Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Personal tools

Всемирная История. Древность



Впервые опубликована на сайте city.tomsk.net. Автор - Анарх.

Эпос о Ельбамеше или жизнь шумерского пидараса
Самой популярной хуйней у древних шумеров был эпос о Ельбамеше. Они его даже переводили на все иностранные языки, как то: хеттский, аккадский и древнеебипетский. В чем же заключается сюжет этого пресловутова эпоса и какая мораль из него вытекает для человека современности? Надо сказать, что ни в чом хорошем не заключается и мораль вытекает гнилая.


1
Начинается эпос с того, что боги собираются типа на ихнем Олимпе и пиздят между собой примерно как мы на чате. Основной темой пиздежа является Ельбамеш, который после того, как не оставил живой целки в своем городе Урюке, переключился на жопы древних шумеров и уже не одну порвал прямо у стен этова великова города. При этом он сука пользовался общественным положением будучи в этом сраном Урюке царем а не отнюдь не сраным бомжом между прочим. Так вот обсудили боги проблему и решили: надо найти для этого неистовово Ельбамеша такую тугую жопу, чтобы он не в коем случае не мог бы ее порвать. И поскольку такой жопы в природе не существует, то надо ее создавать искусственным способом, путем плевка на вонючую мусорную кучу.
Короче плюнула там одна богиня (имени не помню, ника тоже - мы в реале не встречались) на эту самую мусорную кучу и вылез оттуда огромный пятиэтажный амбал типа назвали Энкиду. Я хуй его знает что это значит по шумерски, видимо ихнее шумерское матершинное слово, не все же по-русски материться.
Так вот вылез этот Энкиду из матерной кучи и натурально пошел ебать всех коз возле города Урюка. И хорошо бы еще он ебал коз, но он переключился на древних шумерских коров и от них начали рождаться телята, выебывающиеся на древнем шумерском языке, что ни в какую жопу не устраивало хозяев, потому что захотите вы такого пидараса заколоть там на колбасу, а он начинает посылать тебя по-шумерски и объяснять какой ты нехороший. С одной стороны, стыдно, а с другой строны, жрать то надо.
Приходят эти самые хозяева к Ельбамешу и говорят:
- Можно ли положить конец концу шумерскова скотоводства?
И излагают ситуацию.
Ельбамеш говорит:
- Кто ни разу не ебал баб тот конечно ебет коз. А кто не разу не ебал мужиков тот конечно ебет баб.
Ибо он был пидор. И приказывает самой гнойной и потной блядине из всего Урюка пойти и соблазнить того Энкиду, чо она и сделала. Ну этому та амбалу все равно кого ебать, поебал он ее девять дней с утра до вечера по утверждению эпоса и опять по козам. А козы ему говорят: пошел нахуй, от тебя человеком воняет. Отсюда мораль: связался с бабой, на козу не лезь, они тоже свою гордость имеют.
Тогда возвращается он к этой блядине тоже забыл как звали, а она ему говорит: если хочет извратнова секса то есть в Урюке известный пидор Ельбамеш и кстати царь и может оказать протекцию.
Идет этот Энкиду в Урюк и поскольку он был очень большой амбал, то у ЕЛьбамеша моментельно встал на него хуй и полез он его насиловать потому что был грубый и древний Ельбамеш и не знал предварительных ласк. Надо сказать что Энкиду понимал дело иначе кто кого будет ебать и задвинул этому царю между глаз так, что долго и нудно они дралися это все описано в книжке а я не любитель до драк. Кончилось все тем, что как выясниловь, жопы у обоих крепкие и никто не кому засунуть не может. Так и остались друзьями, и провалились гнусные замыслы богов, поскольку скоро в Урюке не осталось невыебанным не только мужика, но и сраной курицы.
После того как они всех поебли, огатырям стало скучно, но тутнекие журналисты сообщили им, что типа в Ливане (в Ливане, а не в Израиле, нехуй тут проводить аналогии) есть такой Хуйбаба (название говорит само за себя), непонятно какогова пола. Сам всех ебет, а его никто выебать не может. Охуел Ельбамеш от такой вести и пошли они с другом к этому Хуйбабе на разборку.

2
Как они пиздили этого Хуйбабу у меня тоже нет желания описывать, потому что я не охотник до батальных сцен. Но в конце они маленько поругались в том плане, что Ельбамеш хотел поверженного монстра только отъебать, а Энкиду еще и убить, поскольку кореш его был просто пидор, а этот еще и садист. Тут Ельбамеш проявил гнилой конформизм, в смысле сказал: "Убивай, хуй с ним". Из чево потом ничо хорошего не вышло. Отсюда мораль: если друзья тебе что-нибудь советуют, прежде всего подумай, а не послать ли их нахуй.
Этот Хуйбаба был оказывается любимая зверушка такого шумерского бога Ана. Этот Ан хотя и был ананист (слово это от него и происходит и означает "такой же мудак, как этот Ан"), но иногда любил почесать этого Хуйбабу за ушами или что там у хуйбабы было, может быть и яйца. Поэтому после того как герои его зверя замочили, он послал на их город Урюк Ебесного Быка. В надежде что Бык перемочит весь город и таким образом справедливость будет восстановлена. У богов главное справедливость, а на невиноватых и так уже отъебанных жителей Урюка им в этом случае нассать.
Однако в данном конкретном случае обоссался именно этот Ан и ушел дрочить в свой небесный чертог извращенец херов. Потому что Ельбамеш с кентом замочили и того ебесного быка. А Энкиду даже закинул его хуй на небо и пиздел, что скоро они залезут на небо и самому Энлилю отрежут яйца. Энлиль - это такой самый главный и пиздец крутой бог, этот ебанный Энкиду явно был пьяный или анаши обкурился и не мог отвечать за свой базар когда говорил такие вещи. Впрочем впоследствии он за свой базар ответил, отсюда мораль: если ты напился, то спи и не выебывайся.
Однако еще до того, как Энкиду довыебывался приперлась эта сучка Инана она же Астарта и начала сука снимать мужиков и кого бы вы думали? Отнюдь не самого храброго и выебистого Энкиду несмотря на его большие способности в ебле коз, а его друга и большого начальника Ельбамеша. Мораль: бабы смотрят исключительно на должность, а героизм им похуй. Особенно который фигурирует в основном в обещаниях, типа залезу на небо и оторву яйца, ты сначала залезь и оторви.
Но надо сказать, что Ельбамеш послал эту сучку нахуй, потому что он, как мы уже указывали, был пидор. Кроме того он припомнил ей всех ее любовников, которые из-за нее встряли, например Думузи и прочих, про которых здесь долго рассказывать потому что это у же другая сказка как говорил Ганс Христиан Андерсон. Мне, говорит, не только стремно ебать твою вонючую пизду, но я и не хочу попасть из-за тебя на зону или в подземное царство как большинство твоих дружков.
Никто не замечает, что эти долбоебы лишились поддержки всех богов? У Ана убили любимова попугая, на Энллиля наехали, Астарте отказали в сексуальной привелкательности, древние шуумерские бабы на это сильно обижались. Ну типа боги-то собрались опять на чат и говорят: весь Урюк мочить будем или только Ельюамешем ограничимся? Тут правда встрял бог Шамаш как покровитель пидорасов: зачем, говорит, мочить весь Урюк или там Ельбамеша, замочим того, кто больше всех выебывался, а именно этова Энкиду. Тем более мы с ами его породили, сами и убьем. Они и проголосовали как он сказал. Отсюда мораль: у гомосеков везде своя рука, вот пидорасы нах.
Шамаш приходит к Энкиду во сне и говорит: все сука, тебе пиздец. Ты ответишь за свой базар в натуре. Энкиду просыпается и начинает ныть на весь Урюк, что впрочем все описано в книжке и нету смысла приводить. Интересно только что он там желает той бляди, которая познакомила его с Ельбамешем, чтоб у нее пизда покрылась гноем (так и написано), а значит в те времена гонорея уже была, так то, шумеры.
Ничо, говорит ему его кент Ельбамеш, когда ты сдохнешь, мы построим тебе большой памятник. Однако когда Энкида сдох, он ему памятника не потроил а загрузился на философские вопросы типа неужели и мне придет пиздец и тому подобное. И хотя ему все говорили не брать в голову хуйню, он пошел искать траву бессмертия.
Как он ее нашел, про всемирный потоп и ебучего Зиусудру это все не так интересно, но вот что примечательно: он понес эту траву всем жителям Урюка, поскольку подумал, что если он один будет вечным, то с кем тогда ебаться. А по дороге ее спиздила одна ушлая змея и стала сука вечной а ему хуй-то. Отсюда мораль: дрочить всегда лучше. И - о других позаботишься, себе ничо не достанется.

Такова первая сказка нашей цивилизации. И хотя крайне хуево, что в ней воспеваются пидорасы, однако многим древним ебантропам понравилось насчет отрывания яиц богам и бессмертия. Поэтому они дальше развивали сюжет, из чего развились паровозы, самолеты и Интернет в частности. Но об этом типа дальше.


Пирамида как граненый хуй.

Многие считают, что ебипетские фараоны строили пирамиды чтобы выебнуться и чтобы после смерти помнили. Существуют также другие предположения типа это были их подпольные храмы и тому подобное. Со своей стороны я выдвигаю альтернативную гипотезу, а именно: движимые желанием выебать всю вселенную и не в силах это сделать ввиду маленького размера ебальника, фараоны строили пирамиды в качестве неких глиняных граненых хуев, устремленных в небо. Тем бля и отличался фараон от обычного мужика, что у фараона всегда стоит, хотя бы пирамида.

Интересно проследить динамику этого дела. Первая пирамида была не только граненая, но и ребристая, и принадлежала фараону Джосеру (или Джоперу, точное чтение иероглифов до сих пор неизвестно). Строил ее врач Имхотеп и фактически она представляет собой граненый хуй в ребристом презервативе. Имхотеп как врач явно заебался лечить Джоперу триппер и построил пирамиду гандоном, чтоб тот сука всегда предохранялся и было меньше проблем ебипетским медикам. Почти не сказал педикам.

После этого размеры пирамид росли вплоть до фараона Хуфу, который угробил пол-Ебипта, чтобы построить себе самый большой хуй. Всего на три метра недопер до папаши его сын Хефрен, который зато покрыл себе залупу белой облицовкой с намеком что размер не главное в ебле.

Блядь, что можно было ожидать от человека с ебанутым именем Усеркаф? С его царствия кирпичные хуи стали в два раза меньше - со временем их вообще перестали строить. Вместо этого стали рубить в скалах гробницы, перейдя таким образом от мечты о граненом хуе к мечте о каменной пизде. Опидарасились.


Уруинимгина - великий шумерский анархист.
В Шумере тоже были разборки и революции, а не только у нас. В 2318 году до нашей эры ф государстве Лагаш случилось первое известное в истории восстание.

Объясняю бля что такое государство Лагаш. "Государство" это сильно громко сказано. Населения там меньше чем в Тимирязево. Все царство состоит из четырех деревень, в главной деревне стоят три храма богам и живет великий жрец. Самую красивую дефку из каждой деревни каждый год посвящают ебучему богу Нингирсу, поят самогонкой и голую ставят раком перед храмом. После чего ее трахает бог Нингирсу токо бля не сам а через верховного жреца. Но при всем народе. Без этого считаеца земля не будет давать урожая и вообще ебаться дело святое. После святой ебли дефка остаеца во храме, где ее продалжает иметь псевдоНингирсу во все щели много-много месяцев. Так что очень многие шумеры хотели стать верховным жрецом и так ебаться.

В 2320 году жрец Энентарзи заявил, что поскольку он бог, а фся земля божья, следовательно вся земля его, и послал своих рабов ебать шумеров в попу, забирать у них всю жрачку и что понравица. Также в летописях написано, что они "использовали скот", хуй его знает по назначению или нет.

Народ это дело некоторое время терпел, а потом тихо собрался в секретном месте и постановил, что такому богу надо по ебальнику. Вождем революции избрали одново гандона Уруинимгину, который был известен тем, что его отец Энгильса один раз вытирал яйца великому жрецу после святой ебли. Собрались большой толпой и давай орать у храма "Энентарзи больше не бог". Жрец им отвечает: "Щас я вам уебкам покажу кто бог а кто не бог", ну и вылетает из храма гвардия с большими дрючками. Происходит некоторая драчка. А хули там, гвардия может и пиздато вооруженная, но народу-то всяко больше. Пиздец избрали Уруинимгину богом Нингирсой. Старого правителя впрочем не убили.

Уруинимгина на радостях раздал толпе священные запасы самогонки, шумеры перепились вдупель пьяные и долго орали: "Да здравствует революция! Каждый год теперь такое будем делать!" "Каждый год не получица" - заметил Уруинимгина и приказал своей новой гвардии разогнать толпу мечами и криками "Работать суки, работать". Впрочем землю народу раздал обратно и ебать их любимых хрюшек временно перестали.

Кроме того новая власть провела глобальную реформу, а именно запретила двоемужество. У этих ебанных шумеров были пережитки матриархата: одна баба могла выйти замуж за двух мужиков сразу. Прикиньте, как она перед ними выебывалась? Мужики-то наверно друг ко другу ревновали, и она ими командовала на этой почве. Уруинимгина же издал невъебенный закон, по которому припесал каждую женатую бабу тольько к одному(1) шумеру, чтобы молчала и слушалась.

Лагашские мужики от таких законов охуели, и решили что им все можно. В дреновтсти когда люди хотели сделать себе праздник, нападали на соседнюю деревню и отрезали там врагам головы и жопы. На том и порешили: погрузились с песнями в боевые пироги пиздить соседнее государство Умму (размером не болше Лагаша). Кроме того, по мнению нападавших, в Умме были неправильные боги. Когда охота кого-то отпиздить, вечно боги неправильные.

Однако тамошний царь Лугальзагесси оказался покруче этого революционного лоха Уруинимгины. Он договорился с соседними царями, собрал ебитское количество войска и вломил лагашцам по первое число. Победноносные армии Уммы нахуй сожгли их главную деревню с храмами богов, а так же поебали великое количество святых жриц и просто баб. После этого какой-то друг Уруинимгины напесал такое стихотворение (дошло до потомкоф на глиняных черепках):

"Люди Уммы разрушили Лагаш и наехали на бога Нингирсу.

Бог Нингирсу очень сильный, очень страшный, скоро придет и люто отпиздит.

Уруинимгина, царь Лагаша, ни ф чем не виноват.

Люди Уммы, они первые начали, боги их покарают.

Великая богиня Нисаба отомстит охуевшим лохам.

Лугальзагесси вонючий пидор, долго жить не будет"

Нихуя себе, сами первые рыпались, а как вломимли, так они не в чем не виноваты и пусть боги всех покарают. Я гляжу за последние четыре тыщи лет нихуя в политике не изменилось. Бля Уруинимгина наверно, когда стихотворение слушал, аж прослезился от того, как там все правильно написано.

