Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Personal tools

Тарас Бульба



Писатель был великий - Гоголь,

В трудах его я кайф ловил,

А эту муть, что я состряпал,

Блядям знакомым посвятил ,,,

 

ТАРАС БУЛЬБА

 

В нее сливалося за раз,

намного больше, чем сейчас,

Ты смог бы выпить , сынку мий!

Так старый Бульба говорил,

 

И стерва панночка твоя,

Хоть и вертлява , и нежна,

И с роду крови благородной,

Но сын мой, слишком уж хитра.

 

И мне ты верь, под старость лет,

Нам не подашь стакан воды,

И если ей не скажешь - нет,

То пропадешь из-за манды...

 

Эх , батя, только не о том,

Я снова вижу отчий дом,

Родную мать ,и с ней тебя,

Причем здесь панночка моя.

 

Ведь если молвить справедливо,

То не всегда и ты красиво ,

На свете этом поступал,

И много батя отодрал ,

 

Ты на веку девиц прекрасных,

А мне учений ты напрасных,

И так уж много подарил,

Уж лучше б батя посадил ,

 

Меня скорей за стол богатый,

И за горилкою домашней,

Базар мы будем продолжать,

А мозги хватит мне вправлять,

 

Ее люблю, и драть хочу,

Поймите , тату, а Остапу,

Я точно яйца оторву...

 

..Да, не напрасно старый Бульба,

Так сына ревностно учил,

Была полячка столь красива,

Что кто бы с ней не заводил ,

 

Знакомств иль шашней осторожных,

То добиваться своего ,

Трудов не стоило его..

Она всегда сама давала,

 

И член желанный заправляла ,

Сама в бездонное лоно ,

И после всех трудов постельных,

Ее партнеров очумелых,

 

Прислуга напрочь волокла....

А тут проклятая война.

И с самой Сечи Запорожской ,

Хохлов задиристых толпа,

 

Блистая гордыми чубами ,

И широченными штанами ,

Поляков приступом брала.

 

Из всей истории войны ,

Неискушенным взглядом видно,

Что самый опытный стратег ,

Жестокий голод, и обидно,

 

Здесь даже Марсу самому,

И я такого не хочу,

Судьбы проклятой не желаю,

Наверно в мире никому,

 

Объятий вражеской осады.

Но коль случилось, силы даст,

Пусть Бог защитникам усталым,

И пусть не дрогнет их рука,

 

(Но что-то я заговорился),

Война и в Африке война,

Мы к нашей панне возвратимся,

 

Вот снова ночь, голодный город,

Несут проклятья небеса ,

В печали гордая полячка,

Стоит у темного окна,

Рыдает сердце, видя это,

Повсюду смертная тоска,

На стенах факелы в бойницах,

Но не о том грустит она,

А просит бедная полячка ,

Скорее хуя, Бога ради,

И так взирает с высока,

Во мрак пустынного двора..

Вот бедный лях изнеможденный ,

Что еле ноги волочет,

Он ебарь верно ненадежный,

Но нет других, и он сойдет!

И убегает в глубь двора ,

За ним по лестнице слуга...

- Вельможный пан! Защиты просит,

И ждет Вас нежная княжна,

Давно уж встать она не может,

Ей помощь рыцаря нужна:

А панна между тем разделась,

Вином немного разогрелась,

В постель Холодную легла,

И тихо жалует себя,

Умело пальцем осторожным,

Но ловит слух удар тревожный,

Ее защитник без стыда,

Упал к постели не дойдя,

- Волочь, волочь его сюда!

Вот, наконец ,его втащили ,

В лицо плеснув стакан воды,

В постель беднягу повалили,

Но разве только для души,

Вам будут пошлые забавы ,

А впрочем, пусть ! Судите сами.

Мурлыча кошкой похотливой,

И извиваяся змеей,

Ласкаясь белкой суетливой ,

Или кобылой молодой,

Поднять пыталась член поникший ,

Полячка долго. И труда,

Такого б вынести смогла ,

Едва ли сытая крестьянка,

Но наша скромная товарка ,

Добилась все же своего,

И вот насилует его,

И так , и сяк, и как попало,

И час, и два не замечая,

Что даже стона, и того ,

Уже не слышно, как стекло,

Глаза у ляха вдруг застыли,

Все ж непосильны видно были ,

Бедняге адские труды...

