Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Personal tools

Граф Мандюк



Автор текста - Беня Самолетов. Текст публикуется в авторской редакции.

(история из французской жизни)


Не стоит думать, господа,
Что все уходит в никуда
И свет историй разных лет
Был мимолетен, как минет...
В музее множество витрин –
Весь антикварный магазин
И, если покопаться там –
Найдем мы много «не для дам»
…И вот вам рукопись в стихах.
(Не старикашка Генрих Манн
Создал ебливый сей роман),
Его писал один монах.
Ночами толстый хуй дроча,
А в перерывах при свечах,
Пером царапая листы,
Рассвет встречал... Теперь и ты
Прочесть его сумеешь труд
О благородной силе муд...
…Под Ла-Рошелью все в говне –
Солдаты дрищут на войне –
А в бой пойдешь, ядрена вошь,
В штаны, естественно, насрешь.
И потому, ебена мать,
Так несподручно воевать.
Среди католиков известный
Был граф один; и если честно,
Другим дворянам не чета –
(Я сам об этом прочитал),
Махая шпагою своей,
На льва похож был  – царь зверей.
Красив лицом, усы завиты,
Камзол галунами обшитый
Стройна осанка, крепость рук,
А звался воин – граф Мандюк…
…Я должен сделать отступленье –
Там в тексте нет пяти страниц.
Знать, навсегда ушли в забвенье,
Так, как уходят сновиденья
Весенним утром про девиц.
…Согласно разным древним данным,
Король был Генрих де Бурбон,
Не раз свой хуй вставлял он дамам
В любую дырку, мудозвон.
Но слыл Анри бойцом хорошим,
А выпить – тоже не дурак…
Был бородат, носил калоши
Любил захаживать в бардак.
Он снял осаду Ла-Рошели:
«Довольно! Франция в крови!»
С трудом, со скрипом, еле-еле,
Но бледный мир восстановил.
Жаль, в жены бабу взял худую,
Хоть и красивую на вид…
Вот так и жили – муж блядует,
Жена взъебнуться норовит.
Но я прошу у Вас прощенья,
Читаем дальше перевод
(Закончу с длинным отступленьем –
В курс дела просто ввел Вас). Вот…
Вернулся граф Мандюк в Париж
И так подумал: «Денег – шиш...
Пойду на службу к государю –
Оклад и месячный билет,
Бесплатный завтрак и обед;
И лошадей за службу дарят».
В отделе кадров без проблем:
«Вот столько сру, вот столько ем.
Не наркоман, не алкоголик,
И справка есть – не параноик,
Вот документ, а вот медаль
И трусом не был никогда».
Кадровики ужасно рады:
«Такого парня нам и надо,
Пойдешь в охрану к королю;
Такая ставка, кормовые,
Казенный фрак и проездные,
А в праздник будет по рублю».
…И вот, герой наш на работе.
(Вернее, будет на часах),
У короля две крепких тети –
Их пригласил Анри: «Извольте,
Со мной побыть вы в неглежах».
Распили литров пять шампани –
Король ебаться был готов,
Глаза его зажглись огнями,
И хуй поднялся – ну здоров!
А бабы, выпив, сразу к делу –
И предстоял великий бой,
Кто с королем не будет смелой –
Та поимеет геморрой!
И, как голодные вампиры
Вцепились девки в короля,
Он руки им засунул в дыры,
Балет, в натуре… О-ля-ля!
Картинка – глянешь – съедет крыша,
Отсосан хуй, в пездах горит…
Король уже почти не дышит,
Хрипит проказник наш Анри!
Раздвиньте губы половые –
Созрели нивы и поля!
Брызг спермы – капельки густые
Тугой струей по секелям!..
Но мало! Генрих снова хочет –
