоб все вспомнили идеалы бля, а то распоясались.

Что такое Эллада того времени, можете себе представить по описанию войск: самая большая полевая армия у спартанского союза, 60 тысяч человек - ну допустим у каждого жена, дети, илоты: где-то 300 тысяч население получается. В Афинах армия в два раза меньше: короче вся Греция по населению не больше Томска, и когда я говорю например про морской поход, имейте в виду, что это не армия десантникоф, а это две тыщи мужиков с копьями на пятидесяти лодках поплыли драться с другими двумя тыщами мужиков. Все эти ебанные "полисы" по нашим меркам райцентры. Разборки в так называемом народном собрании - это склоки внутри деревни, где все друг друга знают. Ничего похожего на наш парламент, где за каждым депутатом какие-то невъебенные структуры. У Аристофана посредине комедии обычно выходит актер и наезжает на всех зрителей - типа у тебя жена изменяет, у тебя жопа не мытая, почитайте гришиново героя в поисках сюжета и поймете аромат аристофановской комедии.

Что же касаеца ебучей афинской демократии, то она к тому времени докатилась до известной песни:

Мы сильные, мы смелые, мы споpим и шумим,

Мы ни фига не делаем, и много говоpим!

И все идет по-пpежнему : лови, плыви, живи!

Но в нас тоска по нежному, и хочется любви.

Голубой бля любви. И никакая война не могла им помочь, зря надеялся Перикл: мужик он был хороший, а жизнь посвятил защите пидорасов.

Ладно. 431 год до нашей эры. Спартанцы вторгаются на территорию Аттики и все жгут. Афиняне, у которых круче флот, плавают вокруг Пелопонеса и тоже все жгут.

430. Все в том же духе, но в осажденных Афинах холера - почему-то народ считает виноватым Перикла, которово не выбирают в стратеги и тут же отдают под суд за растрату. Народный суд приговаривает, что бывший стратег последний ворюга и штрафует на огромную сумму - а все из-за холеры. Как может быть демос виновен в том, что все до смерти обсераюца? Начальство виновато и больше никто. Ваще-то, если холера пошла, то руки надо мыть, а не вождей под суд. Ну да хуй с ними.

 

А будет это так : заплачет ночь дискантом

И pжавый ломкий лист зацепит за луну.

И белый-белый снег падет с небес десантом,

Чтоб чеpным гоpодам пpидать голубизну.

 

Тоже из Визбора. Чо-то идет у меня Пелопонесская война под этого Визбора, сам не знаю почему.

В 429 Перикла внезапно снова избирают стратегом, но он умирает от холеры. До 427 года продолжается взаимное выжигание пустых земель (жители съебываются в крепости), 427 год страшный: от Афин пытаются отложиться Лесбос и Керкира. Лесбос сначала хотели вырезать полностью за такой прикол, потом ограничились тысячью подстрекателей. В Керкире после прибытия афинского флота город сдался, но местные демократы устроили такую резню, что я умолкаю, цитирую Фукидида:

"В течение семи дней керкиряне убивали из числа сограждан всех, казавшихся им врагами, обвиняя их в соучастии с теми, кто хотел ниспровергнуть демократию; иные, впрочем, пали жертвой личной вражды, другие убиты были должниками из-за денег, которые они были должны. Вообще смерть царила во всех видах, происходило все как обычно в такие времена и даже хуже: отец убивал сына, молящихся отрывали от алтарей и убивали на них; некоторые были замурованы в святилище Диониса и там погибли".

Я не к тому, что демократы козлы: спартанцы резали не меньше. Я к тому, что все передрались и забыли как классно было после Саламина. Когда люди дерутся, гавно из них лезет тоннами. Даже если у тех людей были очень хорошие отцы. Заметьте, прошло только 20 лет с тех пор, как заключили Калиев мир: в Пелопонесской войне участвуют дети победителей персов. Еще живы некоторые из тех, кто ребенком видел с горы Саламинскую битву.

В середине двадцатых годов Афины наступают, взяли какой-то Пилос, Киферу и половину Мегары. Втянули в драчку Сицилию. Докатились до того, что посылают послов к персам с просьбой о союзе. Спартанские послы просят мира, их посылают нахуй. В общем, все это продернуто в комедиях Аристофана, можете почитать, у него лучше написано. Афинский пипл дает антивоенным аристофановским пьесам первые места в состязаниях, а в парламенте наоборот голосует за войну до победы. Чувствуется, что полгорода пидорасов - логика девушек. Аристофан из комедии прямо в рожу им орет: "пока в правительстве пидоры, хуй победим!". Все хлопают и дальше выбирают пидоров в правительство. По городу ходит Сократ и задает идиотские вопросы. Еврипид ставит патриотические трагедии: какие Афины были в древности крутые и добрые. Какие козлы всегда были спартанцы. Культура живет.