А Лугалзагесси после победы над Лагашем стал сильно крутой, ходил и всех пиздил по Шумеру. Однако на всякую хитрую жопу найдется и хуй винтом; вскоре появился мужик еще покруче. Но об этом в следующем рассказе.


Саргон - первый завоеватель.
Саргон - это греческий изврат слова Шаррум-кен, что означает "пиздец я царь". Он так называется, потому что первый в мире стал царем. Вылез он в цари из полного гавна, как он сам потом признавался: "мать моя была блядь, от кого меня родила, сама не помнит; положила меня в корзину и пустила вниз по реке, больше про нее ничо не знаю". Детдомовец был.

Подобрал его какой-то водонос, восемь лет кормил, а потом заставил вьебывать на своем огороде, так что Саргон с детства узнал почем бутылка пива. Фпрочем, он уже тогда был ушлый пацан, и в пятнадцать лет поступил к правителю Киша Урзабабе виночерпием. Известно, чем в основном занимались шумерские правители: они имели обыкновение напиваться в зеленую сиську, а потом ебать пятнадцатилетних виночерпиев.

Поработал так Саргон рукой и жопой лет пять, насмотрелся на политику и дворцовые нравы, и ему подфартило: с юга пришел известный вам Лугальзагеси и начал орать, что он щас будет ебать в попу самого Урзабабу. Ну там то да се, маленько подрались, Лугальзагеси как обычно победил и имел Урзабабу во все что хотел ночь напролет. А с утра по всему царству Киша разнеслась весть, что бывшего вождя опидарасили и он больше не авторитет.

Саргон понял, что теперь его очередь стать царем, потому что лохов на свете много, а Саргон на свете один. И пиздец он на всех оторвется за трудное детство. Дошел он до ближайшей деревни, где его никто не знал, и говорит: "Чуваки, Урзабаба больше не крутой. Давайте отделимся и сделаем свое царство, я фполне могу стать правителем, потому что тусовался при дворце и не такое дерьмо как все вы". Те поверили и сделали новое государство Аккад во главе с этим Саргоном, который как раз тогда придумал себе такое имя. Как его звали до этого никому неизвестно, бля кто напоминал Саргону про трудную молодость долго не жил.

Став вождем он активно собирал себе команду, потому что решил покорить весь мир и ни пиздой меньше. Только это могло загладить все унижения, которые он перенес с малолетства как сын подзаборной шумерской бляди. Надо сказать, что недовольного жрецами народа ф Шумере было дохуя, вспомните только историю с Уруинимгиной. Пофсеместно жрецы медленно охуевали, ебали кого не надо, не ебали кого надо; люди по углам шептались что нахуя такие боги и были правы.

Саргон разослал по всем городам листофку: "Я Саргон крутой пацан отныне буду править вместо всех богоф справедливо. Пшеницу - пахарям, водку - алкашам, жриц - народу. Дадим каждому мужику по четыре бабы а каждой бабе хуй в жопу". Листофка возымела невъебенное действие, пипл массово стекался к Саргону в его войско и фсему верил. Кроме того, они придумали в то время составные луки. Чо такое, я не знаю, но лучше обыкновенного лука.

С большой толпой охуевших шумероф и стреляя из лукоф Саргон шустро завоевал полстраны и подошел к городу Умме, где жил считавшийся до него самым крутым Лугальзагеси. При этом он отчасти вспомнил, что являеца в буквальном смысле сукиным сыном и гнойным пидором, и ему стало совестно убивать таково авторитета. Не сомневаясь, что победит, он послал к вождю Уммы предложение, что бля давай мы тебя оставим живым а ты даешь мне ебать твою дочку, сидишь тут в Умме и не рыпаешься. Кто в Шумере самый крутой фсем уже ясно и ты вряд ли сможешь это изменить.

Однако Лугальзагеси ответил: "Никогда не отдам дочку бывшему пидорасу!", причем сказал это при всем войске. Если б он это говорил наедине, ему может и простили бы, а так победили нахуй и провели через медные ворота в городе Аккаде раком. Что с ним сделали после этого, летописи умалчивают.

Конечно, как вы все понимаете, никаких баб и водки шумерским мужикам после всех революций не досталось. Наоборот, вместо старых вождей, - которые суки, но все же свои, - Саргон посадил в каждую деревню по чиновнику, подчиненному лично ему. И ебать их начали со страшной силой гораздо больше, чем до войны. Так окончательно сформировалось государство в Древнем Шумере.

А мира Саргон так и не завоевал. Мир оказался гораздо больше болот вокруг Ефрата. Как жаль.


Третья династия Ура и пиздец шумерского коммунизма.
(2111-2003)

Краткое описание событий в Шумере после Саргона неутешительно: детки его страну проебали, развели распиздяйство, коррупцию, открыли границу варварам и в конце концов просрали шумерскую родину каким-то то-ли гутеям то ли пиздеям. Те, впрочем, сильно ничему не мешали, а только брали охуительно много дани.

Но и это напрягало народ, он поднялся на восстание во главе с неким Утухенгалем, сыном вялильщика рыбы. Этот Утухенгаль потом стал царем и явно не скурвился, что следует хотя бы из того, что при осмотре канала на него случайно обрушилась глыба земли. Прочие шумерские цари добросовесно пили трудовую кровь, и на них ничо не обрушивалось, а для этого явно какой-то добрый человек постарался. Потому что такого коммунизма, который хотел Утухенгаль, начальникам было не надо. Они назначили царем своего друга Ур-Намму и установили другой коммунизм.

Хочу заметить, что история повторяется. Все уже было четыре тысячи лет назад. И коммунизм тоже. Так вот, первым делом отменили частную собственность, никаких договоров о купле-продаже от данной эпохи неизвестно. Население поделили на две групппы: начальников и заключенных, причем у заключенных бабы были общие - хотя вряд ли у них было время ебаться :-) Насчет начальников ничо не знаю, скорее всего тоже не было семей.

Заключенных (гурушей) в основном делали не из преступников, а угоняли из окрестных районов, типа там Сирия-Персия. Таким образом, эти места тоже как бы входили в Шумер, но была дифференциация областей: метрополия поставляла кадры для начальников, а колонии - для зэков.

Зэки были разбиты по бригадам, и получали по полтора литра ячменного зерна на рыло - независимо от того, молодой он или старый, больной или здоровый, худой или толстый: равенство. Въебывали все каждый день от рассвета до заката без выходных. Токо бабы не работали, когда у них течка, но зато и получали 0.75 литроф ячменя. Баба, конечно, ест меньше, чем мужик, но я сомневаюсь, что в два раза. Кроме того, у женщин на иждивении находились маленькие дети, которых они были обязаны кормить, пока те не работают. Отсюда следует, что шумерские зэчки наверняка подрабатывали проституцией, а которая ноги не раздвигала, долго не жила. И что у них была сильно тяжелая жизнь.

Чтоб никто особо не выделялся, периодически меняли всем работу: например, раньше были ткачихи, теперь пойдете баржи по Ефрату таскать; раньше были живописцы - теперь ящики грузят. Качество работы при этом было прехуевое, никто же бля не специалист. Наверняка рабы при первой возможности упорно халявили, бригадиры ихние туфтили как могли. И стопудово воровали все начальники, как обычно при такой системе.

Чтоп всю хуйню пресечь, создали невъебенную систему контроля. Блядь 80 процентов всех документов на шумерском языке - крейзовые отчеты этой самой третьей династии Ура (почему третья, скажу ниже). Каждая выдача хотя бы кружки пива сторожу сопровождалась двумя печатями: Хранителя Кружки и Ока Царя над Хранителем Кружки. Они там зря еще не придумали разрешения на еблю за подписью Начальника Ебли и Ока Царя над Начальником Ебли.

Каждый год песали ебитское море отчетов по бригадам, по районам, по областям и тому подобное, ну хули вам объяснять, вы все жили при плановой экономике. Практически все население центральных областей работало где-нибудь в системе учета и кантроля. Доходило до того, что рабы поле выполют, а за ними идут две бригады проверяющих: одна проверяет поле вдоль, другая поперек, взаимоконтроль крест накрест или до чего доходит государство. Так что, как и Ленин, Ур-Намму прекрасно понимал, что социализм - это учет.

Провели ищо культурную революцию: установили, кто из богов самый главный, а также место других богов относительно друг друга, вышестоящие боги и нижестоящие. Раньше-то богам поклонялись как попало, в каждом городе свои, отсюда возникали дискуссии, какая религия правильная, в основном кончавшиеся мордобоем. Теперь прекратили это дело, потому что единое государство. Кроме того, записали былины о Гильгамеше, а то про него много подозрительного пели, - чтоб был правильный Гильгамеш с двумя печатями.

Кодифицировали все другие мифы, а неправильные мифы позапрещали, да и кто бы их бля рассказывал? Рабам некогда думать, потому что работают с утра до вечера, а начальникам некогда думать, потому что проверяют с утра до вечера. Короче, все счастливы. Старые свитки сжигали всем народом, так что про шумерскую культуру до этого периода ничо достоверного не известно. Даже историю начали переписывать: сочинили к теперешней династии Ура еще две древних, типа и раньше все было как сейчас, просто разные Саргоны помешали. А теперь восстановлена божественная справедливость.

Ну и как вы думаете, сколько такой строй продержался? Правильно, примерно семьдесят лет. Не ну сначала все было хорошо, войны кончились, население растет, построили дохуя новых каналов. Но первые же бля амореи разрушили всю систему как карточный домик.

Амореи пришли с запада, откуда точно неизвестно. На западе их по всей видимости кто-то отпиздил, и они решили, что на востоке лохов больше. Не ошиблись. Кстати, они в Библии упоминаются, мы потихоньку подходим к библейским временам, вот-вот родится Авраам в этом самом Уре Халдейском. А пока что амореи пришли к Берлинской Стене. Хули вы думаете, если шумеры коммунисты, у них Стены не было? Была, большая, через всю границу, рабов впускать, никого не выпускать. Токо не бывает стен без дырок, и в 2025 году до нашей эры кочевники просочились в Царство Справедливости и Свет Очей Богини Инанны, короче в Большой Концлагерь. И что тут бля началось!

Зэки сбегали из лагерей бригадами, резали-убивали фсех начальников кого находили, с детьми и женами. Амореи грабили и жгли чо могли, никакого государствва не делали, а просто ебли всех баб и мочили всех мужикоф. У этих ебанных коммунистов весь хлеб был сосредоточен на складах в нескольких городах: возьмут варвары такой город - пиздец во всей округе нету хлеба. Бюрократическая машина продолжает работать, хлеб у себя дома не едят, везут на склад. А на складе злоебучие варвары.

Царь Ибби Суэн срочно вернулся из похода на персоф, а в Уре не только воевать нечем - жрать нихуя нет. Послал верного человека Ишби-Эрру в нетронутые районы с приказом собрать хлеб для столицу. Ишби-Эрра хлеб собрал в городе Иссин, пишет царю песьмо: "Тут все лодки сожгли амореи, шли корабли - привезу еду". Царь пишет ответ: "Какие бля лодки, вези как хочешь, у нас нихуя нет". Эрра такой подумал: "Чо бля за царь, у которого нихуя нет? У меня вот хлеб есть, я всяко круче". И объявил себя Царем Шумера и Аккада.

Так же сделали и многие правители отдаленных городов, а окрестные селения им присягали: хули там, хоть паршивый, но царь. Много лучше охуевших зэков и придурков-варваров.

В общем, страна распалась. Кочевники маленько пограбили и стали пахать землю, фтягиваться в культуру и подчиняться новым получившимся государствам. На Ибби-Суэна персы сделали специальный поход: уж сильно он их достал, когда был Генеральным секретарем. Увели его в цепях в свой город Аншан, и больше о последнем царе Третьей Династии Ура ничо неизвестно.

Так пал шумерский коммунизм.


Поучение Хуеххотепа о ебле в жопу
(2008 до н.э.)

1. Сын мой, раба твоего в жопу его еби нещадно. Ибо чем больше ебешь его, тем больше он покоряется тебе.

2. Сын мой, если фараоном будет женщина, и захочет в жопу ебать тебя, то фараону не сопротивляйся. Будешь сопротивляться, свяжут тебя, и последний раб фараона все равно будет в жопу ебать тебя.

3. Сын мой, если фараоном будет мужчина, и захочет в жопу ебать тебя, то помни, что многие через это стали начальниками областей.

4. Сын мой, когда ты дрочишь, мой залупу свою, чтобы не болеть тебе и не говорить: "вот пришли дни, в которых нет удовольствия мне". А еще лучше не дрочи, а достань блядь себе и в жопу выеби ее.

5. Сын мой, если рабыня твоя будет молоть зерно, и ты захочешь в жопу выебать ее, желанию своему не сопротивляйся. Охуительно смотрится жопа рабыни твоей, когда она сидит на карачках и думает: "Вот-вот придет господин мой, чтобы выебать меня".

6. Сын мой, если жена друга твоего, знатного человека, такого же как ты, пройдет мимо тебя, и будет жопой вилять при ходьбе ее - знай, сын мой, что тебе надо обязательно выебать ее.

7. Сын мой, когда друг твой, знатный человек, такой же как ты, застигнет тебя с женой своей, скорее всего рассердится друг твой. А если рассердится, то соберет рабов своих и отпиздит тебя, ляжки твои раздвинет и будет в жопу ебать тебя - и ты не сопротивляйся. Трудно противиться неизбежному, и мудрый человек так не делает. Утешайся этим, когда будет болеть жопа твоя.

8. Сын мой, когда будешь покупать рабыню себе, пощупай обязательно жопу ее. Раздень догола ее, обследуй и сиськи ее, загляни в рот и подергай зубы ее, засунь палец в ухо ее. Ибо хуй его знает, зачем она может пригодиться тебе.

9. Сын мой, когда в армию пошлют тебя, старайся быть поближе к кухне, подальше от битвы, маленький мой. Ибо свиснет стрела и прекратится жизнь твоя, отстанешь от своих и варвары в плен возьмут тебя, и долго, долго будут в жопу ебать тебя.

10. Сын мой, если в дальнем гарнизоне врачом поставят тебя, соглашайся на эту работу, это лучше, чем драться с чурками тебе. И если пошлют тебя лечить женщину, то раком ставь ее и в жопу еби ее, от всех болезней излечится она. А если пошлют лечить мужчину, то заумной речью еби мозги ему, по крайней мере заплатит он тебе.

11. Сын мой, если жрецом поставят тебя, молитвы не нужно учить тебе. Раздень рабыню твою, самую толстую твою, и заставь ее жопой вилять при всех прихожанах твоих. И прихожане твои будут довольны тобой, и боги не осудят тебя. Ибо о головах богинь известно многое, а о жопах их нигде не написано, скорее всего не хватает задниц у них. Потому мир так плох, сын мой, что боги не могут ебать богинь в жопы их.