- Воды сюда, воды, воды!

Но было поздно. Хрен с тобой!

И снова в комнате пустой ,

Сидит печальная княжна.

 

Война и в Африке война!

Но нужно Вам сказать друзья,

Что не напрасно ждет она,

Спасенье будет впереди

Мчит конь героя по степи,

Спешит казак отца предавший,

И в глупой неге пожелавший,

Утешить юную блудницу,

Чтоб калачом кормить пшеничным,

Лелеять, холить, голубить,

Ну что об этом говорить,

Не в славной битве погулять,

А он ебать спешит, ебать!

 

А что Остап? Пока оставим,

Утехи мамина сынка,

И в душу смелую заглянем,

Другого брата казака..

Ах, еб твою мать, ну как степь широка!

Не лезьте шалавы, в штаны казака,

Он многое видел, и этим богат,

Не сманит вояку, смазливая блядь.

Ах , еб твою мать, ну как степь широка!

Ковыль разметают копыта коня,

И молодец буйный на сечу спешит,

Чтоб славы добиться, иль жизнь положить.

..И шум, и крик, с кровавой бойни,

Едва ли выйдешь рассмеясь,

Или героем станешь славным,

Или умрешь не помолясь.

Затуплен был клинок булатный,

Весь вышел порох и свинец,

Упал с коня казак отважный,

И чует он - пришел пиздец!

 

Вот в город ляхи потащили,

Остапа гордого на казнь,

И свой позор уже забыли,

Толпой над раненным глумясь,

 

Костер на площади соборной,

Пускай потешит сволочей,

Остап не молит о пощаде:

А что же наш блядун - Андрей ?

 

А он , презреннейший Иуда,

Пшеничным хлебом накормил,

Полячку блядь, и как с испугу,

Ее он на пол повалил,

 

В лихом азартном поцелуе,

Затем ее тугие груди,

Руками ласково зажал ,

И между ног ее вогнал

Уж ни о чем не сожалея,

И не заботясь, не болея,

Огромный свой багровый член,

А брат тем временем горел ,

На инквизиторском кострище,

Без утешенья и молитвы.

Глаза лишь к небу вознеся,

Он звал небесного отца,

И у него просил прощенья ,

За брата - дрянь и мудака!

 

А старый Бульба, это видел,

Но что для сына сделать мог?

Он подошел к нему поближе,

- Остап ! Я здесь , И с нами Бог!

Он гаркнул всей своею глоткой,

И свой кулак с какой-то мордой,

С размаху в раз соединил,

И сквозь толпу так прорубил ,

Себе обратную дорогу,

 

Тем часом нашу " недотрогу",

Андрей в десятый раз имел,

Совсем не так как он хотел,

А так как панна пожелала,

Сама его безумно драла,

То, приседая ,то кружась ,

То, вдруг подпрыгнув, горячась,

То чуть его освобождала,

И снова адский начинала,

Безумной похоти концерт!

Ну кто такое мог стерпеть,

Из Вас приятные друзья?

Вообще конечно не беда,

Когда мы можем по простому,

Один единственный разок,

Засунул, - Вынул, и на бок..

Ведь член не ствол от баобаба ,

Смотря конечно ,что за баба..

 

И между этим подлым делом,

Вдруг шум спасительный возник,

Андрей взбодрился, как услышал,

Он сабель звон и батин крик:.

Но силы были все ж не равны,

И панна знала ремесло,

Перекрестила член усталый,

И снова ведьма за свое,

Уже постель , и та взмолилась ,

Нет силы даже заскрипеть,

И вмиг под ними развалилась,

Но проку что ? Уже терпеть ,

Андрею не было резону ,

Не слышал он ,как панне с ходу,

Отец вонзил стальной клинок,

И сына напрочь поволок ,

Из стен заебанной темницы,

Ну ,вот что братья , есть девицы,

Которых сколько не клади ,

На белоснежные кровати ,

Им мало все , Такие бляди ,

На свете этом все же есть,

И их , друзья, не переебсть !

 

Пускай простит меня писатель ,

Чей гений я опошлил тут,

Его я скромный почитатель ,

А баб ? Их все-таки ебут !

 

Примечания

 

Впервые опубликовано на сайте www.erotxt.ru. Предполагаемый автор - Павел Близнюк

Last modified 2005-04-26 09:23