В пизде зарылся с головой;
Ах, в Лувре ночи дней короче,
Хватило б время для другой!
Красотка ойкнула – дрожь в теле,
Впилась ногтями в короля…
Когда кончала – так пердела,
Что у дворца тряслась земля!
Потом, откинувшись в экстазе,
Чуть-чуть решила отдохнуть,
А Герих вперся в девку глазом,
И укусил ее за грудь.
Решил мадаме вставить в жопу,
Погладить толстую кишку…
У короля большая лопасть
(С наколкой: «Всем – мерси боку!»)…
Они успели в одночасье,
И сперма капнула на пол…
Анри сказал: «Одно есть счастье,
И в ебле я его нашел!»
Но тут пердящая особа,
Которой вдул он в первый раз,
Созрела вновь: «Хочу я ёба!»
Пришла у девицы пора.
Вопрос: откуда столько силы,
Чтоб без «Виагры» до утра?
А сперма лилась, лилась, лилась
На груди, жопы, клитора…
…Ебаться, право, не грешно -
Чуть приоткрытое окно,
Свеча и музыка… О’Кей!..
И хуй зажат между грудей…
Опять я, братцы, не туда…
Но горемычная пизда,
Прервав французский перевод,
Вновь к складкам трепетным зовет…
Ну я закончил…. И у нас
Уж о другом пойдет рассказ:
Пока король свой парил трос,
Граф в карауле службу нес
Ни стон, не пылкой страсти вздох
Расшевелить его не смог;
Строга порою к нам судьба –
Мандюк, увы, не мог ебать!
Скажу вам правду, господа:
Меж графских ног была... пизда!
Да, он мужик во всем другом,
Но нет того, чем мы ебем.
Уж лучше триппер, чем склероз…
Обидно? Как же, аж до слез!
…Пизда прекрасная собою!..
И клитор нежных ласк достоин,
И малых губ красив бутон…
Но граф – кто – граф! И, значит, он,
Не бабой был, а мужиком,
(Ну, бабой тоже, но… тайком).
 Не упрекал в ночи творца:
«Зачем лишил меня конца?»
…В пизде, не ебанной пока
Есть целка – рвать ее – тоска:
Всех дел – чуть больше чем на грош!
Пока упросишь и воткнешь…
Пизда кричит, пизда ворчит,
И хуй ругается в ночи…
Зато потом, когда проткнешь -
Так запоешь, ядрена вошь!..
…Но что-то начал я опять
От темы нашей отступать…
Так вот: у графа Мандюка
Была пизда и в ней пока
Закрыт проход. И по тому
(Сказать попробуйте кому!)
Граф целка. Эх, еби их мать…
Да кто бы стал его ебать!
…Теперь открыл я тайну Вам,
Что граф не хаживал до дам…
Такие странные дела…
Ну, что с того: судьба такая…
А жизнь рекой своей текла…
Тот, кто быстрей – всех обсирает…
Всем поднасрал и граф Мандюк…
У королевы как-то вдруг
Шальная взвизгнула пизда.
Зовет она свою служанку
И с криком: «Слушай-ка сюда:
Хочу, чтоб завтра спозаранку
Ты привела мне мужиков,
Я оценю мощь их хуев,
И на ночь выберу бойца
По показателям конца.
Смотри, чтоб был меж них один,
Охранник мужа, дворянин,
Стройна осанка, крепость рук…
Его фамилия Мандюк
Он так лицом и чист и свеж,
Его хочу в себя я. Плешь
Пусть он в пизде моей протрет…
Однако, если хуй не тот,
Не будет в лоне он моем,
Поздоровей елдак найдем!»
…Еблива сука-королева:
Она, совсем уж юной девой,
В себя вставляла огурец...
А в десять лет взяла конец.
И потому ее служанка,
Как приказали, спозаранку,
У спальни строила мужчин,
Штаны все сняли, как один.
Лобок прикрыв завесой рук.
В рядах, средь первых, граф Мандюк,
…Мария Медичи, известно,