12. Сын мой, если судьей назначат тебя, не разбирай дел их, не смотри кто виноват, на хуя это тебе. Лучше еби в жопу жен всех подсудимых твоих, и по жопам их решай все дела свои.

13. Сын мой, если не дай Осирис строить пирамиду пошлют тебя, не стой под стрелой сын мой, умоляю тебя. Выучи технику безопасности и напоминай начальнику о ней, чтобы не работать тебе. А если расписывать гробницу пошлют тебя, нарисуй жопу там, все равно ничего другого рисовать не умеешь ты.

14. Сын мой, когда будешь ебать жопу женщины ты, еби ее спереди, ибо там видна пизда ее и будет интереснее тебе.

15. Сын мой, ну что ты стоишь тут и чешешь жопу свою? Иди работай, заебался уже поучать тебя старый отец твой.


Куда исчезла Хараппа.

Еще до брахманоф в Индии была цивилизация, токо называлась "культура Харраппы". Просуществовав тысячу лет, она внезапно исчезла около 2000 года до нашей эры. Куда она нахуй делась, имееца много теорий, типа изменились русла рек или пришли злобные кришнаиты и всех поебали. Есть ряд альтернативных теорий, например что харрапанцы изобрели минуя плавку железа сразу ядерную бомбу и друг друга перебомбили.
Раз альтернативные теории есть, я не буду выдвигать типа еще альтернативнее, а откровенно скажу: во всем виноват ихний трехголовый бог. Три глаза у буддийских богоф еще куда не шло, но три носа и шесть губ - это непонятно народу.
Люди еще поймут одноголового бога, как в Египте. Што ему надо жрать и срать и ч\што он такой же как мы. Если его похвалить и полизать иво божественный зад, может чо подарит.
Люди не поймут бога, у которого дохуя голоф, как у Авалокитешвары, но хотя бы его забояца и не будут приставать. Ибо дохуя голов - это практически Бог Без Головы (не путать со всадником). Когда головы нет, непонятно куда плевать и чем будут жраца жертвы.
Бога с тремя головами абсолютно никто не поймет. Он нечто промежуточное между одноголовым и многоголовым: непонятно, зачем нужен. Такому сайту не будет промоушена. Что мы имеем на примере этой Хараппы: понастроили много, а исчезло в полсотни лет. Истерическая неизбежность. Хотите долго жить, планируйте богоф правильно.


Законы Хамурапи
После падения третьей династии Ура Шумеро-Аккад переживал период некоторого бардака, в процессе которого сменился литературный язык с шумерского на аккадский, - видимо потому, что большинство населения теперь составили бывшие зэки, а фсе они были семиты. Аккадский язык сильно походит на еврейский, токо длиннее и ф конце каждого существительного любят добавлять УМ: авилум, мушкенум и тому подобное. Так что кто хочет говорить по вавилонски, смело говорите на иврите, токо добавляйте ум: например на иврите мужик будет иш, а на вавилонском? Правильно, ишум. А множественное число так и будет ишим в обоих языках. Евреи от них и произошли, почитайте Библию. Пошли Абрам с Лотом из Ура Халдейского искать себе на жопу счастья. По дороге потеряли ум, так возник еврейский язык.

Каснувшись языка как основы культуры, можно смело перейти к законам Хаммурапи. До 1795 года, когда он воцарился, история Месопотамии ничего интересного не представляет: война, война и война. Все друг друга усердно мочили, - Хаммурапи оказался хитрее прочих и объединил страну, победиф остальных. Столицей сделал город Вавилон и даже сочинил миф про бога Мардука, как он отпиздил всех прежних богов следовательно теперь Вавилон главный город, а не как раньше Урюк всякий. Миф называется "Энума элиш" и по нему обычно изучают вавилонский язык в учебниках. Честно говоря, шумерский я тоже учил, но нихуя, кроме дебильной фразы "Гильгамеш лугаль Урук э Инанна муду, Инанна ма ме галь, ти тумма лулу" не запомнил. Фраза переводица: "Гильгамеш царь Урука построил храм Инанне, Инанна большая пизда приносит жизнь фсем существам" (искаж.шумерск.). По вавилонски же вообще не помню ни строки, хоть убейте, даже ни одной молитвы. Из клинописи помню что боги звездочкой рисуюца, Фрейд увидел бы в ней пизду, но я не Фрейд.

Дык вот про Хаммурапи. Он больше прославился не тем, что страну объединил - это фигня, через сто лет по новой распалась - а тем, что написал законы на большой глинянной стелле издалека напоминающей залупу. Вообще законы песались в Месопотамии и до него, но именно кодекс Хаммурапи почему-то стал основой судопроизводства вплоть до Саши Македонского, о котором еще будет речь.

Честно говоря, это не кодекс, а одно название. Вавилоняне еще жили в условиях относительной анархии, и законов на все случаи жизни у них не было. Судили по обычаям и как судья скажет. Государство издавало законы только по поводу тех вещей, в которые хотело вмешаться.

Зато если вмешивалось, то делало это сердито: в некоторых законах даже предписаны цены и тарифы зарплаты. На само деле согласно документам фсе это один хуй колебалось в соотвествии с предложением и спросом по Маршаллу, но типа в законе царь свое мнение высказал. Какая цена справедливая. Патаму что справедливость вечна, как написано в Прологе к Законам Хамураппи.

Сам кодекс составлен так же, как делали в третью династию Ура: пролог, основная часть и, вы правильно догадались, эпилог бля. В прологе тем не менее заявлено, что хотя царственность раньше переходила из города в город, теперь она навеки остается в Вавилоне. В соотвествии с мифом о Мардуке. И правильно кстати Хамураппи все предсказал, действительно Вавилон остался на ближайшие две тыщи лет столицей, а что мусульмане потом построили Багдад, так это совсем другая вера. Они замочили того Мардука и поставили Аллаха на его место.

Кроме того, в прологе записана цель законов: "Дабы сильный не притеснял слабого, дабы сироте и вдове оказываема была справедливость". Кароче, царь всехний защитник.

Законы сложены в кучу без порядка, именно потому, что не собирались предусматривать все случаи жизни. Полное впечатление, что и в обществе у них была каша. Люди делятся на: рабов, свободных и чиновников. Но потом оказывается, что у рабов дохуя прав, "чиновником" считается даже какой-нибудь арендатор царской земли, земля обрабытывается не рабами, а всякими разными типа крепостными и частично наемными батраками. То есть рабовладением судя по кодексу не пахнет. Типичный феодализм с признаками капиталистического разложения.

Разложение невъебенное. Полное впечатление, что все в Вавилоне друг другу должны, половина кодекса посвящена всяким ростовщикам, процентам, ловле кредиторов и тому подобной хуйне. Проценты у ростовщиков невозможные и дико сложно вычисляются, видимо для большей наебки занимающих. Доходит до 30-40 годовых - охуеть можно.

Конкретно Хамурапи явно борется с долговым рабством и отчасти пытается всех уравновесить: рабам прибавить прав от свободных, а свободных пообламывать чтоб не сильно выебывались.

Особенно он прижимает свободных баб. За супружескую неверность женщину убивают, мужчину нет. За убийство мужа самое страшное наказание - сажание на кол без возможности выкупа. Типа не хотела хуя живого будет тебе березовый. Ф то же время мужик может ебать сколько угодно рабынь, а также завести вторую жену из свободных, если "первая плохо себя ведет", ну там говорит сильно много или не по теме и так далее. Бабу, идущую по улице без мужика, если она не блядь со справкой, можно хватать и насиловать: раз вышла на улицу, значит хочет ебаться с первым встречным. Порядочные женщины дома сидят. Расцвет патриархата. Дело Уруинимгины продолжаеца.

Во всех случаях кроме убийства мужа употребляется прицип "глаз за глаз", который похоже разработал сам Хамураппи. Если кто поставил другому синяк под глаз, то ф суде ставят такой же синяк виноватому строго под тот же глаз. Если кому отрубили руку, режут ту же руку отрубившему. Справедливость бля.

Проводили нах и следствие. Причем насчет улик никто не беспокоился, Шерлока Холмса в Вавилоне взяли бы токо гавно качать. Было два следственных эксперимента: во-первых, бросали в речку связанным, и если кто тонул, то значит иво забрал Бог Реки. Некторые подозреваемые все же выплывали, тех заставляли клясться богам, что нихуя не виноваты. Если после этого на месте не разрубало молнией, то ладно, отпускали. Между прочим, при всеобщей вере в богов многих ложно клянущихся вполне мог хватить инфаркт от диктата подсознания. Я думаю, что и бросание в речку было чем-то вроде детектора лжи. Кто был уверен в своей правоте наверняка выплывал. Обратите внимание, как сильна была в древности мораль: даже в суде всем верили на слово.

В эпилоге всем нарушителям хамурапийских законоф обещаются многообразные пиздюли. Больше я ничо в эпилоге не обнаружил, внимательно перечитав его три раза. Нахуй только и время тратил.

Так что вот. Таковы старовавилонские законы. Они значительно пережили само царство, которое было разрушено в 1595 году доблестными хеттами, о чем еще будет.


Вавилон: два поворота колеса
(2600-600 до н.э)

 

Я уже песал о пяти лепестках как одном большом цикле в мировой истории. Однако как в каждом звене у-син более подробное учение различает еще некий маленький у-син, в развитии каждой нации могут существовать и мелкие циклы, подобные большому всеисторическому. Могут не существовать, это зависит от гибкости национальной идеи. Жесткая национальная идея, такая как в Египте, предполагает поступательное развитие; фпрочем, конец один. Расмотрим цивилизации обоих типов на только что прошедших перед нашими глазами примерах Месопотамии и Египта.

Центральную идею вавилонской нации я бы определелил как "поиск справедливости". Вавилоняние были одержимы равенством и искали его во всем. Главный герой этой культуры - Гильгамеш, который ищет бессмертия не потому, что хочет чего-то добиться, как искал бы человек Запада, и не потому, что хочет от чего-то уйти, как искал бы человек Востока. И не потому, что ему жалко умирающих, как искал бы руский человек. А единственно потому, что это несправедливо: люди умирают, а боги нет. Найдя бессмертие, он тащит его в свой город Урук, чтобы было у всех.

Отсюда у них принцип "зуб за зуб" в законодательстве, отсюда у них бесконечное нытье в религиозных гимнах, отсюда у них все.

Бытие нации на мой взгляд определяется именно живучестью ее идеи. Язык на протяжении двух тысяч лет у вавилонян менялся три раза: шумерский, потом акккадский, потом арамейский. Государств возникало и гибло ебитское множество. А нация оставалась все та же, пока идея не иссякла.

В поисках справедливости они совершили два оборота Пятеричного Колеса.

Начало достоверной истории Шумера, времена Уруинимгины - это типичная феодальная радробленность, смуты в городах и тому подобное. Предшествовал ли этому этатистский этап? Вполне возможно, хотя бы уже потому, что с 2500 года мы имеем унифицированную письменность по всему Шумеру. Если бы письменность создавалась в стране политически раздробленной, безусловно были бы местные отличия.

Период Шаррумкена весьма напоминает капитализм своим культом личной инициативы. Если скульптура мини-средневековья большей частью представляет собой человека, молящегося богам с улыбкой тихого идиота, то при Саргоне доминирует изображение царя, попирающего своих врагов. В своих надписях Саргониды также превозносили себя почти без ссылок на существующие редигиозные институты. От их времен осталось также много документов о продаже-покупке земель, свидетельствующих о высоком развитии частной собственности.

Кутии и ряд правителей при них типа Гудеа, да и сам Утухенгаль - это явный период временного социализма с социальной демагогией и раздачей жрачки народу. Социлизм неустойчив и долго не продолжался.

Третья династия Ура - это типичный этатизм. Именно вавилоняне с их неуемной жаждой справедливости довели этот строй до логического абсурда. В Египте хоть не докатывались до полной уравниловки, в результате чего гораздо дольше продержались. Хотя конец у всякого этатизма один - новый поворот колеса.

Хамураппи - новый распад общества на личности, причем личности, которые ДОЛЖНЫ друг другу. То есть строй структурно соотвествует античности с ее идеей личной отвественности и личного рабства. Герой эпохи - Мардук, убивающий старых коммунистических богов, потому что они поступали несправедливо.

Вслед за Старовавилонским царством наступает новый период длительной раздробленности и федеративных отношений, структурно соотвествующий феодализму. Хетты как нация предельно федеральная как нельзя лучше служат духу времени.

Далее утверждается староассирийское царство с его засильем купцов и культура опять начинает разительно напоминать капиталистическую. В это время переиздается миф о Гильгамеше, где его поискам справедливости придается индвидуалистический характер.

Распад староассирийского царства и господство амореев - новый возврат к феодальной раздробленности.

Новоасирийское царство - возрождение этатизма на новом витке. Многоукладная экономика предыдущего периода трансформируется в полуплановую, основанную на эксплуатации больших групп государственных рабов. Ограбление колоний путем прямых набегов и неполноправной торговли, свойственное капиталистической Старой Ассирии, переходит в чисто коммунистическую экспансию - захват не рынков, а территрий, приобретение не денег, а рабов. Культура, впрочем, находится в полном кризисе, поскольку силы нации иссякли. Евреи, расселенные по всем частям империи как раз в это время создают вершины своей литературы, а победители-ассирийцы - исключительно канцелярские бумаги.

Падение Ниневии в 612 году означает конец Вавилона. Прозябание изъеденного жидами и долгами царства Навуходоносора - чистой воды агония, похожая на современную нам агонию России. Очень быстро для ближневосточного исторического времени в Вавилон входят персы с новой, зороастрийской национальной идеей - и все начинается заново.

 

Египет: прямой как Нил.
(3000-300 до н.э)

Национальную идею Египта я бы определил как постоянство. Причем это не постоянство квадрата, как в Китае, а упорство линии. Квадрат замкнут сам на себя, его активность направлена во внутрь на самоподдержку. Линия разомкнута, и ее экспансия идет на утверждение постоянства вовне. Поэтому Китай - Восток, а Египет - Запад и семя, из которого выросла вся Европа.

Египтянин уверен, что жизнь идет вперед, но не вверх, как думает житель горной Европы, а горизонтально вперед, примерно как Нил течет по пустыне. Власть, но не экспансия. Агрессия, но не прогресс. Отсюда ровные грани пирамид, отсюда религия, главный мотив которой заупокойный культ как вечное продолжение ВСЕ ТОЙ ЖЕ жизни и после смерти (в загробном царстве не меняется социальный статус), отсюда три главных жанра в литературе: поучение как передача линии в голову потомка; автобиография как воспоминание о течении линии в прошлом и сказка о путешествии, чаще всего о возвращении домой. Движение в египтской сказке не круговое, а последовательное, - хотя герой и возвращается в Египет, поддерживая постоянство, он никогда не проходит одно место дважды и двигается с определенной целью, от не-Египта к Египту. Это совсем не хаотический путь евреев Торы по пустыне вокруг Палестины, Истины, изложенной в букве Закона. Еврейская литература наследует многие формы литературы египетской, но вкладывает в них совсем иное национальное содержание.