424. Спарта берет Амфиополь - это на севере. Блокирует подвоз хлеба с Украины. Фукидида за то, что проебал Амфиополь, изгнали из Афин и он в историки подался: тогда все книги писали не на продажу а от нехуй делать, как у нас на Абе. Фукидидова история - самый подробный дошедший до нас документ о той войне, - по сути представляет собой мемуары мудака-генерала про то, как бы он все выиграл, если б его избрали вместо Перикла.

422. Главный афинский долбоеб Клеон (см. "Кожевенник" Аристофана) идет отбивать Амфиополь и погибает в битве. У спартанцев тоже убивают царя. В результате все же заключают Никиев мир с ничейным результатом: восстанавливают положение до войны. Да, в походе учавствовал злоебучий Сократ и потом при случае бил себя в грудь, что ветеран.

Радостный Аристофан пишет комедию "Мир" как хорошо спать с бабами, а не со щитом. Или на щите. Но сссссократы считают, что спать с бабами - это попса: уже упомянутый пидорас Алкивиад, первый тенор всей компании гомосексуаллистов, где и Платоша тусовался - лезет в политику и в 420 году избирается в стратеги. Он быстро доводит дело до новой бучи, в 418 году опять дерутся со спартанцами, причем неудачно. Впрочем, это быстро замяли.

Вообще говоря, представление о добреньком Сократе, учителе добродетели, которого ни за что казнили - полная туфта. Сократ фактически руководил республикой за спиной Алкивиада - тот же открыто признавал, что ученик. И как раз в правление Сократа Афины погибли. Так что сразу после поражения в Пелеопонесской войне, граждане напоили фелософа цикуткой, - и правильно сделали. Сколько людей их банда угробила, разжигая войну. Там у Платона все описано в диалогах: соберутся, напьются, попидарасятся, пофилософствуют, а потом про политику, где бы им поставить на теплых местах своих людей. Шайка-лейка бля, родной город не пожалели ради амбиций.

Именно партия Алкивиада устроила поход в Сицилию. Какого хуя им там было надо - неизвестно. Историки сочиняют чо попало про западные рынки и про нехватку земли - хуйня. Просто пидорам нужна была война. Собрали войско в целых шесть (6!!!) тысяч гоплитоф, но перед самым походом гавнецо случилось: хулиганы пририсовали сапоги статуям бога Гермеса во всех Афинах - который как раз покровитель путешествий. Началось следствие - любимое занятие афинян, смотрите комедию "Осы". Про Гермеса нихуя не узнали, зато пришел донос, что Алкивиад наряжался богиней Деметрой и танцевал в таком виде стриптиз для Сократа. Обвиняемый требовал, чтобы судили немедленно: но дела при демократии сразу не делаются. "Ах отец мой, если б судьи не сидели на собраньи, что б добыл ты нам на завтрак, нам на ужин" (Аристофан, Осы). Сицилия Сицилией, а суды судами.

Алкивиад едет в свою Италию и пару городов там покоряет. С родины внезапно приходит корабль, что улики собрали, вызывают на суд. Экспедиция лишается предводителя, потому что мы имеем дело с учеником Сократа: он не идет на суд как последний лох, а съебывается в неизвестном направлении, оставив армию на Никия и Демосфена (не того Демосфена: мало ли в Греции Демосфенов). В Афинах Алкивиада за бегство заочно приговорили к смертной казни, Сократа пока не тронули. Аристофан ставит "Облака", все ржут.

Пока хихи-хаха, спартанцы возобновляют войну под предлогом, что афиняне первые нарушили мир - предлог универсальный - и приходят в Аттику с нашим старым знакомым Алкивиадом, который внезапно выбился в начальники у СПАРТАНЦЕВ. Вот оказывается, в каком направлении скрылся. Он им и посоветовал взять Декелею, важный опорный пункт к северу от Афин, отсюда этот период называется Декелейская война.

