Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Personal tools

Записки Сертория об испанской войне



С подзаголовоком дублирующим название по-латыни: "Sertorius. Commentarii de bello hispanico. Отрывки". Автор - Анарх.

Книга I

(...) Итак, закончив описание Испании, я перехожу к причинам, по которым началась испанская война. В 620 году от основания Рима народным трибуном был избран Тиберий Семпроний Граккх; законы его общеизвестны. Захват земель богатым он пытался остановить, дать бедным надежду, дать ветеранам пропитание. Но не смог обеспечить идее промоушена и в тот же год его убили оптиматы вместе с тремястами сторонниками.
В 630 году народным трибуном стал Гай Гракх; переделы земли проводились им с большой энергией. Он же первый начал выводить колонии и предпринял грандиозное строительство, чтобы занять безработных. Это вызвало к нему большую любовь в народе: но многие граждане не хотели работать на земле, а просили бесплатных раздач еды. Тогда приняли закон о снижении цен на хлеб; было основано Агенство по переделу земель, тайное общество, задачей которого являлось все поделить.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

В 631 году Гай хотел дать права римского гражданства союзникам; из-за этого его не выбрали на 632 год. Затем после сражения на Авентинском холме отменили аграрные законы. Но Агенство разработало тайный лозунг из пяти слов, который разъедал мозги патрициев. Я знаю его, но боюсь повторить.
В 644 году началась югуртинская война. Авл Постумий, а затем Метелл не смогли добиться победы над неграмотным негритянским вождем; наши легионы, громившие карфагенян и македонцев, проигрывали битвы глупым туземцам. Тогда доблестный Марий, сам человек бедный, но великий, обещал победить Югурту, и набрал в армию союзников и пролетариев; кроме того, он разделил легион на когорты. В 650 году он написал на мешке с изюмом по-нумидийски: "Марий: кушай жопой". После этого мешок был подброшен Югурте, который сам в него запрыгнул, побежденный силой ПиАра. Однако Луций Корнелий Сулла после доставки мешка в лагерь написал на другой стороне по-латински: "Жопа: я скушаю Мария", тем самым приписав себе плоды победы.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Тем не менее в Риме состоялся триумф Гая Мария и у всех римских сучек в правом верхнем углу было написано Amo Mariam. Он шесть лет бессменно был консулом и победил тевтонов при Секстиевых Аквах. В 653 году провели закон о наделении землей и гражданством ветеранов, включая самых бедных. Однако в следующем году расправились с Сатурнином и другими известными популярами, после чего доблестный Марий отошел от политики. В республике начала набирать силу разная мразь, которая привлекла к суду Публия Рутилия Руфа.
Союзники восстали и добились для себя прав гражданства; но их не распределили по трибам. Тогда Марий и Сульпиций Руф выступили на защиту угнетенных; консулы объявили юстиций, но популяры добились его отмены. Сулла повернул римскую армию против собственного города - так начались гражданские войны. Марий бежал из Италии, собрал рабов и пролетариев, во главе огромного войска вошел в 666 году в Рим. Наши солдаты убивали сенатскую сволочь сотнями человек без суда; особенно отличились когорты рабов. Они кричали слоганы марианцев так громко, что у богатых лопались перепонки. Став консулом на 667 год, Марий был отравлен предателем Цинной, которого в 669 году убили восставшие легионеры. Тем не менее союзников распределили по трибам, таким образом окончательно уравняв в правах с римлянами.
В 670 году восстал ублюдок Сулла. О войне в Италии и самоубийстве младшего Мария я написал в записках об итальянской войне. На ноябрьские календы 671 года у Коллинских ворот войска славных популяров были разбиты. В итальянской войне выдвинулся Гней Помпей.
Сулла проскрибировал 5 тысяч человек, отпустив их рабов на свободу.
В 673 году я с двумя легионами людей и пятью легионами варваров взял крепость Нуманцию, собрав вокруг себя всякий сброд, потому что у меня болела половина черепа. Другой половиной я лихорадочно соображал, каковы же у них целевые потребности. Так началась испанская война.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Книга II. 673-674 годы.