Социальная история Египта - прямая линия, которая приходит в истощение как и вавилонская спираль, - только чуть медленнее, поскольку фигура более устойчива.

Уже в Древнем Царстве (3000-2200) мы видим законченный этатизм. Подавляющее большинство населения - государственные рабы (хемуу нисут). Каждый год их собирают на смотры, на которых распределяют по профессиям и колхозам (перджетам). В отличие от Вавилона до идиотизма не доходили, специальность часто не меняли. Обычно юноше назначали профессию отца, учитывая, что он мог нахвататься знаний о ней в детстве, и потом уже всю жизнь не переделывали. Ну иногда старых и больных могли перебросить на легкую работу, бля там из грузчиков в дворники.

Помимо постоянного труда в перджетах были еще так называемые "царские работы", которые в Египте считались большой жопой. Кормили там мало, работали там много. Народ от них отмазывался как мог. Как правило, это подразумевало постройку какой-нибудь пирамиды или рытье очередной канавы. Люди предпочитали колхоз. Колхозом руководил какой-нибудь представитель элиты и кормился за его счет, но рабы не в коем случае не считались его собственностью. Государство всегда могло забрать и перебросить, что оно с успехом и делало. Были, конечно, и частные рабы, но мало. Была даже частная торговля, но в основном фсякими там драгоценными камешками. То есть в Египте допускались элементы и других способов производства - рабовладельческого и капиталистического, такие вещи на самом деле только повышают устойчивость основной системы.

Пример Египта показывает, что если нет вмешательства извне, коммунизм может держаться тысячелетиями. Когда не делают больших глупостей, как шумеры, от варваров отбиться в состоянии. Система зарюхалась только когда столкнулась с цивилизованными противниками: ассирийцами, потом персами. И когда иссякли силы нации поддерживать египетскую прямую.

Главный минус заключался в том, что наука нихуя не развивалась, государство неизбежно насаждает во всем канон. Но для разумного развития науки имелся особый элемент системы, а именно периодический распад государства, так называемые переходные периоды. Серьезные прорывы в науке происходили как раз в эпохи временного распада, восстаний, варваров и прочей неизбежной в таких случаях хуйни.

Так, в 1 переходный период (2200 - 2000) изобрели бронзу и отвесный плуг.

В эпоху Среднего Царства, последовавшую с 2000 года, начали заниматься фсяким хозрасчетом как у нас при Брежневе: если раньше колхозники работали бригадами, то теперь закрепляли за каждым мужиком отдельный участок на всю жизнь, спрашивали с него за урожай, давали премии отличившимся и делали социалистическое соревнование. Почитать разные документы той эпохи - ничего принципиально отличного от наших 70-ых годов нету. Борьба со спекуляцией и за дисциплину труда. Колхозник Амонопхат самый первый собрал урожай. Превратим Файюмскую пустыню в цветущий сад. Копай, товарищ, копай. И тому подобное.

Дело кончилось вторым переходным периодом, который многими воспринимался как катастрофа. Зато типа насосов придумали, а до того воду ведрами таскали на фсе поля. Прямо из Нила на горы, охуеть можно.

Новое царство (1650-1050) было третьим и последним этапом развития этатизма, примерно то же, что наступило бы у нас, если п остался Андропов. Система пытается компенсировать свою несостоятельность за счет внешней агрессии. Идет военизация страны, 10 процентов юношей забирается в армию (в Среднем Царстве - один процент). Каждый год война. Присоединяют к Египту фактически только Эфиопию, а мелкие вожди Сирии-Палестины ставятся в разные формы полузависимости, чтоб их можно было завоевывать бесконечно. Ближний Восток на пятьсот лет вообще превращается в поле битвы между сверхдержавами хеттов, египтян и ассирийцев. Именно в этой обстановке перманентной войны возникает еврейская культура и еврейское государство, лавирующее между Египтом и Ассирией.

Новая военная аристократия, выдвинувшаяся в походах, быстро вступает в конфликт со старой жреческой. Внутренняя история состоит из непрерывных разборок между ними.

Да, я про политэлиту египетскую еще не рассказывал. На смотры их не гоняли, а вместо этого учили в школе, потом ставили куда-нить руководить обычно по родственным связям. В должности могли и повысить и понизить, могли вообще в колхозники послать, понятие карьеры было. Дети ихние в школе учились читать на пословицах типа "Кто хорошо учица тот мало работает". У знати еще были развиты всякие связи друг с дружкой типа кто там земляки из одного города или кто кому родня, - если фараон их сильно заебывал, они вполне могли устроить дворцовый переворот, чо регулярно и делали. Поэтому царь их боялся и старался между собой ругать.

К новому царству такая ситуация фараоноф достала и они выдвигали на все посты людей без связей, из народа, как правило отличившихся где-нибудь на войне. Происходили активные разборки с периодичесикм перевесом то на стороне жрецоф, то на стороне военных. Ф ходе конфликтоф один раз пытались ввести единобожие, поклонение новому богу Атону - единственно с целью подорвать жреческий авторитет в народе. Жрецы на это развернулись так, что подорвали авторитет самого фарона, проводившего реформу, так что и имя его поминать запретили. А народу по большому счету было похуй и на богов и на начальников, кто там у них главный. Кто бы ни был, пахать-сеять не будет, раба заставит.

Ну и все. Где-то к 1000 году силы нации истощились, завоевали их сначала ассирийцы, потом ливийцы, потом персы, потом греки. При греках уже ни хрена от египетской цивилизации не осталось. Вошли в орбиту новой культуры, эллинистической бля.


Аполлон - бог гавна.
Самый гавенный из греческих богов был Аполлон. Он был типа админа: ходил и пиздил всех кто из людей флудит, материца и ваще неординарные личности. Еще в децтве он убил зверюгу Пифона токо за то, что тот был дракон. Ну и хули, твое какое дело, он дракон, ты не дракон, чо бля за расизм? Нет же, надо прилететь, убить, потом выебываться на всю Грецию, построить себе в Дельфах храм и посадить там какую-то сучку народу мозги ебать предсказаниями.

Бля и какое его дело было до Ота и Эфиальта? От и Эфиальт - это греческие Гильгамеш и Энкиду, они собирались поставить все священные горы друг на друга, залезть по ним на небо и выебать Афродиту. Афродита, судя по мифам, сама не прочь была с кем угодно поебаца, и если бы боги ее отпустили, наверняка дала бы и Оту, и Эфиальту, и большой толпе Эфиальтов, а потом бы орала что мало и еще ебите. Нахуй вместо того, чтобы отдать землю крестьянам, а хуи блядям, убивать таких храбрых мужикоф?

Он поступил как последнее гавно и по поводу Марсия. Когда читаю про этово Марсия, сердце обливаеца кровью: похожий мужик как я. Подобрал на свалке выброшенную богиней Афиной флейту, на которой богиня сроду не играла, а так пизду дрочила, и придумал, что в нее дудеть можно. Послушал, какой звук получаеца и пришел к выводу что он пездатый музыкант гораздо круче всех админов тьфу богов. И зделал альтернативу без админоф: вызвал Аполлона на состязание. Аполлон, конечно, на кифаре играл еще хуевей чем Марсий на флейте, но он был бог, а Марсий кто. Короче, присудили победу Аполлону, а с истинного музыканта живьем содрали кожу. И никто не заступился. Шел я как-то по Тверской, меня ебнули доской. Вот лежу и охаю, а прохожим похую.

И много всякого прочего гавна сотворил этот пиздопротивный Аполлон. Ницше напесал потом про него рассказ: "Музыка Вагнера или Аполлон засранец". При чем там музыка Вагнера хуй его знает, а основной тезис такой: "Аполлон - хуевый бог, а Дионис пиздатый". Истинные буддисты идут, конечно, дальше, и выдвигают альтернативный тезис: "Аполлон - хуевый бог, а Дионис еще хуевее". Но про Диониса после.


Гермес Триждыпездатый.
Блядь, люблю Гермеса. Он бог всех чаттеров, ф смысле болтунов, и когда был в Ебипте, напесал классные прогоны, за что иво там прозвали Тот Гермес Трисмегист. Ф смысле Тот Самый Гермес Триждыпездатый, Который Клево Гонит. Нах если он мне чо с Олимпа пришлет, обязательно опубликую на Абе.

Гермес внутренне понимал, что боги эксплуатируют трудовой народ и выражал социальный протест тем, што пиздил все чо плохо лежит. В этом отношении он был умнее Прометея, который ходил собирал подписи и подъебывал людей на восстание. Прометея в результате токо отпиздили и он не хуя не добился. Как написано в частушке: мой миленок демократ, он читает самиздат. И ебет меня подпольно, хорошо, но очень больно. Или про то же самое у Максима Горького: "Безумству храбрых поем мы Амбу".

Воровать - оптимальная форма социальново протеста: и протест есть, и вещь в хозяйстве пригодица. Я особенно угораю, как он наебал гавнюка Аполлона, которому не место среди богоф.

Гермес токо родился, и еще сосал титьку у матери Майи (обана, как у Будды маму звали), а уже решил, что Аполлона надо наебать. Когда мама заснула, он выпрыгнул из пеленок и спиздил у Аполлона священных коров. При этом замотал им ноги тряпками, чтоб следов не оставляли, а ф пещеру куда прятал заводил вперед жопой: чтоб по следами было видно как будто коровы не входили, а выходили. И полетел к Майе, забрался в пеленки, типа я сплю.

Аполлон долго искал, но хуй нашел. Почесав божественный затылок, он решил, что из богов кроме Гермеса на такое никто не способен. Прилетает где жила эта Майя и давай орать, сука ребенка разбудил: "Нехуй пиздить моих коров!". Трисмегист такой вылез из пеленок, и отвечает: "Да чо ты дядя. Я ищо маленький, ходить не умею, пиздить тем более. На мосту стоит прохожий, на ебену мать похожий: а откуда бля мне знать кто такой ебена мать?" Аполлон отвечает: "Ты мне мозги не еби, пошли к Зевсу на разборку". Зевс такой с перепоя глаза продирает, чо там бля за воровство? Ладно, говорит, отдай коров, мне в лом вас разбирать. Лучше п достали для начальника бутылку амброзии на опохмел, а то с делами приперлись.

Аполлон был мудило еще то, ему было похуй на зевсову амброзию, он полетел с Гермесом смотреть где коровы. И фсю дорогу бил его в затылок и приговаривал: "Нехуй пиздить моих коров! Нехуй пиздить моих коров!". Ну как прилетели, пока хозяин с коровами обнимался, щупал их за сиськи и кричал : "Корофки мои корофки!", Гермес достал из кармана губную гармошку и давай наяривать. Аполлон оторвался от буренкиных жоп и на месте обоссался от такой музыки. Он-то и на кифаре круче звуков сломанного унитаза сроду ничо не производил. Сильно восхищенный Аполлон подарил Гермесу фсех коров и понял какого человека он безвинно травил как админ, подвергая жестокой цензуре. Ну и все, дети, так Гермес коровами обзовелся, а хули вы думали, в конце сказки ебаца будут? Кого я его ебать заставлю, коров что ли? Да ну нахуй. Блядь, люблю Гермеса.


Вонючий клитор Диониса или как размонажаюца боги
Дионис был ублюдок хуже Аполлона, недаром он родился из жопы Зевса. Что из бедра, это вставили позднейшие адаптаторы мифов для маленьких детей. Жалко его в детстве не прибил безумный Атамант. Гермес во всех отношениях бог прикольный, но тут он ошибся в людях, когда встрял за Диониса против Адаманта.

То, что под псевдонимом "Дионис" работала наркоманка и лесбиянка, вне всякого сомнения. Она называла себя мужским именем чисто из лесбиянского выебона типа она мужик. Основная деятельность Дионисины заключалась в том, что оно призывало баб бросать мужей, и, обкурившись гашиша, устраивать в лесах лесбиянские оргии. Если находились нормальные бабы типа дочери Миния, которые послали Вакху на хуй с ее лесбиянством и сидели работали пока другие лизали клиторы и дырки жоп, то сучка Диониска превращала их в летучих мышей. Я не говорю про праведного царя Ликурга, который хотел построить гетеросексуализм в отдельно взятом царстве. Чо с ним сделали, всякий может почитать у Еврипида.

Оно сделало и другую подлянку, а именно привело Гефеста на Олимп. Гефеста непроебанная Гера скинула с Олимпа за то, что он хромой родился (пить меньше надо перед еблей, дети уродами рождаца не будут) Мальчик вырос большой м сделал маме кресло, в которое сесть можно, а встать обратно нельзя. К тому же кресло разводило Гере ляжки и все боги видели ее пизду, даже которым не положено. Тогда Диониска опоила Гефеста бормотухой да и наверняка сосала хуй, после чего пьяного и влюбленного привела его на Олимп, поскоку только он мог расковать кресло, которое сам сделал. А без того он никак не шел. Гефест был мужик хоть куда и хороший специалист в металлургии, а против баб и водки морально неустойчив. На том и ебут нашего брата, а то бы мы давно раскидали весь ихний Олимп.

У него единственный плюс, что оно косвенно поддерживало Мидаса, а Мидас был великий диссид. Бля один раз Пан с Аполоном состязались кто круче музыку играет - судя по мифам, Аполошка так хуево играл, что всех постоянно вызывал на состязание. Если кто нормально играет, нахуй ему это доказывать? Так вот, победу, конечно, присудили опять Аполлону, хули там у него главнее должность. И токо один присутствовавший там Мидас встал и сказал: "Не могу бля молчать! Гавно ты а не музыкант. И подсиралы все, кто это отрицает" За такой наезд Аполлон вытянул Мидасу уши в ослиные, чтоб тот лучше слышал музыку, - а убивать его не стал, боялся общественного мнения.

Дииониска сильно не любила Аполлона, даже Ницше это заметил. Токо она не говорила ему прямо в лицо типа ебанная ты Аполлон пидорасина, а делала мелкие подлянки как все бабы. Как узнала, что Мидас с ним тоже поругался, прибегает и говорит: хочешь спонсорскую помощь? Мидас отвечает: дык йопыть. Ой бля, ну проси чо хочешь. А хули там, Мидас был наш торчок, разве он чо полезное попросит? Сделай, говорит, чтобы все, к чему я прикасаюсь, превращалось в золото. Ему чисто по приколу это было, сам чуть потом не умер от голода, хули там, еда тоже в золото превращалась. Ну короче Диониска потом с него заклинание сняла, а я думаю, что он над ней так издевался. Типа нахуя мне твоя ебанная помощь, я и сам себе Мидас. И правильно делал. Почитал я мифологию, кроме Гермеса и Гефеста нормальных богов не вижу. Но Гефест лох, а Гермес все время жопой трясет перед начальством. Ну и гадюшник у них там на Олимпе.