413 год. Афиняне писают со своих Длинных стен в осаждающих спартанцев. В Сицилии разбивают нахуй сначала афинский флот, а потом и армию. Гоплитов - в каменоломни, а Никия и Демосфена казнили за неспровоцированное нападение на мирное государство Сиракузы. Ну и гавно же эти ученики Сократа. Кто напал-то? Алкивиад. Кого казнили? Никия с Демосфеном. Алкивиад насрал и скрылся.

К 411 году дело демократии швах. Персы кидают спартанцам кучу денег, те берут почти всю Грецию, кроме пары островов и Длинных стен. В Афинах стены стенами, а жрать нечего, рабы с голода бегут в Спарту. Всемирно известная сволочь Алкивиад уже поругался со спартанцами и тусуется при дворе персидского сатрапа Тиссаферна. Но продолжает интриговать за партию ссссократов, обещая организовать родному городу субсидии, если там свергнут демократию. Его друг Писссссандр прибывает в Афины и устраивает олигархический переворот, власть переходит к совету четырехсот. Те вместо спартанцев воюют с демократами, демократы бегут на остров Самос, где им сочувствует солдатня, и - бля, бля, бля! - избирают АЛКИВИАДА своим военачальником. Вот кто истинный герой эпохи. Сколько раз уже всех кинул, а до сих пор при власти.

Спарта наступает: взяли проливы и Эвбею - хлеба Афинам ввозить неоткуда. Совет четырехсот свергают и делают умеренную демократию: Собрание Пяти Тысяч. Те мирятся с Алкивиадом, и он во главе флота отбивает проливы. Демос сходит по этому пидору с ума, в 407 году его, фактически погубившего республику, венчают золотым венком и назначают гавнокомандующим.

 

В какие веpили мы веpы,

Тепеpь уж так не услыхать,

Как мы теpяли чувство меpы -

Тепеpь уж так не потеpять!

 

Песня как раз про Афины. В 406 году проиграли мелкую морскую битву - без участия Алкивиада, но обвинили главнокомандующего, со всех постов свергли, он обиделся, опять уехал из Афин. Последние оставшиеся полководцы все-таки побили спартанцев где-то возле Лесбоса - но когда вернулись домой, у демоса свернуло башню: стратегов-победителей приговорили к смертной казни неизвестно за что.

(Кстати, такое состояние все же лучше, чем:

Ты помнишь, веpили всеpьез

Во все, что ветеp пpинесет.

Тепеpь же хочется до слез,

А вот не веpится и все !

 

Последнее четверостишье - это как щас в России. Александра Македонского не светит)

Ну а чо. Все. Лисандр входит в Афины. Срывают Длинные Стены. Флот отдают спартанцам. Конец демократии. Сократа потом все-таки замочили. Но за развращение малолетних. На суде пророка из себя корчил. Пидор.

 

Александр Македонский.

 

 

Про закат демократии, расцвет педерастии и про то, как Эсхин с Демосфеном состязались, кто дороже Родину продаст, я не буду. Отчасти отражено в ДИатрибе ДИогена. Примем за свершившийся факт, што битва при Херонее состоялась, што Греция погибла и осталась одна Македония. Што македоняне тем не менее не чужды философии, Аристотель учитель наследника престола Александра. Юный принц, будучи в Афинах, видел Диогена, Мужика Которому Ничо Не Нужно, и пронесет впечатление о жителях бочек через всю жизнь.

Итак, 335 год до вашей эры: Александр на всю катушку готовица идти на персов и берет всех греков за руки, якобы чтоб не пропасть поодиночке, а на самом деле чтоб сделать Нью-Персию, куда входила бы Эллада. Когда ему взбрела в голову идея покорить мир, неизвестно. Вообще говоря, папа Филипп собирался токо отбить греческие города на побережье Малой Азии типа Милет. Те города были захвачены персами ищо в 500 году (смотри наш прогон "Греко-персидские войны") и оставались пока неосвобожденными. То есть Саша обещал довести до конца дело Фемистокла - а завершил дело Ксеркса. Создал, хоть ненадолго, мировую империю, куда входили и Восток и Запад.

334 год до РХ: Саша переходит Дарданеллы и вступает в Трою. Илион расположен где-то возле проливов, говорят, это вообще другое название Византии, Шлиман не Трою, а деревню какую-то раскопал и про Гомера напиздел. Персы полные придурки и вместо того, чтобы отступать и вести партизанскую войну как им советовали умные люди, дают генеральное сражение при Гранике - точь в точь русские в 812 году. Македонский легко их бьет и берет богатые города побережья, провозглашая повсюду автономию и демократию. В отличие от Дария он понимал, что купцов сильно зажимать не надо; кроме того, пока што фсе находились на территории бывшей Греции, население большей частью поддерживало завоевателей.