Пий Метелл пришел к воротам Нуманции, говоря: "Продаю смерть: дешевле не бывает". Моя целевая аудитория начала сегментироваться и уебывать, - но я ударил по затылку зеленоволосого галла: это ПР-обращение имело успех в результате новизны и неожиданности, ибо классическим в данной ситуации является разбить ебальник трусливой солдатской твари.
Тогда Метелл нарисовал из тел убитых мирных жителей на меня большую карикатуру. Она лежала прямо у главных ворот и смердела на всю округу. Нос был сильно непохожий. Мы ничего не делали, ждали пока само сгниет. Когда же кости превратились в труху, Метелл пинал их и кричал: "вам Сулла приказал не гнить!" - совершенно бессмысленно.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

(...) Мы покрасили половину створок ворот в желтый, а другую в красный - для контраста. Но и это не возымело действия, пока Гариовист не придумал наиболее решительный способ покончить с Метеллом.
Я не рассказал еще про Гариовиста; этот человек много воевал против Рима, а когда узнал, что мы враги Суллы, присоединился к войску с половиной легиона варваров. Жена его была женщина злобная, как все иберки, и стреляла из лука много лучше любого мужчины. На жопе у нее было написано "Войди: две тысячи удовольствий". Вот теперь, когда я рассказал про Гариовиста, можно перейти к победе под Нуманцией.
Именно этот Гариовист предложил выставить всех иберов на стенах крепости кверху жопами: жопы у них такие грязные, что римляне быстро разбежались и таким образом была одержана первая победа.
В 674 году Сулла сложил с себя полномочия, но это хуйня: я требовал установления собственной диктатуры в целях спасения народа и осадил Новый Карфаген. Именно тогда проводили конкурс на лучшего пердуна и распускали об этом слухи по всей округе: Гариовист решил, что это эффективный способ привлечения новых иберов в войско. Кроме того раз в неделю поздравляли меня с днем рождения для облегчения полета стрел.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Я долго не мог понять, почему же варвары примкнули к восстанию - земель у них нет, они охотятся в лесах на птеродактилей, которых я так назвал потому что эти птицы похожи на летающий палец. Как то я спросил большую их толпу, когда они махали мечами и пели песни: "Какого хуя вам нужно?" Варвары хором подняли большой палец правой руки, после чего я отстал от них, молясь Зевсу, чтобы он прекратил на земле невежество.
(...)
А чтобы стены Нового Карфагена упали сами собой, мы написали на них красной краской: "Новый Карфаген - старые проблемы". Правда, поскольку надпись была видна только нашим, все проблемы обрушились на нашу голову, пришел Гней Помпей и отогнал армию свободы от Нового Карфагена. Но мы не расстраивались, а жрали апельсины: они большие, красные и на букву А.
В результате отсутствия дел все занялись разговорами: а хули толку? Я понял только, что чем больше людей, тем интереснее разговор: а чем больше разговора, тем меньше дела. Правда, говорят, бывают еще и деловые разговоры, но среди повстанцев таковые редко ведутся. Больше жалуются на жизнь да на обострение коммуникативного процесса с карателями.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Помпей никак не мог найти наш лагерь, и от скуки я начал драться с собственными собачками, хоть и любил их до полусмерти. Я бил их палками - но они перекусывали их пополам, я рисовал на песке капканы, - но они разметали их лапами, я проповедовал им секретные учения Сивиллы - но они не верили. В конце концов Гариовист сказал что так с собаками только лохи обращаются, и перестрелял их из лука: как жаль, исчезло последнее средство, с помощью которого можно было развеять скуку в этой пустынной Ла Манче.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Мои глаза то разбегались по пустыне, то смотрели в одну точку. Чтобы никто на это не обиделся, я хотел было изобрести телефон - но подумав, решил, что хотя за телефон бить не будут, зато не поймут нахуй он нужен: это еще больнее. Разве получится все поделить? Я написал на песке большими буквами: "Звонить с 10 вечера до 9 утра неприлично" и на этом успокоился от желания изобретать.
Там был еще дом посреди пустыни, вокруг которого целовались юноши и девушки. Бесполезно было задавать им вопросы: они стояли неподвижно. Я подергал девушек за края юбок: те были не мраморными, но и не тряпичными. Приказов моих в этом доме никто не слушал, пришлось срочно увести войско куда подальше.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Мы обобществили женщин; пидорасы требовали обобществить также и мужчин, но я презираю греков и потому обратил такое предложение на их собственную голову, отдав их во владение бабам - вот те натешились. И правильно. Вообще говоря, обычно считается, что с народом надо совещаться: люди будут испытывать иллюзию, что их слушают. Но с придурками совещаться нехуй и меня не ебут их глюкавые идеи. Я вообще вместо мозгового штурма предпочитаю меняться мнениями фронтально: а не хотите ли на фронт за такое мнение?
Ежи ходили и кричали: почему я больше не могу летать? Скажи мне правду, кричали ежи, но я был болен и ничего не мог ответить. Тем более с юга шел Гней Помпей и было совершенно похуй на все иголки. Хули там. Помните, что половина вашей аудитории - женщины. И два процента из них - кришнаитки.