Нарцисс - победитель желаний.
Ищо мне нравица Нарцисс, Афродита же полная сучка. Нарцисс был греческим буддийским монахом: посылал всех баб нахуй. Баб вообще чем больше посылаешь, тем больше они любят, с Нарциссом такая же история - ходили табуном и жаловались своей Афродите. Особенно дефка по имени Эхо: сама была дура дурой, токо и могла, что повторять за мужиками их слова, а туда же, подавай ей Нарцисса.
Афродита встряла по жалобам баб и зделала, что Нарцисс влюбился в свое отражение в воде. А дрочить на него не мог: по воде все время ходили мутные круги, было плохо видно. Поскольку зеркал еще не было, Нарцисс испытывал адские муки и ф конце концов умер от инфракта. Но превратился в прекрасный цветок, как великий йог и герой садханы.

А эта дура Эхо нихуя не поумнела. Даже хуже, стала бисексуалкой и теперь за бабами тоже все повторяет. Своего ума-то нет.


Пандора: все беды от баб.
Когда Прометей научил людей огню, Зевс решил, что добром это не кончица. Что он сделал с Прометеем, я расскажу, когда дойду до Эсхила, а что он сделал с людьми, фсе мы видим каждый день вокруг.

У Прометея был брат Эпиметей, тоже диссид, но не сильно вредный. Пока Прометей по тюрьмам, по ссылкам, по психушкам, брат сидел дома и сторожил ящик, ф котором хранились все беды человечества. Прометей всякий раз, как уходил страдать за народ, говорил: "Эпя, не бери подарков от Зевса. Враги бля не дремлют и точут ножи на детей свободы, готовя нам одни подлянки". Братан такой при этом клялся: да ебанный в рот. Да не в жизнь. Минометчик дай мне мину я ее в пизду задвину. Если вдруг война начнеца Зефс на мине подорвеца.

Но богоф много, а диссидентоф мало. Боги подумали: раз на испуг Эпю не возьмешь, придеца на бабу брать. И сделали супербабу, назвали Пандора, переводица "наделенная всеми дарами". Ф смысле письками и сиськами. Языком способным ебать мозги и жопы. И тому подобными сомнительными достоинствами.

Пандора эта приперлась к Эпиметею и давай приставать типа люблю без памяти. Зефс шлет иму эмейл: бери бабу, дарю на память. Как пособие брату реабилитированного. Эпя просверлил Пандоре мозги с помощью мыслечитателя, титановские шпионы подарили как борцам за права. Нихуя подлого в мозгах у Пандоры не нашел, на уме у нее сплошная порнография. Ладно, думает Эпя, порнуха это интересно. Ну и давай с Пандорой ебаца. А поскольку она наделенная всеми дарами, еблись трое суток с утра до вечера, и ф конце он отрубился, заснув без памяти. Засыпая, он проговорил растрескавшимися от поцелуеф губами: "Не открывай вон тот ящик".

Очевидно, он не разбирался в бабах. Надо было сказать: "Открой вон тот ящик пока я буду спать я очень тебя прошу" - тогда бы ни за что не открыла. Топнула бы ногой и сказала сам открывай я чо нанималась ящики открывать. Говорил любишь когда ебался а теперь ящики открывай. Ничо такого не произошло к несчастью для челоечества. Как токо любовник заснул, Пандора сразу рожу в ящик посмотреть чо там такое запрещенное. Все беды выскочили и ходят теперь по земле. На дне ящика осталась одна надежда. А нам и надежды не осталось.

Эпиметей еще дешево отделался. Пятьдесят данаид вообще прирезали своих пятьдесят мужей в первую брачную ночь. Так что, дети, прислушайтесь к опыту тысячилетий: дрочить гораздо лучше чем ебаца. Кто не знает где скачать нормальной порнухи, напешите мне письмо.

 

Персей и внутренний кризис древнегреческой геронтофилии.
Когда читаешь про Персея, полное впечатление, что Греция того времени охвачена геронтофильством в смысле старушкоебием.

Начинаеца с того, что Полидект хочет ебать Данаю, которая гнилая старуха, полжизни прожила в подземелье куда ее заключил педофил-отец и где ее выебал человекофил Зефс. Нахуй для богов с людьми ебаца такое же извращение как для нас с кошками. Данае уже лет шестьдесят и к тому времени она имеет взрослого сына Персея, которого посылают на ликвидацию Горгоны Медузы, чтобы он не мешал жаркой любви. По тому, как Персей встревал против любви Полидекта, очевидно, что и сам он ебал свою престарелую мамочку - иначе какое его в жопу было дело, с кем она спит?

Дальше Персей идет почему-то не к горгоне, а к трем старухам грайям, у которых на троих остался один зуб и один глаз. Нахуй было пиздить этот глаз и заставлять старух по очереди отсасывать? Тебя послали на Горгону иди мочи Горгону, нет надо насиловать по дороге каждую аппетитную бабушку.

Медузы были уродины еще покруче грай, у них не токо один зуб на троих, у них была одна пизда на троих и одна жопа на троих, как жили загадка науки. Зная это, Гермес категорически советовал Персею не смотреть на них ни секунды. Потому что иначе Персей бы влюбился и остался на этом острове навеки лизать у горгон между пальцеф ног. Токо благодаря Гермесу дело и прокатило.

На базе Андромеды геронтофилия Песея приходит в кризис, обусловленный тем, что он ее увидел связанной. Ибо в нем проснулся невъебенный садизм и он представил, как такая малолетка будет иво женой, как ее классно каждый день привязывать к скале и орать "Я морской дракон и пиздец тебя съем". Какие у нее при этом будут перепуганные глаза и наверно она будет обсираться со страха. Для такого удовольствия Персец ее завоевал у чудовища, Финея и героеф Эфиопии. Когда извращенцы чего-то хочут, им море по колено. Даже море крови.


Сизиф.
Сизиф - мой любимый герой изо всей мифологии, даже больше Гермеса. Хочу всю жизнь прожить как он: во первых он два раза наебал бога смерти, во второй раз даже вернулся живой из царства мертвых. А во-вторых, он выпросил себе клевое наказание: катить на гору камень и никогда не докатывать. Если кто бля закатил на гору камень, то ему уже неинтересно делаеца.

И внук у него Белерофонт тоже классный парень. Он много страдал, от того что отказался ебаца с Антеййей - и правильно, нехуй с бабами ебаца, как уже было изложено на базе мифа о Пандоре. Его послали из-за этова отказа убить Химеру - и убил, не обоссался. В процессе борьбы оседлал коня поэзии Пегаса и таким образом стал духовным отцом всех гонщиков. А Сизиф тогда духовный прадедушка всех гонщикоф, знай наших.

Кончил Белерофонт хорошо: полетел на Пегасе в Олимп отомстить Зефсу за все наши страдания. Зефс на него конечно наслал шизофрению, хороших людей уже тогда на психу сплавляли. Но фсе равно наверно испугался, что Белерофонт его свергнет.

Так что вся семья хорошая, нехуй Гомеру на них пиздеть. Если тебе выбили глаз базилевсы за то, что ты хуево отсасывал, то нехуй писать гавенные поэмы и наезжать на истинных героеф. Про Гомера отдельно напешу, не буду рассказ о Сизифе портить таким пидорасом.


Фаэтон как первый космонавт.
Первым человеком, совершившим космический полет, был Фаэтон. Случилось это так: в древности Сонце вращалось вокруг земли, а не наоборот, это потом из вредности повернул Коперник. Кроме того, оно еще не было раскаленным шаром, как сочинил Джордано Бруно, а иво возил бог Гелиос на своей летающей тарелке. Бля когда Бруно зделал из Солнца раскаленный шар, все человечество на него обиделось и зделало из самого Бруно пылающий факел. Но было поздно.

Так вот этот Гелиос имел на земле родню, а именно Фаэтона. Фаэтон был ищо молодой пацан, хули там, подростковый возраст, и сильно выебывался, что у него папа бог. Но никто не верил. Как-то раз он прибежал к матери, многократно выебанный в попу чисто пацанами, и заплакал: "Мама, мне сказали, что мальчики должны отвечать за базар, и нахуй ты мне напиздела типа у меня папа бог а я не могу этово доказать" Мать его Климена говорит: "Бля! Иди пожалуйся на них папе Гелиосу, он возит по небу Сонце и покажет им гефестову маму".

Фаэтон приходит к Гелиосу и типа Будды говорит такое стихотворение:

- Килька плавает в томате,

Ей в томате хорошо.

Только я, ебена матерь,

Смысла в жизни не нашел

А Гелиос говорит ему такое стихотворение:

- Я не знаю как у вас,

А у нас в Японии

Три врача в пизду глядели,

Нихуя не поняли

- Короче, - говорит папа Гелиос, - я не въехал какого хуя тебе надо.

- Мама сказала что ты мой отец, токо пятнадцать лет не платил алименты. Мальчики должны отвечать за базар, а хули ты не отвечаешь за свой базар, что ты мой отец? Дай мне твердые доказательства, чтобы я мог ответить обижающим меня.

-Еб твою мать Климену,клянусь всеми Буддами и Бодхисаттвами, что сделаю тебе чо ни попросишь в счет уплаты алиментоф за пятнадцать лет.

- Обана! Отвечаешь?

-Блядь буду.

-Ха, дай мне прокатица по небу в твоей летающей тарелке вместе с Солнцем.

-Да ты чо, охуел? Меня десять лет учили ф школе и пять лет в университете, как управлять летающими тарелками а ты бля кто такой? Ты же солнце на землю скинешь и всем пиздец наступит.

-А хули там. Я не понял, ты отвечаешь за базар или нет?

Ну ладно, показал Гелиос Фаэтону пару рычагов управления и тот полетел типа греческого Гагарина. Токо перед Гагариным были собачки Жучка и Сучка, а перед Фаэтоном были хуевая видимость и злоебучие погодные условия. Так что он быстро сбился с курса, и Солнце начало падать на землю. В это время евреи вместе с Иисусом Навиным дралися с какими-то хананеями и боялись что под покровом ночи хананеи останутся недопизженными. Ф сердцах Навин сказал: "Да хоть бы бля солнце остановилось!" - и по случайному совпадению оно не только остановилось, но даже покатилось вниз, поскольку Фаэтон его как раз в это время выпустил. Из этой ситуации фсе зделали разые выводы: евреи - что они избранный народ; атеисты - что вот как рождаюца религиозные суеверия; буддисты - что на земле хуйня и на небе тоже хуйня; а Зевс сделал такой вывод, что пора и молнией ебнуть.


И действительно ебнул. Фаэтон из тарелки вывалился и разбился. А Гелиосу хоть бы кто выговор запесал. Потом еще себе детей наделал и алиментов по-пержнему не платил. Боги - они такие.


Анацефал

Блядь у Овидия вообще много интересных личностей попадается. Например, Кефал, отсюда наше анацефал - законченный тип придурка. Перефразируя Будду, он был кретин в начале, кретин в середине и кретин в конце.
Его дурость заключается в том, что он слишком любил свою жену. Это же надо, бросить бабу на несколько лет, - она бедная все это время ни с кем не ебалась, дрочила только, - потом прийти переодетым иностранцем уговаривать трахнуться за деньги. Бля, да она ваще не обязана тебя гавна ждать. К тому же денег нихуя не присылал, пока шлялся неизвестно где - как должна жена зарабатывать? Она может и отдалась мнимому иностранцу только чтоб прокормить твоих же выблядков, а ты на месте устроил истерику, довел бабу до того, что убежала в лес к Артемиде. Анацефал ты после этого, а не Цефал.
И когда потом, дура, вернулась и пришла к нему на охоту слушать гнусавые цефаловы песни - потому что любила этого идиота, - он, сволочь, бросил копьем в кусты, потому что перепугался што там что-то шуршит, дураки всегда всего боятся. Убил таким образом жену, с горя чуть не повесился, ушел на войну, всю жизнь воевал, никого не победил, умер на острове Кефаления, который неизвестно почему назвали его именем. Законченная жизнь придурка.


Восход Европы
 

Про закат Европы песал Шпенглер в начале прошлого века, обматерю его как дойду в порядке очереди. Про восход Европы песал Овидий, и уже в том восходе были все признаки гавенного заката.
Во-первых, что саму Европу спиздил Зевс у евреев, кокетливо названных в тексте "финикийцами", и что она дала себя обмануть, свидетельствует о том, что Европа родилась девочкой глупенькой и легко поддающейся.
Во-вторых, когда Зевс уволок ее на Крит и выебал, она родила судей царства мертвых. Врубитесь в это сочетание слов: СУДЕЙ! ЦАРСТВА!!! МЕРТВЫХ!!!! Мне нечего добавить.
Я молчу про Кадма. Я щас буду долго молчать про Кадма, это не Кадм это придурок высшей марки. Говорили ему два брата Киликс и Фойникс: нахуя нам туда идти, нас и в Азии неплохо кормят. Нет, пошел спасать Европу, чем то мне Россию напоминает в этом отношении. Мы не пляшем и не пашем не валяем дурака с колокольни хуем машем разгоняем облака. Разогнал облака. Замочил змея. Говорила ему Афина - не мочи змея, сам змеем будешь - долбоебу что в лоб, что по лбу.
А што из зубов змея вышли куча воинов и стали драца - это предсказание всей дальнейшей судьбы паршивой Европы, где все вопросы решались драками. Пятеро драчунов выжили, основали Фивы, ну и нахуя? Кадм этот, жену назвал Гармония, а хуй тебе. Кто пошел жить в Европу, кусок гавна ему в рот, а не гармония. Дети фсе перемерли, а сами с женой с горя в змей превратились. Блядь тем же самым кончит и вся гавенная Европа вместе с ее подпевалами у нас в виде злоебучих фрейдистоф. Кто с гавном куда придет, от гавна и погибнет. Карма называеца.