333: год состоит из одних троек; македоняне после незначительного отдыха во Фригии идут в Сирию. В городе Исс Александр оставляет больных и раненых, внезапно туда приходит Дарий и убивает греческих инвалидоф, полный беспредел даже по тогдашним понятиям. Македонский царь резко поворачивает, дерется с заведомо превосходящей толпой персов- греков как обычно выручает отчаяние: Дарий зашел им в тыл и преградил отступление домой, все поняли, что если не победа, то смерть. Враги же берегут свои жизни: уже при незначительном успехе Александра на правом фланге (при том что левый его фланг вдрызг разбит генералом Набарзаном) Азия бежит, бросая баб - в плен попадают мать, жена и две дочери Дария. Ну и гавно же этот персидский царь: как раненых резать, так храбрый, а как отступать, так родную мать продал врагам.

В принципе в этом месте Александр мог остановица; говорят, он продолжил поход из-за большой суммы гсоударственного долга (1300 талантов), но это хуйня. Очень быстро захватили Дамаск вместе с походной казной Дария - добыча существенная; кроме того, царь хоть и бросил мать и жену, но предлагал за них выкуп. Да бля если заниматься деньгами, ваще надо сидеть дома: война дело опасное для здоровья. Значит, не золота хотел, но власти. Славы. Ну чо сказать. Славу получил. Но умер в молодости.

Дарий присылает письмо с мирными предложениями; он считает, что война закончена, - Александр посылает его нахуй, написав ответ: я уже царь Азии а ты моя шестерка как гавно с царем разговариваешь? Какой там с тобой мир? Опираясь на право силы, Саша считает себя по факту императором, а Дария восставшим сатрапом. Когда-то Персы считали Элладу бунтующей провинцией - времена меняются.

Финикийцы сдаются без боя кроме Тира: весь 332 год уходит на осаду этого злоебучего города. Дарий НИХУЯ не делает для сбора нового войска, даже не ударит Александру в жопу, оставляя тирян надеяться на самих себя. Вместо этого персы продолжают слать письма с предложениями о мире, собираются платить македонянам дань и все такое прочее: греческие войска еще даже НЕ НА ИХ ТЕРРИТОРИИ. Нах блять Афины не сдавались когда от государства оставался остров Саламин и сто галер! Все персидские предложения вызывают у Александра чувство глубокого презрения смешанного с уверенностью в победе. А кинутых Дарием тирян всех продают в рабство: хотели быть рабами, так будете.

Конец 332 года - вступление в Египет, где все ненавидят персоф. Сашу объявляют сыном Амона и соответственно фараоном, он строит свою ебическую Александрию. Тут начинаются его мечты по поводу объединения Востока и Запада, породнения народов и побратимства философии с религией. Мечты пустые: завоевать это одно, а духовно покорить - совсем другое, тут даже сто Александрий ничо не решат, хотя бы и с библиотеками.

331 год. С ранней весны македоняне наступают от Египта до самого Ефрата, Дарий бежит без малейших попыток устраивать партизанские подлянки. Персия разваливается на глазах. Наконец 1 октября 331 года происходит битва при Гавгамелах, которая и решила все дело.

Точнее, решила дело еще ночь перед битвой, когда люди Александра спали, а люди Дария стояли тряслись вдруг греки придут их пиздить. Ну и как обычно, в самый интересный момент персидские воины обоссались и сделали ноги с поля битвы. Если какому царству суждено погибнуть, то во всем невезуха: и кони не в ту сторону шарахаются, и солдаты приказов не слышат. Дарий бежит на территорию собственно Персии, главный военачальник Мазей в Вавилон: Мазей сдает этот прекрасный город без боя грекам и тут же назначается Александром вавилонским сатрапом. Вот что значит вовремя переметнуться.

Тут я задумался: прогоняемый в данный момент текст - это сюжет или аллегория? Если аллегория, то надо подводить события под заранее известную мораль, например, "Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись". Если сюжет, то надо вывести героями Сашу, Дарью и тому подобных царей, и пусть они каждый разворачивают свои идеи, так ни к чему не приходя в результате. Я подумал про такое дело и решил: хуй! Ни аллегория ни сюжет, а просто ПРОГОН как отдельный жанр. Чисто пересказываю и тут же гоню. Кто бля сказал, что в произведении должен быть смысл? Кто повторяет за тем сказавшим, тех знаю, а кто бля первый сказал такую хуйню? Покажите мне иво. Мертвый наверно уже? Хватились мертвые живых. Идите нахуй.