Книга II. 675-676 годы.

В 675 году консула Марка Эмилия Лепида послали для подавления восстания этрусков, а он повернул на Рим и требовал регистрации пользователей. Пользователи сами не захотели регистрации, пришел Гней Помпей и отпиздил существующее.

АБА: все суки, мы одни хорошие.

Часть его армии во главе с Марком Перперной ушли в Испанию и присоединились к нам: но Перперна еще долго говорил вместо Помпей Побей - это простительно, ведь в наши времена фрейдизм еще не был известен.
Я выслал письма каждому солдату Лепида: почта хороша тем, что каждый жопой думает - это написали специально ему, хотя мозгами и понимает, что делали в канцелярии под копирку.
Письма были такие:

6 сертория 675 года.
Ублюдки!
Если вы решили, что тут перед вами будут махать бубнами, вы решили неправильно. Хули вы от меня хотите? Я такой же, как каждый из вас.
Вы пришли ко мне за едой: я укажу вам, где ее найти. Но из моих рук вы ничего не получите. Не надейтесь.
ПОЭТОМУ ПОДЧИНЯЙТЕСЬ МОИМ ПРИКАЗАМ: что вам еще осталось?
Спросите у тех, кто давно с нами - разве кто-то оставался без приказа и водки? Ни один человек.
Идите все за мной - и вы дойдете.
Sertorius.
P.S. Кто соблюдает приказ - у того будет квадратный осел. Соблюдайте, и узнаете, какой осел квадратный.

От 676 года у меня ничего не осталось - только вот этот пригласительный билет:

ПРИХОДИТЕ ЕБАЦА

Завтра, 6 сертория, вы можете прийти или можете не прийти на Торжественную Еблю Военнопленных, которая состоится у Камня Повешенных в 6 часов дня. С собой приносить полотенца.
Ваш военачальник.

Книга IV 677-678.

677 -
Проспект на второсортном пергаменте.

НАХУЯ МАТРОСУ АПЕЛЬСИНЫ?

Секция 1

МНОГИЕ ДУМАЮТ АПЕЛЬСИНЫ ИМ НЕ НУЖНЫ
Солдаты! Хороший пинок под жопу много лучше красноречивой речи: поэтому мы будем кратки. Тот, кто обходится только черным чаем - придурок и никогда не выберется из своих депресняков. Необходимы еще и крАсные Апельсины как источник радости. Они нужны каждому легионеру, потому что нужны каждому матросу. Война соединяет горькое и сладкое, она также соединяет сухое и мокрое. Подробности в следующей секции.

Секция 2
ХОЧЕШЬ ПРОСРАТЬСЯ? КУШАЙ ФРУКТЫ!

Настоящие солдаты отличаются от оловянных тем, что хотят жрать. А раз хотят жрать, то хотят срать. Поскольку хотят срать, то хотят и выебываться. А чем больше выебываются тем лучше воюют и превосходят врагов как сколопендры каракатиц. Сказано также древними иберскими философами: "когда жиизнь станет раком - скорми ее собакам". Именно поэтому нужно кушать больше фруктов.

Секция 3
У МАТРОСОВ НЕТ ВОПРОСОВ

Итак мы доказали нахуя Апельсины воину. Почему же особенно матросу? Если бы по небу вместо облаков летали бабы, может и не было бы войны. А вот если бы в море вместо дельфинов плавали русалки, война все равно бы была - потому что им рубили бы хвосты на ноги и так проливалась бы кровь. Сами видите: матросы более воинственны, чем жители суши. Было бы странно, если бы среди матросов мы не находили большое количество ценителей апельсинов; и там их действительно дохуя. Поэтому: хотите узнать где классные апельсины - спросите у жителей кораблей.

Секция 4
САГНУТСКИЕ АПЕЛЬСИНЫ: ПРОВЕРЕНО МОРЕМ.

Вы уже поняли, как отделять поганые огни от гнилых деревьев? Нет ничего проще. На побережье Испании больше всего матросов в Сагнуте - там и покупайте Апельсины. Наша фирма известна в Новом и Старом Карфагене, продает также и консервы для собачек. Возможны как индивидуальные, так и коллективные заказы - повзводно, поротно, побатальонно и выше. Доставка бочек с апельсинами осуществляется дружественной фирмой "Братья Карамазусы". Обращайтесь к нашим торговым представителям, адрес которых можно получить у распространителей этого проспекта.
НАХУЯ МАТРОСУ АПЕЛЬСИНЫ? А ХАВАТЬ!