15 подвигов Геракла


Блядь я удивляюсь, почему греки называли этого уебка не Гавнакл, а Геракл. Наверно это делалось потому что не хотели смущать маленьких детей и заставлять краснеть целочек. Геракл во всех отношениях форменное гавно и кидала хуже Одиссея. Все его мнимые подвиги редкостное уебство. Хуй с ним что он пидор, все греки были пидоры. Но он сука последняя, что ясно из анализа его двенадцати предварительных и трех основных подвигов.
1. Вообще нахуй было подчиняца Эврисфею и идти убивать немейского льва. Я молчу што хуевая карма ждет таво, кто убивает живых существ: это относица ко всем убийствам гавнакла. Но блядь, если боги сказали тебе слушаца какого-то чма типа Эврисфея, то свободный человек посылает нахуй фсех богов и уходит в лес или там калымит как может. А не идет как полное гавно ради какого-то Сосихуя рисковать жизнью, убивая немейского льва.
2. За какой пиздой уничтожать ценное животное лернейскую гидру, у которой одна голова была бессмертная? Если такой герой, лучше бы изловил и передал в руки науке, может открыли бы как всем приделать бессмертные головы.
3. Стимфалийские птицы тоже были предшественники бомбардирофщикоф, да и то, нихуя он их не истребил, так, спугнул токо. Полетели вместо Греции бомбить Украину: говорят, хохлы хуже грекоф, но один хуй же люди. Раз взялся истреблять, то истреби, а хули ты стрелки на хохлов переводишь.
4. Он последний идиот, што бегал по всей земле за киринейской ланью, когда любому киринейскому ежу было понятно, что пора стрелять и не бегать. Но он все тряс жопой как бы не оскорбить богиню Артемиду - и все равно пришлось стрелять и оскорблять, а потом отмазываться. Получаеца, целый год зря пробегал: в чем подвиг?
5. Насчет эриманфского кабана хуй с ним с кабаном. Но по дороге по пьяни передраца со всеми кентаврами и убить насмерть лучшего друга Хирона - на такое способны только гавнаклы. Подробности у Еврипида.
6. По поводу скотного двора Авгия где набздели коровы справедлива пословица: говорит пизда пизде - хуйли нас ебут везде? Какая разница, где гавно - в реке или на канюшне? Истинный буддист уничтожил бы причину гавна, то есть коров, да и самого царя Авгия, хули толку все равно не заплатил. А переводить из речки в скотный двор и обратно - это круговорот гавна в природе и всеобщее ебание пизд.
7. Про критского быка нехуй было вообще заступаться за Миноса. Тот сам встрял: пытался зажилить быка у Посейдона, тот и наслал на скотину бешенство. Фсе историки признают, что бык был чужой - ну и нехуй способствовать угону скота у богоф.
8. Когда похищали коней Диомеда убили самого Диомеда. А он был мужик классный и в Троянскую войну как-то отпиздил самого Марса. Тут дополнительно проявилась гнилая сущность гавнакла: крысятников типа Миноса он кроет, а тех, кто смело и открыто решает проблемы с богами, он убивает. Сволочь и заступается за сволочей.
9. А то, что поехали с толпой героев ебать амазонок, так видимо им в Греции бабы не давали. Зубы чистить надо.
10. Десятый подвиг - ничего выдающегося. Опять воровство коров у интересной животины Гериона, у которова было три головы, шесть рук и шесть ног. К сожалению, мы не сможем увидеть это редкое животное, поскольку Геракл выбил ему глаза стрелами и убил дубиной при посредничестве блядуна Гелиоса, катавшего гавнакла на своей летающей тарелке.
11. Полузадушенный Цербер нихуя меня не уверяет в геракловой героичности. Что за странное извращение - ходить и мочить всех трехголовых животных? Если у самого и в одной голове нихуя нет, чем скотина виновата?
12. Последний и самый длинный подвиг совершенно нехуй описывать - именно поэтому я опишу его подробнее всех. По дороге к саду гесперид Геракл оторвал от земли мудака Антея - чуть ли не единственное доброе дело, которое зделал на земле этот псевдогерой. Тех, кто не может жить без земли, нужно отрывать от земли. Тех, кто не может жить без неба, нужно вдалбливать в землю. Пхат.
Но блядь как его опустили, когда Геракл залупнулся держать небесный свод! Это был у Атланта такой прикол: типа хочешь себе яблоки бессмертия, подержи-ка небо на своих плечах. Атлант потом хотел его по-новой наебать, говорит подержи небо пока я еще отнесу яблоки в Микены. Тут Геракл сучка его кинул, типа пока я сделаю себе подушку, возьми небо - и съебался. Лучше нет влагалища чем очко товарища. Знает же, что Атлант мужик правильный, неба не бросит гавнаклу на голову. А зря не бросил, мир боги бы потом по-новой сделали, а вот одним пидорастическим героем стало бы меньше.
После 12 предварительных подвигов Хуякл от Эврисфена отмазался, и стал свободным человеком. Раньше он как хуйню сморозит, кивал на Эврисфена, типа я только выполняю указания начальства. Теперь же он сам отвечал за свои действия, и хули толку? Наделал подвигов еще хуже предыдущих.
1. Он убил Ифита, сына царя Эврита, который неправильно обвинил Геракла опять в похищении каких-то коров. Полное впечатление, что греки в мифологические времена только и занимались, что друг у друга все пиздили, коров в особенности. Так вот в данном случае коров украл не Геракл, а некто Автолик, Эврит же обвинил Геракла как известного вора. Ифит был ВААБЩЕ ни в чем не виноват, как раз приехал отмазывать друга Гавнакла и проводить следствие, кто же на самом деле украл. Наш герой внезапно рассвирепел и убил сына чтоб отмстить отцу - даже по греческим понятиям полный беспредел, сам Аполлон это не одобрил, уж на что бог гавна.
За такие дела Геракла опять продали в рабство. Вот уж воистину, если кто со психи вышел, на воле долго не прогуляет - все равно в крейзу вернеца.
2. Купила его баба Омфала, которая делала из Геракла пидора и наряжала в женские одежды, заставляя выполнять бабью работу, не сомневаюсь, что при этом и ебала в жопу. Его второй подвиг заключается в том, что он все это терпел и никуда не убегал, хотя по прежнему обладал огромной силой, например отпиздил царя Силея с войском. Видимо этому ублюдку нравилось, что Омфала пихает в попу.
3. Последний подвиг заключается в том, что он бросил верную Деяниру с кучей детей ради какой-то Иолы. Правильно сделала Деянира, что отравила такого подлого мужа: от таких уебков добра не жди. Лучше уж самой воспитывать детей, чем при таком мужике. Что она и сделала, дети вышли хорошие, один Гилл чего стоит. Но про хорошее мы не будем. Пусть другие пропоют.


Хетты: свобода на букву Хэ.
Хетты были индоевропейцы. Ф смысле язык у них был похож на греческий. На английский нихуя не похож, но если покопаться то тоже родственнички. Думали они по европейски. Что человек свободен. Именно поэтому они разработали феодальную систему и так вписались в текущий поворот колеса на Ближнем Востоке. Пока колесо вертелось в феодальную сторону, хетты были на плаву. Когда оно опять пошло на этатизм, хетты исчезли, как будто их и не было. Ограниченность национальной идеи подвела. Но я не буду подробно рассказывать про их общественный строй, про барщину и повинность и прочую хуйню. Тем более не буду про подвиги вонючих царей Хатусили и Мурсили и ф каком году они чо разграбили.

Главная разборка шла с Египтом, где был как раз расцвет военщины. Наиболее крупной считаеца битва при Кадеше, после которой хетты считали, что победили, потому что правда победили, а фараон считал, что победил, потому что вовремя съебался. Для большей убедительности Рамзес приказал напесать поэму "Битва при Кадеше", где все обстоятельства перевирались в египетскую сторону, и высечь ее на фсех местах, где высекали агитацию и пропаганду. Расскажу я вам частушку про чудесные дела. Привезли в музей старушку, она с Энгельсом жила. Ладно, хуй с ним.

Стоит серьезного внимания токо их вклад в культуру, а именно разработка понятия злого умысла в уголовном праве. Литература у них сплошь переводная с вавилонского и хурритского (хурриты - это предки чеченов; судя по их литературе, кто за последние четыре тыщи лет нихуя не изменился, так это хуйрриты). Но уголовное право передовое, в связи со свободой торговли воров было дохуя, не то что в Ебипте.

Они первые начали различать, убили кого-то случайно или специально. По законам Хамураппи карали смертью за любую смерть, потому что так справедливо. А у хеттов во-первых можно заплатить штраф, если деньги есть, а во-вторых, штраф за непредумышленное убийство в два раза меньше. Самая последняя версия их законов различала даже три степени вины: убийство из корысти (самое хуевое), убийство из мести (менее плохо, потому что за идею же), и наконец убийство по неосторожности.
Блядь кстати по такой системе богатый человек мог мочить кого хотел чисто по закону. Там у некоторых были тысячи крепостных, а штраф за преднамеренное убийство - 4 раба или их цена, за случайное - 2 раба, за идейное - 3 раба. У хорошего хозяина всегда найдеца пара паршивых рабоф, которые в хозяйстве нахуй не нужны, а жрут много. По такому случаю богатый хетт обычно закалывал своего врага: и для души удовльствие, и всякую вонючку государству сплавим.

А что касаеца степеней вины, то это дело труднодоказуемое: можно бля сказать, что я убил из мести, а деньги забрал из мести же. Или: убил случайно, и деньги забрал случайно, думал они просто так из кармана выпали. Вообще, сказать можно многое. Шел я лесом видел чудо - муравей ебет верблюда. А потом наоборот - муравья верблюд ебет.

Так что по сравнению с Египтом свобода у них была. Но на букву Хэ. Такиме мысли у меня возникают при чтении хеттского законодательства.


Тора
Как известно, Тора состоит из пяти книг.

В первой книге описывается, как Авраам ходил по Палестине и сдавал свою бабу то хеттам, то египтянам, то ваще каким-то вшивым амореям. В промежутках он разговаривал с Богом, и убедился, что Бог один. Тут Авраам был прав.

Во второй книге далекий потомок Авраама Моисей выводит евреев из Египта, где они сперва хорошо устроились, а потом их стали гонять на пирамиды со всеми гоями, что уже полный беспредел. Наша партия не блядь, чтобы каждому давать. Что и объяснил Иегова Моисею из тернового куста. Моисей осознал важность момента и повел евреев в обетованную землю. Эрец захшав халяв вэ дваш. Ф смысле земля, которая течет молоком и медом. А не халявой, как может подумать человек, не знающий иврита. Всю остальную Тору они ходят по пустыне вокруг да около Палестины и никак не могут туда войти. Периодически Бог показывает им разные приколы и спускает с небес законы. Евреи вместо того, чтобы читать законы, ебутся с язычницами и норовят свергнуть правительство. От таких дел они проваливаются под землю, сгорают в огненных столбах и подыхают с голода. Но как только оклемаются, опять пиздят на Бога и Моисея. Ну и народ себе Иегова избрал. Впрочем, это Его дело.

В конце концов Моисей уходит на большую гору, где его живьем берут на небо за такое долготерпение, а жиды остаются на земле, хотя и обетованной. Под руководством Иисуса - только Навина, а не про которого вы подумали - они вступают в Палестину и режут великое множество язычников. Эти язычники, впрочем, гавно еще хуже жидов: приносили детей в жертву Молоху и всенародно насиловали военнопленниц. Кароче, вот в каком гавне на Западе рождалась идея единобожия. Не ходите девки низом там купаюца киргизы. Они злые как собаки раздерут пизду до сраки. Из глубины к тебе Господи воззввах. Яво ейнай аль-хехорим. Ашрей га-иш ашер не иде по пути нечестивых. И ф тусофке грешникоф ло ихшав. Делать там совершенно нехуй.


Этот человек Муммий Тролль.

Фрейд пишет, еврейскую религию делали так: из всех египетских богов взяли токо бога солнца, а прочих отрезали. Правда, поскольку Атоном все в египетской религии объяснить невозможно, приплел там еще каких-то мидианитов которые молились вулкану. И поскольку без убийства отца никак нельзя, убил Моисея евреями, ну и типа отсюда у семитов вечный богоборческий комплекс. Все это слишком гладко пригнано к "Тотему и табу" чтобы быть правдой, но хорошо комментирует тексты Муммия Тролля.
Муммий - он же тоже ищет себе избранный закомплексованный народ. Правда, среди анашистов тьфу неформалов.
Три фазы Моисея совпадают с тремя альбомами Муммия:
1. 97 год:
Сказала - меня кинули, без ясных глаз оставили.
Это когда Моисея кидает Египет, убивая его духовного отца Эхнатона.
2. 98 год:
Делай меня точно мама.
Это про попытку чо-то сделать с жидами спустив им с горы абсолютно точный закон.
3. 99 год:
Вот и вся любовь.
Ну понятно, что это как его замочили сыны Кореевы. Интересно, тогда скрижали разбили, или после?
"Ожерелье голых поп" в первом варианте мне нравится больше чем "ожерелья голый пот" в последнем.


Одиссей, или Нахуя нам такие блядские герои
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
Всем известен такой мудак - Одиссей, и как он девять лет плавал по морям безо всякого толка. Я хочу обратить внимание, что Гомер там больше напиздел на тему, какой он там был герой и все такое прочее. Этому Гомеру наверняка платили бабки, чтоб он покрывал грехи власть имущих. Я потом коснусь Гомера еще раз ниже по тексту, когда до него дойдет пиздеж.
Рассмотрим, бля, факты, а не литературную традицию. А факты таковы (я, бля, опираюсь на текст).

Песнь первая
В начале первой песни кратко повторяется содержание предыдущих серий, дескать, как отпиздили троянцев и как никто не хотел возвращаться домой к жене, потому что и с блядями хорошо. И вот собрались боги типа побухать и обсудить события. И Афина встряла за хитроумного Одиссея, чо он там завис на острове с нимфой, нимфа его к остальным бабам не отпускает, даже к богиням типа Афины. Надо сказать, что герои - они, конечно, фсе герои, но по-разному. Напрмер, у Ахиллеса хуй был большой, а у Одиссея не очень, зато хитроумный. Впрочем, бабы Одиссея любили даже больше Ахилла, того в основном мальчики интересовали, типа, был там такой Патрокл, не будем закрывать глаза на факты.
Так вот, подъебывает к Зевсу эта Афина и говорит: а хули - все герои вернулись, но я не вижу Одиссея и когда он мне полижет пизду своим хитроумным способом. Зевс отвечает: а не пошла бы ты на хуй, на этого Одиссея у Нептуна косяки, это ихняя разборка, я не буду встревать. Я, бля, хоть и царь богов, а боюсь за свои яйца. Но, бля, если все боги подпишутся, то я кончаю ссать и буду великая сука, если не верну Одиссея домой, а Нептун мне в таком случае похуй.
Боги были сильно пьяные после коннекта и все орали: "А нам похуй этот Нептун!" Два агента от Нептуна записывали в книжечку всех, кто пиздит, поименно. Тогда решили послать к нимфе Меркурия, который был известная шестерка и все время бегал по таким делам, а Афина поехала к сыну Одиссея Телемаку.
Одевается она под Гомера - а тогда много ходило таких продажных Гомеров - и подкатывает к Телемаку, типа, спрашивает, как жизнь на острове Итака? Телемак говорит: такая жизнь, что лучше сдохнуть, у мамани сорок любоников, с утра до ночи групповуха, мне нив какую пизду не дают поебаться, а только иногда в темноте очень больно пихают в жопу, а мне не нравится.
Гомер, в смысле Афина, говорит: бля, они охуели! Вернется твой папаня Одиссей - он им покажет, где в жопе гвоздик! Ты, бля, поддерживаешь, чтоб он вернулся?
Телемак отвечает: очень поддерживаю, токо не знаю, кто такой. Виртуально слышал, что у меня папаня Одиссей, а в реале ни разу не видел.
Афина ему говорит: я, бля, на своем опыте не сомневаюсь, что все бабы суки и Пенелопа в том числе. Так что забей на свою маманю и езжай к старому пердуну Нестору, спроси, где твой отец Одиссей и у каких блядей ошивается, я сильно сомневаюсь, что мертвый и слышал, на чатах говорят, где-то выкидывали за флуд какого-то Одиссея, бля, не тот ли.
Телемак охуел, заходит, где пили маменькины любовники и как крикнет: "Пидорасы!"
Главный любовник Антиной поднял пьяную голову и медленно ответил: "Пидорасы, чо возьмешь," после чего снова уснул.
Конец первой серии.