Короче, 330: Александр почти без боя (бля! Ну когда с ним хоть кто-нибудь драца начнет?) вступает в Персеполь, где берет персидскую казну на 180 тысяч талантов. 180 раз государственный долг Македонии. Но деньги што? Бумага, говорит Искандер и наступает во глубь Персии. За пренебрежение к презренному металлу он со временем войдет в мусульманский пантеон пророкоф.

Время любви пришло. Погоня за Дарьей. Убийство последнего персидского правителя Азии персидскими же сатрапами, - чтоб царь не достался врагу живой. У них было принято: если ты царь, всю жизнь тебе будут почести, но живой врагу не достанешься.

Война на этом не кончается. Дать Атланту подножку, чтоб он упал и бросил небо тебе на плечи легко. Гораздо труднее удержать это небо на своих плечах.

Первое: заговор Филота. Западу не нравится, что Саша царь. Заговорщики хотят какую-то всеазиатскую республику или олигархию и тому подобный бред. В Персии может быть только абсолютизм, в лучшем случае просвещенный. Понятно, што всех казнят, - но ухудшаюца отношения между Александром и иво первым замом Парменионом, который к тому же хуево командовал при Иссе и Гавгамелах. Главный карбонарий Филота - сын того Пармениона. Причастность к заговору отца установить не удалось, пришлось его ... тоже убить, но тайно, а не явно.

Второе: Восстания сатрапоф. Востоку не нравится, что Саша царь нестандартный. Дело возглавляют афганцы, которые тогда назывались бактрийцы, но уже были известны как главные пофстанцы среди чурков. Афган это вам не Персия бля: три года изнуряющей партизанской войны за неплодородные горы и пустыни. Осада Самарканда. Победили, но какой ценой! Тысячи убитых. Депрессия среди начальства. Александр медленно спивается, в 328 году по пьяни убивает лучшего друга Клита; вводят обязательное целование царевых ботинок и поклоны, что бесит свободолюбивых грекоф. Философ Каллисфен уклоняеца от того, чтобы кланяться царю и кончает жизнь в тюрьме. Идеалы демократии, с которыми войну начинали, давно забыты. Саша ведет себя как азиатский правитель азиатоф.

Совершенно ебанутым предприятием в такой обстановке был индийский поход. Индия ни на кого не рыпалась, и залупаца на нее с неукрепленными тылами - полный авантюризм. Типа и я хочу в Бразилию, к далеким берегам.

А хули, как известно, в Бразилии изобилие невиданных зверей. Воины за один год устали и от войны и от всех зверей, в 326 году заявили - дальще не пойдем. Два года возвращались в Вавилон, в пустыне угробили половину войска - никакой пользы от всего индийского похода. Только что Пиррон увлекся буддизмом ("философией бритоголовых софистов"), и потом по мотивам основал в Греции школу скептиков. Подробности см. у Секста Эмпирика.

324: первый мирный год. Александр в Экбатанах. Порядка в стране нет. Десять тысяч македонян женят на персидских дефках, надеясь, что Восток и Запад, слившись в постели, сольются и в государстве. Не знаю, как там у них в постели было, а государство развалилось. Отшумели песни нашего полка.

Греков заставляют признать царя Азии богом и выдать политических преступников. Богом признают: но как олимпийцам не подчинялись, так и богу Александру не хотят - эмигрантов хуй выдали, а новоявленному богу сыпанули в вино цианистого калия. Греки следуют по стопам ихнего любимого Прометея.

В начале июня 323 года Македонский умирает, скорее всего от яда. Идет развал империи, грызня сатрапов, все друг друга кидают: это уже неинтересно.

Итоги всей авантюры заключаются в том, что Азия стала точь-в-точь теперешняя Россия: в городах живут интеллигенты, преклоняющиеся перед западной эллинской философией. Самостоятельных вавилонских философов, впрочем, неизвестно: поскольку именно преклоняются, а не развивают. Воспроизводят по принципу мартышки, а неумелые ужимки и прыжки расценивают как местное новаторство - почитайте Соловьева, сравните со Шлегелем, поймете про чо я сказал. Эллинистические интели крайне нервно реагируют на все не похожее на Запад в культуре. Ну вот примерно как у нас в Томске ТФК. Про них написана басня: а вы друзья как не садитесь все в музыканты не годитесь.