Торговый дом "Февральские Буквари": ХОЛОДНО? ОТКРОЙ АЗБУКУ!

В 678 году состоялась вторая осада Нового Карфагена, о которой я буду говорить подробно. Мы начали с того, что кидали камнями в камнекидательные машины. Но они появлялись из ниоткуда, бросая в нас старыми кладбищенскими плитами, - пока мы не послали легковооруженных и те переломали все копьями. Только после этого взяли деревню, которая была расположена возле Нового Карфагена и называлась Старый Тир. Конницу же послали к морю, надеясь, что там есть пролом в стене. Там и правда был пролом, в котором стояла катапульта, и наши кони ломали ее копытами, пока пехота рыла подкоп у противоположных ворот.
По стратегическому плану конные и пешие должны были войти в город одновременно, с двух сторон, чтобы потоп соединился со степным ураганом, но с пехотинцами вышла заминка. В самый решительный момент я вывел из боя один батальон, потому что хотел испытать на них новую мазь от стрел: мне сказали, что если намазать такой хуйней грудь воина, от его кожи начнут отскакивать самые острые наконечники. Пока тех мазали, остальные легионы не входили в город, ожидая окончания опыта, а топтались возле стен, с которых им лили на голову кипящее масло. Большую часть тормознувших перестреляли как глухарей во время случки. Впрочем, обороняющие внезапно сами перемерли со страха: лучше бы с этого и начинали.
Мы вошли в Новый Карфаген, но ненадолго: мыть надо посуду, а то от грязи сама себя расколет.

Книга V 679-681
В 679 году по моему совету Спартак залез на гору Везувий и написал там на двух камнях одно и то же слово: ХУЙ. Но мне было похуй на него: во-первых, я предпочитаю другое трехбуквенное слово, АБА, а во-вторых, у меня завял букет мадридских роз из будущего города Мадрида. Это портило мой имидж: испанцам все время нужно показывать розы, иначе их будет тошнить от чая. Поражение было уже не за горами и дышало мне в лицо with sweet intoxication. Я сам не понял на каком языке сказал это sweet intoxication, но иначе дыхание поражения описать было никак нельзя.
Короче, наши отступали.
Тут я впервые задумался над эмблемой и фирменной маркой восстания, решил же выбрать прожженую телогрейку: в таких эмблемах никогда нет недостатка и в случае, если фирменное знамя будет утеряно, можно будет сделать нефирменное из любой телаги. Запасным вариантом была болотная осока, потому что походит на хуй: но ее отбросили из-за мрачных ассоциаций.
Пьяный еврей говорил, что все повторяется и мы снова строим Вавилонскую башню, только из чисел - за это я отрезал ему язык: не его дело смешивать четное с нечетным, двойка сама разберется.
Вся надежда на эту двойку.
В 681 году осадили Нуманцию. Нуманция состояла из цепочки пяти крепостей, вытянутых по дороге, и враги первоначально обрушились на первую крепость, а мы закапали коней у ее ворот, чтобы запах падали мертвых лошадей отпугивал живых. Это помогло, но ненадолго.
Я ничего не делал - только бросал валуны двумя последними катапультами в надежде что враги сами себя разобьют о стены. Но они все не разбивались, а приступили прямо к четвертой крепости, отчаявшись взять первую из-за вони. Странно, но четвертая крепость сдалась без боя: наверно потому, что начальник гарнизона ходил в шелковых трусах.
Во второй крепости стояли только колесницы: ни одного солдата без лошади. А взяли ее пехотой - кони потом пригодились возить трупы на кладбище.
Третья на самом деле состояла из двух спаренных: вторую из них помпеянцы взяли, но обожрались там бешеного хлеба, и наши легко отбили обратно. После этого третья крепость еще долго сопротивлялась, вплоть до самого конца восстания.
Когда взяли вторую, первая сражалась отчаянно - тем более в ней находился я сам. Мы даже несколько раз атаковали и били легионеров по голове большими палками. Очень скоро я понял, что обречен на поражение и никогда не стану вороной. Хули поделаешь, пришлось бежать сюда в Шотландию, а что стало с остальным моим войском, я не знаю. Если там и схватили Квинта Сертория, то не того и не за то место. Valete.

 

Last modified 2007-11-17 01:45