Песнь вторая
"Ну и жопа же сегодня куда-то ехать!" - подумал Телемак, глядя как розоперстная Эос пялится на Землю, как баран на новые ворота. Поэтому он сначала собрал народное собрание острова и сказал ему: "Мужики! Вас сроду никто нахуй не слушал и слушать не собирается, потому что вы говно говном. Я вас собрал исключительно чтобы послать нахуй и заявить, что уебываю от вас искать своего родителя. И что весь остров и всю Грецию заебали любовники моей матери пить водку и обжираться на народные деньги". Тут встрял пахан тех любовников Антиной и долго и нудно пиздел, что они не виноватые и что кто-то ночами распускает покрывало, без которого пиздец свадьба Пенелопы не состоится, а до тех пор они развлекают царицу как могут, не оставаться же ей целкой. Телемак неоднократно видел, как ночами Пенелопа с Антиноем распускают это ебанное покрывало, но у него до сих пор болела жопа от последнего наезда на женихов, и он решил промолчать.
"Короче, бля, я хотел вас ебать, ебать и ебать," - продолжал Телемак максимально абстрактно. - "В целях поисков пропавшего без вести отца прошу дать мне две тыщи долларов, корабль и двадцать человек гребцов".
Все такие молча сказали друг другу: а нахуя ему две тыщи долларов? Конечно, пропьет. И постановили, что вопрос решает коллегия любовников царицы, то есть та же инстанция, на которую он, лохотрон, жаловался.
После собрания женихи собрались и начали обсирать Телемака. Самый маленький и говнистый говорит: "Ты чо, бля, хотел ехать в Спарту и собрать там на две тыщи долларов мужиков, чтобы нас отпиздить?" А, бля, Антиной подсирает: "Ха, бля, он хотел разбить себе ебальник в кораблекрушении, как это сделал его ебанутый отец, который кормит червей на дне Эгейского моря и никогда не вернется". И так они наезжали на него очень долго, Телемак сильно обиделся, пришел домой, напился в сиську пьяный и заснул.
Ну а чо, если государство не помогло, обычно влезают боги и высирают корабли, хуй знает из чего, что и сделала Афина, уже не помню в каком обличии, разбудила Телемака, который был с большого бодуна и не вязал лыка, затолкнула его на корабль, и вся тусовка поехала в Спарту.
Конец второй серии.

Песнь третья-четвертая.
И как только Гелиос взошел... Бля, любит этот Гомер в начале песней вспоминать, как что-то взошло; применяя гнилой фрейдизм, можно сделать вывод, что у самого Гомера не часто всходило. Так вот, как только-таки взошел... И вообще Гомер очень мудачно пишет, у меня даже нет желания подробно пересказывать, как Афина, одетая хуй знает кем, вместе с засранцем Телемаком приехали в Спарту и после долгих и нудных разборок все-таки выяснили, что Одиссей сидит на острове у нимфы Калипсо, после чего Телемак загрузился и вернулся домой, где его потом и застанет вернувшийся с блядок отец. Бля, читатели еще с первой главы прекрасно знают, что Улисс у этой сраной нимфы, так нахуй городить весь этот огород про Спарту и народное собрание? Если он намекает, что Афина ебалась не только с отцом, но и с сыном, то это и так все прекрасно знают, что она полная шлюха. Если он начитался Фрейда и во избежание инцеста объясняет, что пока Одиссея не было, Пенелопа с Телемаком не ебалась, а у нее было до хуя любовников, то это, бля, мог выяснить сам Одиссей по приезде, без этого виляния кораблями туда-сюда. Я, бля, как не менее великий писатель, чем Гомер, совершенно не вижу причин для такого длинного и не связанного с остальным сюжетом введения, кроме того, что, возможно, Гомеру платили построчно и он тут чисто отхуяривает объем.
Бля, без концов.

Песнь пятая
Ну, короче, пятая песня начинается с того, что обломившаяся насчет законившего Телемака Афина приебывается к Зевсу и оять просит послать Меркурия приказать нимфе отпустить Одиссея. Я молчу, что она вроде уже это просила и вроде уже решили послать, но меня подъебывает факт, а чо она сама не поехала? Она, видимо, не сомневалась, что нимфа прекрасно знает, чо она с этим Одиссеем собралась сделать, и тут же вцепится в рожу сраной сопернице, не посмотрит, что богиня. И ваще, судя по Гомеру, эта Паллада больше выебываться мастерица и подставлять Гектору подножку, а на серьезные дела старается посылать крайнего, то есть Меркурия.
Калипсо мрачно посмотрела на Гермеса и спросила: "Ну и какого хуя надо?" За долгие годы бессмертной жизни она убедилась, что Гермес - не к добру.
Гермес же, сука, без спроса хватает со стола амброзию и говорит: "Я тебе скажу как бог богине: мне никакого хуя не надо, но послало начальство. У нас на Одимпе, бля, как Зевс скажет, так и юудет, а я лично его в душе всю дорогу материл: тут сыро, холодно и мало лохов воскурять жертвы, отчего жрать охота хуже, чем Гераклу. Да, а дело, дело-то такое: у тебя тут ошивается такой Одиссей, так ты должна его послать нахуй, в смысле, на Итаку."
Калипсо ему отвечает: "Вы, боги, в натуре охуевшие создания и от вас нету бабе счастья. Как только какая богиня зацапает приличного мужика из смертных и нехуево с ним живет, напрмер, Заря с Орионом или я с Одиссеем, вам тут же завидно, потому что у вас тупая сексуальная жизнь, вы большей частью не кончаете и не засовываете даже". А надо сказать, что для богов характерна импотенция, в результате, например, Зевс родил Афину из головы, а кого-то там еще из ребра. Ему, бля, проще было забеременеть, чем кончить в бабу, такая тяжелая на Олимпе с мужиками ситуация. Так вот она говорит: "Я уже хотела написать заявления, чтоб его сделали бессмертным и чтоб он ебал меня вечно, а ваши говенные бюрократы и ваше мудачное правительство (последние слова она произносила нарочито громким голосом), говенные бюрократы и мудачное правительство вконец охуели и лишают меня самого дорогого, а я чо, дура, переть против закона, и хуй с вами в таком случае".
Гермес из всего монолога понял только, что нимфа не против, а записывать все словаи подводить Калипсо под государственную измену ему было наху не нужно, и он не хотел лишних врагов. В результате он тихо уебал. Калипсо же тихо вздохнула и велела Одиссею строить корабль и уебывать.
И, пока он рять суток днями строил корабль, она каждую ночь заебывала его на прощание до полусмерти, так что когда лодку спустили на землю, у Одиссея сильно болели руки-ноги и особенно хуй, к тому же он дико хотел спать. Тут уже было не до нормального управления кораблем в условиях Средиземного моря, и первый сраный шторм разбил постройку в щепы. Хорошо хоть Улисса вынесло волной на берег в страну феаков, где он наконец-то заснул и отрубился, на чем и кончилась пятая песня.

Песнь шестая
Шестая песня начинается с того, что Навсикая вышла посикать, то есть постирать трусы с двумя служанками как раз на то место, где Одиссей спал в кустах. А эта Навсикая была злобная лесбиянка, и ка ктолько она оказалась наедине с двумя телками, про святое дело стирки трусов было тут же забыто. Она начала насиловать обеих с такой ужасной силой, что даже привыкшие ко всему навсикайские служанки заорали на всю страну феаков. И, суки, так и не дали поспать Одиссею, который проснулся и начал мучительно соображать, в какой он на этот раз стране и слышит ли он рев загнанного барса или крики десяти рожающих циклопих. Впрочем, посмотрев в щель между кустами, он увидел бабу, зажавшую молодую девку между ляжек и вгоняющую ей в жопу большую палку, из чего логически заключил, что это лесбы и, значит, страна цивилизованнная. Вторая молодая девка лежала перед Навсикаей с раскинутыми ногами и вставляла себе в пизду булыжник.
"О, подобная дочери Юпитера, властительница здешних мест!" - заорал Улисс, с напрасной целью перекричать лесбиянок, которые поняли только то, что мужик и голый и уебали за камни. Осталась только злобная Навсикая, вращающая вынутой из жопы дубиной и своим единственным левым глазом, а правый у нее вытек один раз во время садомазохистского секса.
"О, подобная дочери Юпитера, властительница здешних мест", - повторил Одиссей, - "я вовсе не хочу забирать у тебя своих девочек. Наоборот, я хочу посоветовать тебе, как сделать так, чтоб они визжали еще громче, а именно - нужно подвесить девочку кверх ногами на каком-нибудь дереве и втыкать ей арматуру одновременно в пизду и жопу, а также бить ее по зубам ботинками, тогда девочке будет очень больно и страшно, а нам весело".
Они так и сделали и достаточно поугорали, Навсикая даже начала дружески покусывать синие голые яйца Одиссея, но он в ответ так двинул ей между глаз, что сразу, сука, зауважала. После чего Улисс сказал: "Ну, это все прикол, а ты знаешь, что я тоже царь, но из другого места, и если меня тут не накормят, не напоят и не уложат спать, сюда припрется мой мын Телемак и вам всем пиздюлей накачает?"
"Верю, что ты царь," - сказала Навсикая, потирая ушибленный ебальник, - "пошли жрать, долги стрясем с вашего царства". И они отправились в город феаков, оставив трупик замученной девушки долго и устало гнить при свете лучей наконец-то заходящего Гелиоса.

Песнь седьмая
Когда они вошли в город феаков, на улицах было подозрительно тихо. На некоторых домах красовались таблички "Тут не живут мужики". Из-за заборов вопросительно выглядывали кошачьи морды, готовые съебать каждую минуту. "А, бля, снова папаша развлекается," - заметила Навсикая, - "он у нас пидорас". И действительно, когда они подошли ко дворцу, было заметно, что Алкиной развлекался по-черному. Утренняя облава показала наличие в городе тольо трех неотъебанных мужиков: старого бомжа, безногого идиота и трехлетнего младенца. Старого бомжа подвергали групповому сексу с помощью двух собак и одного буйвола, что он сносил с таким презрением, как будто философия стоиков уже появилась. Трехлетним младенцем занимался лично Алкиной, безуспешно пытаясь засунуть триддцатисантиметровый хуй ему в рот. Безногий идиот сам был орудием пытки для малолетней кошки, которую служанка заставляла лизать ему жопу. Впрочем, жопу периодически поливали сметаной, а кошка была явно голодная.
"Малолетки идут!" - заорала Навсикая, пытаясь привлечь внимание родителя. "Где?" - завопил он, выдергивая окровавленный хуй из разорванного рта младенца. "В пизде," - мрачно заметила Навсикая. - "Я привела чужестранца, он царь с большими связями. Если попробуешь его выебать, будешь иметь дело с моими служанками. Ты понял, сука?" "Понял," - ответил Алкиной трясущимися педерстическими губами.
"Tак что напои его и уложи спать, да не вздумай пристраиваться в кровати сбоку, как ты любишь," - сказала Навсикая и пошла дрочить перед ужином, как она всегда делала.
Алкиной же отчасти позаебывал Улисса, типа откуда взялся и не высрало ли его море. "Меня не высрало море, о великий царь," - отвечал Одиссей, запихивая в глотку яйца того буйвола, которым пытали бомжа, - "но боги освободили меня от сексуальной маньячки и нимфоманки Калипсо, которая заставляла меня на ней жениться, что мне нахуй не надо". "А, тогда понятно", - сказал Алкиной, и Одиссей первый раз за многие годы завалился на кровать один.
На этом, бля, кончается первая часть Одиссеи.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ
Песнь восьмая
Восьмая песня начинается с того, что Афина идет по городу и всем прогоняет, что приехал какой-то великий чужестранец и всем надо на него посмотреть. Спрашивается какого хуя всем на него смотреть и зачем ей переодеваться мужиком и глашатаем? Я подозреваю что она это сделала с единственной целью, а именно она была извращенная трансвеститка с элементами эксгибиционизма. Богам хорошо трансвеститить: они могут одевать не только чужие одежды, но и тела.
Так вот собрались они все на пир посмотреть на Одиссея, и, поскольку феакия страна извращенцев, начали все извращатся. Сначала местный поэт Дерьмодок, в котором многие могут узнать самого Гомера, спел им похабную песню про то, как Марс ебал Венеру и что из этого вышло (нихуя хорошего). Потом они начали метать диски в жопу стоящего раком раба. Раб так смешно вертел жопой чтоб в него не попало, что вся тусовка угорала. Потом бабы состязались, сколько хуев войдет в каждую. Победила одна юная невзрачныя девушка, в которую входило по три хуя в пизду и жопу соотвественно, по хую за обе щеки, хуй в нос, хуй в пупок и по хую в уши и того дохуя получается. Когда они кончили, победительница была облита спермой с головы до ног и очень смущалась что все на нее смотрят. Ну, обычные приколы - самая длинная сиська и самая вонючая жопа - это все хуйня, а главное состязание было у хуесосов кто сколько заглотит за полчаса. Победил один старый, умудреный годами хуесос, который заглотил два литра, правда человеческой ему не нашли, а старикану пришлось глотать у коня, впрочем дед был очень доволен.
После состязаний все напились в зеленую сиську, особенно победители которых поили на халяву. С перепою все стали звать Дерьмодока чтоб он чего-нибудь спел. Это делалось специально чтоб всех вырвало и в брюхо можно было запихать еще больше еды и пойла, и таким образом процесс пьянки ба увеличился.
Дерьмодок начал петь очень гавенную песнь про Троянскую войну и про то, как Улисс якобы наебал троянцев подсунув им троянского коня. Одиссей прекрасно помнил что никакого коня в помине не было, а Елена увидела в подзорную трубу как он ебет военнопленных и тут же открыла ворота в город. Впрочем, нехуево и поэты придумали про коня, подумал он, и медленно заплакал по пьяни, вспомив, что Елена ушла к Менелаю, а таких мощных пизд он еще не видел. Он кончил на ней не менее пяти раз в ночь взятия Трои и получил страшную боль в яйцах на всю ближайшую неделю, после чего окончательно осознал, что из-за такой бабы стоило десять лет воевать.
Так вот Одиссей заплакал, а Алкиной посмотрел на него подозрительно и говорит: "Нехуй плакать, когда всем весело". Одиссей замолчал, но через пару минут опять начал скулить, Алкиной посмотрел на него еще подозрительнее и говорит: "А я бля сказал нехуй плакать, когда всем весело". Одиссей надолго замолчал, уполз под стол и снова начал там плакать, Алкиной медленно сполз под тот же стол, захуярил Одиссею между глаз, и опять говорит: "Все-таки нехуй плакать, когда всем весело". Тогда Улисс распрямился вместе со столом, отчего пара рабов сломала себе шеи, хуй с ними, и говорит: "Знаете мужики, я тоже был под ээтой Троей. Я бля и есть этот самый Одиссей" Все охуели от такого пиздежа и спрашивают: "Гы, а расскажи как ты сюда попал". И тут Одиссей начинает им гнать, что уже относится ко следующей песне.

