Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 




пример уголовного дела, адвокат. | рольставни для шкафа на балкон купите, ral | Металочерепиця Рівне, roto в киеве
Personal tools

Печать пророчества


Текст о Манихее. Автор - Анарх
Зиндик устало оперся о стол. Лицо его было бледным, белее простынь, которыми закрыли окна, чтобы в них не заглядывали глаза шахиншаха. Глаза царя имеют обыкновение ходить по улице. Правая рука проповедника подрагивала, и он прижимал ее к столу более послушной левой рукой.
- Отец света, - тонким, но хрипловатым голосом продолжал он, - в прежние времена посылал много пророков, чтобы возвестить истину детям тьмы. Он послал Будду на восток, Заратуштру в середину, Иисуса на Запад. Ныне же, в это последнее время перед пришествием Срадешахъязда, он явил в центре земли, в городе Ктесифоне, Печать Пророчества и сына своего Мани.
Проповедник замер, тщательно подбирая слова - большинство слушателей были нечистые миряне, много и неверующих, пришедших из любопытства, послушать запретное. Как уловить их в сети истины? Как донести до них свет Того, Кто выше всякого света? Манихей крепко сдавил непослушное запястье - до боли. Когда больно, чувствуешь себя лучше. И слова проливаются плавным потоком.
- Мани возвестил последнее пророчество, которое может освободить вас от власти зла. Спасаются те, кто не участвует в делах князя мира. Особенно в убийствах. Рожать детей - это тоже убийство, потому что рожденный обречен на смерть. Это насилие, потому что мы не спрашиваем ребенка, хочет он или нет.
- Как же тогда жить, - брови человека из толпы взмахнули вверх, - если бабы перестанут рожать, прекратится человеческий род.
- Зачем жить на земле? - проповедник выбросил руку вперед, как бы придавливая ей слушателя, - нужно жить на небе, - и он вознес пальцы к потолку, - впрочем, слабые духом могут очищать грехи, давая подаяние тем, кто не рождает и не убивает.
При этом он несколько брезгливо пошевелил мизинцем, навалившись ладонью на край стола. Женщина в первом ряду глядела на чистого восхищенно - как это он не ебется? - и топила мизинец в глазах.
Манихей продолжал.
- Самое главное, не содействовать властям, ибо мир во зле и власти мира сего служат дьяволу. Не давайте им ничего и не помогайте им ничем; когда они болеют, не лечите; когда их бьют, не заступайтесь; пусть подыхают собаки сатаны, мы не виновны в их гибели. Если можете не платить налогов, не платите; если можете уклониться от обязанностей, уклоняйтесь. Эту заповедь легко исполнить: душа человека радуется, когда начальству плохо.
Толпа прижалась друг ко другу, захваченная ненавистью, которой пылали слова зиндика. Так их, сволочей, ебанных чиновников шахиншаха, всякая мразь идет в эти поганые менты и во вшивые жрецы Зороастра. Нас наебывают, над нами издеваются, нас бьют, а эти твари во храмах говорят, что так и надо. Очень правильное учение: менты от дьявола. И шахиншахи тоже. Да нахуй если разобраться, весь мир от дьявола и некуда податься неимущему человеку. И жрать охота.