Хуй с ним с Крыловым. В деревнях вместо западной философии господствует азиатская политика. Что такое, я описывал в Поучении Хуеххотепа. Живы мы покуда - фpонтовая голь, а погибнем - pайская доpога.

Кончается все надежной реставрацией Азии в лице Магомета, - что похоже и нам светит. Конец прогона.

 

Золотой век римской психопатии

 

Первый век нашей эры считается золотым веком римской культуры, но по правде

это век эпидемии психозаболеваний. Про деятельность всякого рода сектантов

довольно написано в Евангелии Фомы; но и в официальных кругах римского

общества в ту эпоху псих на психе.

Во-первых император Август явный садист как все политики и хуй с ним.

У Тита Ливия ебаная нарциссическая психопатия проще говоря мания величия.

Беспричинные бля ожидания хорошего отношения или беспрекословного

подчинения требованиям. Токо у него мания со своей личности перелезла на

римский народ: все-то нах у него виноваты кроме римлян. Типа латиняне самые

храбрые самые честные самые умные и прочий пиздеж, а по истории наоборот

получается что римляне последние суки, как всякие победители.

Вергилий - психастеник и потому писал эпос. Поглощенность деталями в такой

степени, что цель работы теряется. Вроде цель "Энеиды" восхваление Августа,

но деталей так много, что цель не видно а только тянет спать от такой

нудной книжки с ебитским количеством гекзаметров.

Ебаный-преебаный Овидий не только пидор но еще истеричка. Как всякая

истеричка он все на свете сводит на блядки, даже календарь. В поэме "Фасты"

взялся перелагать в стихи агрономию, а все сводит на еблю. В "Метаморфозах"

описывает сотворение мира в виде разных половых извращений, точь-в-точь как

мы на ранней Абе излагали шумеров. У меня полное подозрение что раз Овидий

в книгах строит из себя суперёбыря, на деле он был пидорас из пидорасов, за

что его и сослали в Молдавию. Правильно сделали, нехуй писать порнуху.

Гораций - вонючая депрессивная сучка, сидел у себя в деревне и выл как ему

хуево жить. Заливал самовыебанные раны жизни гнилой философией Эпикура.

Тацит параноик, хотя и самый пиздатый писатель того времени. У него бля

тенденция приписывать окружающим злые намерения, поиски скрытого смысла и

угроз. Особенно он приписывает злые намерения Нерону, Клавдию, и прочим

предыдущим правителям. Токо на современных Тациту императоров Антонинов у

этого историка никаких наездов. Ссал на начальство залупаться, тоже мне

блять "пишу без гнева и пристрастия".

Лучшие представители интеллегенции вдавались от окружающей хуйни в шизофрению,

именуемую тогда стоицизмом. Все известные стоики были шизиками: Сенека,

Эпиктет и даже Марк Аврелий. Судя по сочинениям Аврелия, империей правил

кто-то вместо него. Или же император подписывался под писаниной

неизвестного нам придурка. Такой человек, который описан в "Размышлениях

Марка Аврелия", государством править не может. Он ваще ничем править не

может, потому что походит на Анарха. Ну разве Анарх может чем-то

править? С собой бы управился.

Для лучших представителей народа было характерно не шизофреническое, а

шизотипическое расстройство, а именно они видели глюки и сочиняли

религии типа митраизм, изидизм, кибеллианство, христианство и все такое

прочее. На тот исторический период было неясно чо победит и большинство

населения верило во всех богов одновременно.

Были и представители других психических меньшинств: пассивно-агрессивный

психопат Ювенал (беспричинная критика и желание устраивать споры),

расстройство в виде уклонения у Плиния, который уклонялся от бичевания

нравов современности путем написания энциклопедий про птичек,

антисоциальное расстройство личности Петрония: игнорирование интересов

окружающих, склонность ко лжи в виде написания лживых романов и стремление

получить удовольствие от наблюдения за слабостями бллижних. Плутарх -

пограничник с колебаниями в оценке и параноидными мыслями, чего только

стоит описание жизни Александра.

Что касается внутренних дебилов Апулея и Лукиана, то с ними все ясно:

дегенераты.

Таким образом, я не вижу никого нормального во всем золотом веке римской

литературы, как и в любом другом веке. Вообще говоря, я и сам ненормальный.

Во мне все психопатии слились в огромное неразделимое месиво глубоких

психических проблем, в результате чего я выпускаю Абу. А хули бы вы

думали.

 

 

Last modified 2007-11-17 01:45