Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 




Personal tools

Размышление Чжана Цзюэ о Пути Всеобщего Равенства


Автор - Анарх
Чжан Цзюэ говорил:
Сила природы заключена в инь и ян, пять лепестков обнимают друг друга, большие учения и великие принципы сами себя объясняют. Быть благонамеренным гражданином нелегко, неблагонамеренным - еще труднее, о судьбе людей, которые этого не понимают, приходится только сожалеть.
В "Хуайнань-цзы" написано: "Неясное, смутное - может быть сделано словом. Смутное, неясное - в использовании оно неистощимо". Именно это я имел в виду.
Совершенномудрые правители древности помогали слабым, останавливали сильных, покоряли варварские племена. Входили в дома больных. Вспахивали поля бедных. Подражали Яо и Шуню, выполняли заповеди Хуанди. Ничего подобного мы ныне не видим.
Все много обещают, никто не исполняет. Все много говорят, никто не следует природе. Думают, что они мягкие, когда они твердые. Думают, что они твердые, когда они мягкие. Мудрый человек сначала затаит себя, потом даст в ебальник; сначала молчит, а потом как пернет. Он делает это безо всякой определенной цели. Никто в поднебесной не понимает его мудрости, никто не знает, как его выебать. Именно поэтому вся поднебесная ебет такого мудрого человека. Это и называется Желтое Небо. Такова тоска пяти движений.
В государстве Синего Неба все хуево. Там прославляют придурков, там наказывают хороших людей. Там истощают силы народа, увеличивают силы разврата. Там пьют много, блюют мало. Это называется "беспутное движение птицы Ча".
В Синь Юй написано: "прежний совершенномудрый поднимал голову вверх и смотрел на небесные знаки, опускал голову вниз и наблюдал земные признаки, нарисовал гексаграммы цянь и кунь и этим установил нормы человеческого пути". Это о революции.

Чжан Цзюэ говорил:
Если мандат не нужен, его забирают: если небо сменилось, пора кого-нибудь отпиздить. Это высшее Дао Поднебесной, жопа четырех великих рек. Если народ забудет ритуал и долг, он оставит также пизду и хуй. Если обе половинки жопы соединяться, инь и ян вступят в великую гармонию. Если не разукрашивать колокольчики, родительская любовь восторжествует. Если запретить изобретения, вырывать уши музыкантам - сыновней почтительности не будет границ. Это великое милосердие.
Щедрость человеколюбивого не знает границ; любовь совершенного невозможно измерить. Тайны Бо-И и Шу-Ци ему известны, деяния Люй Вана для него не граница. Все доверяют ему из-за его добродетели, все почитают его благодаря чувству долга. Он не сочиняет музыки, чтобы не мешать Поднебесной, он ничего не делает, чтобы ничего не доделывать. Это полное счастье.
В "Синь юй" написано: "недеяние - это и есть деяние". А деяние - это и есть недеяние.

Чжан Цзюэ говорил:
Желтое Небо не далекое не близкое, не высокое и не низкое: если долго бить по затылку, любой его почувствует.
Конец Поднебесной - это так просто, нашлись бы люди, которые его хотят. Но никто не хочет конца Поднебесной.
В "Ши Цзи" сказано: "Если же простой деревенский человек намерен отточить свое добродетельное поведение и прославиться в обществе, то без опоры на мужа, облеченного почестями и чинами, разве он сможет передать свое имя последующим поколениям?"
Если же он найдет себе такую опору, в чем тут благородство? Древние называли это "сосать хуй богатым, лизать жопу начальству", и никто кроме Конфуция не одобрял такого поведения.
Хань Фэй цзы говорил: "Конфуцианцы своими писаниями вносят беспорядок в законы, а герои нарушают запреты военной силой". Это правильно, а теперь расплодилось много гандонов, считающих себя героями, в то время как на самом деле они конфуцианцы. Лучше совсем ничего не писать, чем писать такие книги, которые они распространили по Поднебесной. Лучше проповедовать Желтое Небо, хотя бы про него уже и были написаны многие тысячи слов, чем считать таких гандонов за своих учителей.
Если отец всех яблок начнет есть апельсины, никто ему не поверит. Если добродетельные люди из деревни будут рассказывать о своих добрых делах людям из города, никто их не поймет.
В "Фу няо фу" сказано: "Когда во множестве появляются необычные существа, начинаешь дивиться причине этого". Это о гандонах. В "Чунь цю фань-лу" написано: "В Поднебесной нет двух Путей". Это о благородных людях.
Поэтому главное в ритуале - это помыслы, главное в помыслах - это всемирная любовь, главное во всемирной любви - это равенство всех людей. Так начинается Желтое Небо.
Это конец трактата Чжан Цзюэ Хуан Тянь Цзин.
Last modified 2007-11-17 01:45