- Сегодня будем мочить главного зиндика, - Картир поглаживал собственный рукав, - думаю, что после казни Мани манихейство долго не протянет. Такие секты молниеносно распадаются после смерти основателя.
- Не скажи, - голова шахиншаха необратимо зеленела с похмелья, - христиан ромеи двести лет пиздят и никак не запиздят.
Картир подумал, что Варахрана надо спаивать дальше: тогда он будет подлинно благочестивым правителем, а то у него в башке сильно много мыслей.
- О шахиншах, когда я путешествовал к престолу Агурамазды, - по наблюдениям жреца жрецов, такое вступление раскрывало уши царя царей, - там, в сопровождении Наиблагороднейшей Девы, я видел пир у подножия золотого трона. И там стояли весы, на которых Рашну взвешивал добро и зло. Там были души праведников, достигших подножия трона за то, что они соблюдали обряды и верили в догматы. Я прошел вместе с ними в рай по мосту Чинват. Там восседала Анахита, которая сказала мне: знай, Картир, что Мани сын Ахримана, духа зла и духа смерти. Он послан смущать вселенную перед приходом Заратуштры, который очистит нечистое и омоет неумытое.
Картир сглотнул слюну, громко щелкнув языком.
- Так что знай, о царь: есть рай и есть ад, и тот, кто избрал добро, пусть попадет в рай, а тот, кто избрал зло, пусть будет низвергнут в ад. И тот, кто избрал добро и неуклонно следует по пути добра, бренное тело того человека достигнет славы и процветания, а душа его достигнет святости, той, которой достиг я, Картир, учитель учителей.
Выпалив тираду на одном дыхании, верховный жрец приступил ко главному: ниспровержению ересей.
- Ныне по всей Персии торжествует благое учение и уничтожаются злые учения. От области к области, по всей стране дела Ахурамазды и богов возвысились, и вера и магия богов получили по всей стране великое господство. Ахриман и его боги получили великий удар и мучение, и вера Ахримана и вера его богов отступила из страны и была изгнана. И брахманы, и буддисты, и евреи, и мандеи, и христиане, и ебаные зиндики были разбиты, изображения их богов разрушены, убежища их богов разрушены, свитки их учений разрушены. И от области к области многие храмы были построены и многие огни были воздвигнуты...
Тут Картир заметил, что шахиншах его не слушает, губы его время от времени прикладываются к бутылке, а глаза смотрят куда-то вдаль, туда, где воют собаки, которым Заратуштра заповедал поедать мертвых персов.

Тело Мани было избито: это хорошо, чем больше болят кости, тем меньше болит душа. Душа Мани болела с детства: он думал, что это свет вырывается наружу.
Свет бился в грудную клетку и не мог выйти. От этого там посередине было тесно.
Мани много читал и много говорил. Людям. Богам. Прежнему шахиншаху. Никто не понимал его слов. В тюрьме он вспоминал лица учеников и говорил себе: никто не понимает.
Сначала в природе было равновесие. Свет наверху и тьма внизу. Дело не в том, чтобы уничтожить тьму. Надо вернуть ее на правильное место. Внизу.
Мани растирал руки, затекшие от наручников. По волосатой ноге текла кровь. Раны почти не болели. В последнее время стали меньше бить. Наверно, готовят к казни. Хотя вряд ли будут публично. Побоятся. На самом деле они боятся.
Он так мудро продумал иерархию ангелов в своем учении. А также демонов. И смешанных духов. Это никому не интересно. Все хотели слышать, как Мани наезжает на начальство. Хотели знать, можно ли есть мясо. Какое ему дело до мяса? Мани провел десятки лет за чтением писаний, он собирал мудрость со всех концов земли, из Индии, из Египта, тратил деньги на книги. Он рассчитал систему посланников света, как Эвклид - геометрию. Каждый ангел призывает другого ангела и нет конца хороводу светил. Соединил философию греков и мистику брахманов. Это никому не нужно. Шахиншах платил за наезды на ромеев. Бедным нравилось, что богатые от дьявола. Богатые и правда от дьявола, но это не самое интересное в мире.
В мире. Похоже, он скоро уйдет из мира. Иногда Мани сам верил в свое учение: человеку свойственно верить в то, что приносит радость. А ему нравилось сочинять богов. Но смерти он боялся как любой мирянин: а значит, в нем было сомнение. Может быть, все не так. На самом деле ничего неизвестно. Раз я боюсь, значит есть сомнение, подумал он, и еще больше испугался от этой мысли.
В тюрьме Мани написал последнюю проповедь и передал на волю через стражника. Среди тюремщиков много тайных манихеев. Да и в самом дворце многие не забыли Печать Пророчества. Только побега никто не сделает, и никакая рука не просунет веревку в окно. И не убежать от этого "никогда". Ты никогда не будешь этим Мани. Ты никогда не будешь на земле.
Он написал последнюю проповедь. Земля будет объята пламенем и станет гореть 1468 лет, пока все элементы света не уйдут на небо. Материя вместе с демонами исчезнет в необъятной и бездонной пропасти. Картир полетит в бездну впереди всех чертей.
Он написал последнюю проповедь.

Приговор Мани был подписан. Внизу его стояла большая красная печать.
Last modified 2007-11-17 01:45