До ебли прыткая была;
Мужчин оценивала честно
По их головкам и стволам.
«Вот это хуй! А вот по боле!
А этот маленький совсем...
И на хуи есть божья воля...
Эх, дал бы бог мужской гарем –
Тогда не надо даже рая…»
Шла королева по рядам,
Всех мужиков в себя желая,
Лишь приняла б ее пизда!..
«А ну-ка, эй, одерни руки, –
Дошел черед до Мандюка, –
Я изнываю здесь от скуки,
Поставь ладони на бока!»
«О, ваша светлость, – граф в смущеньи, –
Мне стыдно миру предъявить
То, чем наказан от рожденья –
Свое орудие любви…
И потому… Уйти позвольте…
Служанка, эй, верни штаны…
А то ж стою, как на курорте
И взгляды – пенные волнЫ…»
«Как любопытно! – королева
Вся запылала страстью вдруг, -
Я ж не пяти лет жизни дева,
Видала много этих штук!
Он слишком мал?» «О, нет, конечно…»
«Тогда… Ступайте, господа!
Свободны все!.. Мой друг сердечный,
Прошу, пожалуйста, сюда.
Вас приведут ко мне под вечер;
Вы будьте в Лувре… В добрый час»…
…Зажгли торжественные свечи…
И, скинув алый шелк с плеча,
Омыла ноги королева,
Поковырялась справа, слева,
Потерла губкой между ног,
Подчистив пилкой ноготок,
И, предвкушая благодать,
Легла на пуфик ебли ждать.
А что же славный граф Мандюк?
Как и положено героям,
Вошел в Венерины покои,
Избавить грешницу от мук.
«Разденьтесь, граф, – она сказала,
Когда уж выпили немало, –
И покажите свой конец!»
«Мадам, для женщин я – мертвец!»
«Вы импотент?!» «О, нет, увы…
У всех мужчин – две головы,
А у меня всего одна,
Несчастна в том моя звезда
И виновата в том она,
Что у меня меж ног пизда!»
«Не может быть! Вы – не мужик?»
«Нет, с детства быть я им привык,
Но только хуя – ни хуя»
«О, матерь божия моя,
Такое слышу в первый раз!..
А, ну, достаньте на показ!»
И граф смущенно снял рубаху,
И с любопытством и со страхом
Мария глянула туда…
«Бог мой! И, правда, ведь – пизда!..
А вы еблись?» «Ни разу, нет –
Не выводил хочушку в свет».
«Тогда, месье, без лишних фраз
Лишу я девственности вас!
Не будем спорить – так хочу!»
А королеве не перечат –
Ни сколько, даже ни чуть-чуть:
Закон для слуг ее есть речи;
И, как закусит удила…
Вот, деревянный член взяла...
И, после ласк и поцелуев,
Узнал граф вкус большого хуя!..
И кончить пару раз успел…
(Кончать – не только баб удел).
И королеве интересно –
Мужик с пиздой красивой тесной!
И, мастурбируя себя
И, графа нашего ебя,
Она закончила сама,
И раскраснелась, словно мак…

Монах, наверно, очень скупо
Нам описал их первый акт...
Наверно, сам дрочил под пупом,
И буквы прыгали не в такт.
Но дело, в общем, было ясно:
Отъебан граф… У них потом
Был целый год любви прекрасной:
Она в его пизде колом,
Как в ступе, часто ковырялась;
И он ей тоже загонял…
Но… Видно, чувств им было мало
И близок повести финал.
Был граф казнен – за что не знаю,
Но он лишился головы,
Видать судьба его такая,
Судьба хуевая, увы!
И королева тоже вскоре,
Ларец, припрятав, умерла...
А годы шли волнами в море,
Плюющем ползущим по стволам.
Но только временем не смыта
Вся их французская любовь –
Про мужика «пизда-с-корыто»,
Про бабу-блядь мы вспомним вновь...

 

Last modified 2007-03-26 12:00