Песнь девятая
"После того как мы взяли Трою в точности как описано у Дерьмодока, я с моими кентами на обратном пути ограбил остров Киконов. И ебали мы там всех и ебали. Я посоветовал корешам поскорее съебывать после таких действий, но они сильно увлеклись и поили малолеток до посинения медицинским спиртом, а потом лишали их девственности извращенным способом. Пока они занимались такой хуйней, Киконы позвали других Киконов с соседнего острова, их было много и трезвых, а нас было мало и пьяных. И ебали нас и ебали. Большинство из моих кентов спят теперь вечным сном в киконской земле, а особо крепкожопых и непобедимоебых, включая меня, выпнули на корабли и кричали нам вдогонку сильно нецензурные слова, которые даже я здесь отказываюсь приводить. (От автора: бля у Гомера много таких эпитетов типа "непобедимоебый Одиссей", "великожопый Ахилл", "вонючепиздая Афина" и так далее. Он наверно думал, что чем длиннее слово, тем заебатее; это неверно: самое заебатое слово вообще состоит из трех букв).
Так вот, с теми, кто остался мы через девять дней прибыли в страну лотофагов, которые так называются потому что в древности они нюхали стиральный порошок "Лотос", а теперь они нюхают клей Момент и дихлофос, а богатые лотофаги нюхают кокаин, это будет покруче стирального порошка. И я бля неоднократно говорил кентам - не нюхайте клей Момент, вы останетесь в этой стране и забудете откуда родом. Некоторые же придурки не послушались и так там и остались нюхать всякую поебень, а мы поплыли дальше.
Оттуда мы приплыли в страну циклопов, которые известные анархисты и козоебы. Ибо каждый циклоп живет в своей пещере и ебет своих коз, а правительства у них нет и всех путников они посылают нахуй. У них паслось там на лугах очень много безпризорных коз, и мы с радостью отъебали их, потому что в стране лотофагов с сексом было очень туго, а гомосексуализм в команде я запретил, повесив на рее особо яростных пидоров. После этого мы захотели жрать и приперлись в одну из пещер, где жил этот блядский циклоп. Там было дохуя всяких сыров и молока, но тут как всегда некстати приперся хозяин, бугай сорок пятого размера, со своим стадом, причем он был странно нервный и всем задавал идиотский вопрос: "кто только что отъебал моих козочек?" Я пропустил вопрос мимо ушей, как будто его не было, и задал встречный: "А неужели ты сука не боишься Юпитера, что разговариваешь с гостями так нагло и не наливаешь им дохуя пива чтобы они напились вдупель пьяные за твой счет?" На это циклоп тупо ухмыляясь ответил: "А ебали мы вашего Юпитера, с теми же, кто ебет наших коз, циклопы поступают так" - и схватил двух моих спутников, ударив их жопа о жопу так, что все гавно вышло у них из кишок и они тут же сдохли.
Увидев такое дело, я понял что на понт его не возьмешь и дело хуево, тем более он закрыл входную дверь. Сожрав двух растерзанных чуваков, циклоп растянулся возле двери и захрапел. Когда же встала дочь утра и розоперстная Заря, он проснулся, отъебал всех козлов и коз, сожрал еще двоих на завтрак и пошел шляться видимо по бабам, а стадо выгнал жрать. Поскольку у них нет правительства, у этих диких людей никто бля не ворует и там невозможно развернуться нормальному герою. Пока он шлялся, я хитроумно изобрел как вставить ему хуй в задницу и круто наебать, но пока не подавал виду.
Когда этот уебок вернулся, я налил ему медицинского спирта из своей фляжки и начал прогонять: "Циклоп, ты мне очень понравился. Если бы ты не любил своих коз, я предложил бы тебе свою задницу. Но поскольку у нас разная сексуальная ориентация, прими от меня в подарок вина моей страны". Циклоп налакался спирта и запел какие-то ебанутые циклопьи песни, а потом начал пиздеть что-то вроде "ты меня уважаешь?" и "как тебя зовут братан?" Он пытался таким образом меня наебать, пытаясь узнать, как меня зовут, так что я ответил "Меня зовут Отъебитесь" чтобы он отъебался.
Под конец эта сука заснула, и тогда я храбро воткнул ему в глаз раскаленную в местном костре большую палку. Глаз у него вытек, и он начал видеть Нирвану, то есть Нихуя. И когда он увидел Нирвану, то начал громко орать на всю Циклопию: "меня грабят! Меня ебут!" Циклопы высунулись из своих нор и спрашивают: "кто там тебя ебет?", а он отвечает "Отъебитесь!", думает что так меня зовут. Те конечно говорят: "Ах, раз отъебитесь да пошел ты нахуй" и снова заваливаются спать, а наш Полифем (так его звали) начинает еще громче выть, пока из темноты не раздается голос самого авторитетного циклопа: "Слушай, сука, если еще будешь пиздеть и не давать людям спать мы зальем твою нору бензином подожжем и фамилии не спросим."
Полифем замолкает и шепотом обещает уебать нас нахуй как только выпустит коз. Но мы бля тоже не лохи, а наоборот герои, соответсвенно мы утром пролезли под брюхами его коз, раз циклопы большие то и козы у них большие, а хули вы думали. Вы спросите, а как мы их ебали? А по пять хуев в одну козу, отвечу я вам."
Совсем заврался старый бздун, подумала в этом месте Навсикая, на протяжении всего гона молчаливо рассматривавшая одиссеевы яйца, представляя их как в оторванном, так и в разобранном виде.
"Так вот, когда мы отплыли от этого места, продолжал Улисс, я решил повыебываться. Воистину справедливо говорят боги: кто много пиздит, того много пиздят, но я тогда был опьянен победой и не осознавал этого момента. Поэтому я крикнул полифему: "а ты знаешь, придурок, кто тебя наебал? Меня зовут Одиссей сын Лаэрта". А этот Полифем оказывается только с виду лох а так родня Нептуну, которому он тут же настучал мол выеби того Одиссея. Нептун как получил наводку на имя сильно ебнул по морю своим трезубцем и нас разметало по морю и расхуярило о какую-то скалу, после чего начиается уже десятая песня.

Песнь десятая
Ебнуло нас о скалу, и мы попали в царство Эола, у которого шесть дочерей и шесть сыновей, в семье сплошной инцест без комплексов в смысле шесть сыновей ебут шесть дочерей и вице верса. Там мы оставались один месяц и ничего интересного не происходило, а только все ебались как обычно. На прощание Эол мне дал мешок с завязанным в него восточным ветром чисто Пенелопе подрочить. Ибо мы живем в древнее и темное время, господа, когда вибраторы еще не изобретены, и бедным бабам приходится пользоватся котами тьфу ветрами в мешке.
Но как только мы увидели нашу бедную Итаку, у моих спутников произошла протечка мозгов, и они решили, что в мешке какие-то невъебенные бабки, которые я спиздил у Эола по моей старой привычке все пиздить. Глубокой ночью они подкрались к мешку, и развязали с намерением ограбить награбленное, как у нас под Троей говорил Ферсит. Он вечно первый в драку не лез а бежал сзади и пиздел: "Грабьте награбленное! Грабьте награбленное!" и как-то раз допизделся, но я отвлекся. Ветер вырвался и начал так дрочить паруса, что не видали мы Итаки как своих ушей, а вместо этого нас вынесло на неизвестный берег, и я послал этих долбоебов достать чо пожрать. Двоих. Но эти двое, увидев какую-то девку, вместо того, чтобы заняться позитивным делом, то есть взять ее в заложницы или хотя бы зарезать и сварить, начали задавать ей сакраментальные вопросы типа: "Девушка, а вы никогда не трогали себя рукой между ног? Девушка, а вы бы хотели, чтобы вам туда воткнулась большая палка?" И пока один таким образом заговаривал ей зубы, другой тихо снимал бретельку с ее сиськи и ненавязчиво пожимал рукой колено. К сожалению, когда сиськи были уже на виду, девушка уже развесила уши и раздвинула ляжки, а рука нашего человека уже приближалась к победному концу, появился папа девочки, а он был великан. И ладно бы он появился один, а он заорал благим матом на всю страну великанов, после чего их появилось такое ебитское количество, что вся команда страшно обосралась и погребла от этой земли с дикой скоростью.
После этого нам долго было нечего жрать и мы жрали обильное гавно, которое получилось в результате обсера во время бегства. Когда же гавно кончилось, мы опять пристали к какому-то берегу, но все спутники ужасно ссали на него выходить, так как всех заебало, что на берегах выскакивают великаны или циклопы, пиздят много, кайфу никакого и тому подобное. Под конец мы пинками выгнали пару самых гванистых юнг на берег, но они целый ден не возвращались, так что я сам пошел посмотреть чо с ними произошло. А они оказывается набрели на дом волшебницы Цирцеи, которая делает со всеми приходящими мужиками следующий фокус: задирает перед ними юбку и показывает пизду, мужики разевают паяло и превращаются в свиней. Впрочем, и большинство мужиков превращаются в свиней при виде женских пизд, но те времено, а эти у Цирцеи навечно.
Со мной же этот фокус не прошел, потому что у меня рефлекс: когда я вижу пизду, я что-нибудь в нее засовываю. В данном случае я засунул меч, но дырка у Цирцеи оказалась луженая и ее не порезало. Чувствуется большой опыт девушки. "Ну ты крутой мужик!" - сказала она, набирая раскачку по мечу. "Это еще хуйня, что я засунул, " - заметил я, - "проблема в том, что я и не высуну, так что превращай пацанов в людей обратно". На сорок пятом оргазме Цирцея поняла, что лучше так и сделать. Таким образом, отъебались :)

Песнь одиннадцатая
В этом месте вензапно приебался Гермес или Гермес был до Цирцеи, я точно не помню, присутствующий тут поэт Дермодок после разберется, но возникла такая суть дела, что прежде чем я смогу плыть на Итаку, я должен сойти в ад и спросить там душу пророка Тиресия нахуя же я не могу на нее плыть. Кто мне сказал ехать в ад и какого-то хуя там спрашивать, вместо того, чтобы прямо уебывать домой, я понятия не имею, но факт в том, что я таки поперся в ад. Должен сказать вам, что в аду нехуево живется, например Ахиллес там по прежнему ебет мальчиков, Енечка изучает полное собрание Нанси в оригинале, Анарх решает чертятам задачи по програмированию котлов и топок, впрочем о чем это я. Так вот этот Тиресий сказал нам такое пророчество: "А не пошли бы вы нахуй", в чем я его вполне понимаю, так как убей меня не въезжаю какого это хуя Гомер посылает меня в этом месте в ад, то ли он хотел просто повыебываться, как он хорошо разбирается в адах, то ли ему не терпелось изобразить всех своих врагов в кипящей смоле типа как Данту, хуй его Гомера разберет. Он также много пиздит про этот ад, всю одиннадцатую песнь, и пиздежу его конца не видно.

Песнь двенадцатая
По возвращении из ада мы плыли мимо острова сирен. Сирены эти наполовину птицы, а наполовину бабы с большими сиськами, они показывают свои сиськи издалека и мужики плывут на них, чтобы пощупать, но разбиваются о скалы. Известно много кокетливых баб которые все время выставляют свои сиськи а попробуй прикоснись, так вот сирены такие же. Чтобы с моими лохотронами ничего такова не случилось, я завязал им глаза и заткнул уши не слышать похабных сиренских песен. Самого же меня привязали к мачте, но посмотреть я на все посмотрел потому что очень люблю порнуху.
После сирен мы проскочили между Сциллой и Харибдой, оба чудовища непонятного пола, которые с огромной силой ебут друг друга и проскочить можно только когда оба кончают, а это случается редко и ненадолго.
Затем мы встряли по-крупному, наехав на бога солнца. Причем я предупреждал этих мудозвонов: "Чует мое сердце, что это коровы бога солнца! Чует мое сердце, что он наваляет нам пиздюлей, если мы их сожрем!" Но они собрались от меня в сторонке и говорят друг другу: "Давайте сначала сожрем коров, а потом поставим богу солнца большой храм, когда вернемся на остров Итаку". Они бля забыли, что на Итаку еще надо вернуться. Поскольку после того, как они сожрали этих коров, бог солнца побежал жаловаться Зевсу, Зевс ебнул молнией так, что все дернули с суши на корабль, а на море Нептун припомнил нам циклопа Полифема и всех нахуй разбило о скалы, только я спасся и оказался у нимфы Калиипсо, о чем я вам уж рассказывал".

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ
Перечитав почти через полгода
Две первые, увы, хочу сказать,
Что мне добавить нечего: мудак
конечно, возвратился и отпиздил
всех женихов, конечно не герой
он был, а просто чмо, да и Гомер
его не лучше. Эти два уебка
друг друга стоят. Лучше Гесиода
вы на досуге, люди, почитайте.
Все правильно он пишет: "Охуели
теперь чиновники, берут все взятки,
на свете правды нет, и пидорасы
ужасно раплодились". Актуально
и через две с полтиной лет. А в общем,
я все сказал, и ныне удаляюсь
ползя по гекзаметру снова сутры
переводить, а вовсе не работать.
Какая бля работа летом? Дата -
двадцатое июля. Год известен.
Альтернатива без админов. Копирайт.

 

Last modified 2007-11-17 12:27