Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 




Personal tools

Новые старые приключения Незнайки



 

Глава 1

В одном городе под названием Цветуёочный, что на Огурцовой реке, жили малыши и малышки. Малыши были сплошь пидары, уйебаны, торчки и другие, не заслуживающие доверия, личности. Малышки были сплошь блядями, прошмандофками и вообще падшими женщинами. Это конечно хорошо, когда в нормальном городе все женщины – падшие, ебись – нехочу, да и цены, надо полагать, божецкие, поскольку предложение идет со спросом, как говорится, ноздря в ноздрю. Но в нашем Цветуёчном городе предложение намного превышало спрос – по сути, регулярно икшался с малышками только один коротышка – Незнайка, так как от уйебанов, пидаров и торчков блядям ждать особо нечего. Жил Незнайка в большом просторном, но довольно засранном другими коротышками доме. Были у него и соседи, но обо всем по порядку. Вобще говоря, есть у меня некоторое подозрение, что малыши и малышки были самыми обыкновенными мерзкими крикливыми лилипутами с пронзительными голосами и сморщенными щщами, но это только домыслы верного слуги Мельпомены.

Глава 2

Соседи Незнайки были редкостными уебищами. Все до одного. Самым умным считался Знайка, но он был полным и безнадежным импотентом и мудаком, что, впрочем, не умаляло его умственных достоинств. Доктор Пилюлькин был злобным и жестоким коротышкой. Когда кто-нибудь из малышей приходил к нему с жалобами, он использовал все свои медицинские знания (кстати, довольно скудные) в издевательских и просто-таки гестаповских целях. Как-то раз толстяк Пончик не удержал на ногах собственный вес и поимел несчастье сесть на вертикально торчащую вверх небольшую трубу. Глубина и точность проникновения трубы была обеспечена достойная, и пострадавший анус Пончика представлял собой одну большую кровоточащую дыру. Пилюлькин заставил пациента выпить кружку касторки, а на исковерканный зад вылил литр йоду. О конвульсиях едва не скопытившегося от болевого шока Пончика, думаю, рассказывать излишне. Пончик, кстати, был добродушным глупым уйебаном, с которым Незнайка иногда раскуривался. Правда, случай с жопой сильно изменил Пончика, и он стал подозрительным и недоверчивым. Ближайшим другом Пончика был Сахарин Сахариныч Сиропчик, гнавший из сахарной свеклы (которую пиздил в соседнем совхозе) восхитительный душистый самогон. Сиропчик не просыхал решительно никогда, поэтому этот самый самогон у него было проще простого спиздить, что Незнайка с успехом неоднократно проделывал. Охотник Пулька был помешанным на охоте уйобком, с которым поговорить о серьозных вещах, как-то: о бабах (то есть малышках) или о водке, не представлялось возможным. Глаза его горели негасимым охотничьим азартом, язык пестрил всевозможным затейливыми охотничьими терминами, на ногах красовались перманентно воняющие охотничьи сапоги да еще он водил повсюду свою собаку Бульку, огромного агрессивного волкодава, на которого любой малыш мог усесца, как на пони и который в случае чего мог спокойно оного малыша сожрать. Были еще музыкант Гусля и художник Тюбик. Про них рассказывать неинтересно, потому что они были пассивными пидарасами и ебались почем зря. Авоська и Небоська были братьями-близнецами. Помимо удивительного внешнего сходства братья обладали еще одной «семейной» чертой – они были полными дебилами. Механики Винтик и Шпунтик занимались исключительно всякой хуйней, типа сборки автомобиля, работающего на газированной воде с сиропом, починки примусов населению, изобретения вечного двигателя и прочая и прочая… Про Торопыжку рассказывать вообще нечего, поскольку другого такого уйебана вы не найдете во всем Цветуёчном городе, что на Огурцовой реке. Также там жили Растеряйка (редкое уебище), Ворчун (часто получает пиздюлей за то, что ворчит) и Молчун (часто получает пиздюлей за то, что молчит). А еще у Незнайки был закадычный кореш Гунька, с которым они пили, курили и ебали баб в два смычка.

Глава 3

Как-то раз два безумных механика Винтик и Шпунтик все же каким-то хитрожопым способом изобрели-таки и собрали мифический автомобиль, работающий на высокооктановой газированной воде с сиропом. Изобрели, собрали и, как последние лохи, оставили прямо во дворе. Аккурат об это время шел мимо слегка уже пьяненький Незнайка и прикидывал, как бы ему убить вечерок. И вдруг – нате! Тачила стоит и вокруг никого. Быстренько позвонив на трубу дружбану Гуньке, Незнайка вскочил в машину и, лихо напылив в еблища выбежавшим на шум горе-изобретателям, понесся по улицам Цветуёчного города, что на Огурцовой реке. Расчет Незнайки был прост до примитивизма: покатать на тачиле двух блядищ, Мушку и Кнопочку, а потом по такому случаю на шАру их выебать. Но коротышка предполагает, а коротышачий бог располагает: гениальные механики забыли снабдить свое творение тормозной системой и, чтобы остановиться, нужно было выпить всю высокооктановую газированную воду с сиропом, и поскольку Незнайке это было не под силу, а обжора Пончик остался дома, машина неслась по мостовой, неподвластная управлению, а Незнайка истошно орал и крутил руль во все стороны. Кружа по городу, Незнайка задавил до хуя коротышек – штук двадцать, не меньше, а ученый Стекляшкин получил нехилых пиздюлей от Гуньки за то, что посоветовал положить поперек дороги огромное бревно, чтобы остановить нарушителя спокойствия. В итоге Незнайка улетел в овраг, получив всего лишь несколько ссадин. И тут же оказался в лапах коварного Пилюлькина, который уже стоял наготове с пузырьком йода емкостью литра два и плотоядно улыбался. Так что, в тот злополучный день Мушку и Кнопочку ебал один лишь Гунька, а после, переживая за судьбину друга, выгнал обеих блядищ из их же берлог, нажрался их же винищем и пошел выручать Незнайку от Пилюлькина, но до места кореша не дошел, поскольку получил пизды от на удивление трезвого и от этого фантастически свирепого Сахарина Сахариновича Сиропчика…

Глава 4

Как-то раз Незнайка задумался, а вот типа надоело постоянно бухать, ебаца и дуть – надо чем-нибудь серьозным заняца. Рисование и музыка отпадали, поскольку единственные, кто мог научить этим искусствам, были безнадежные и социально опасные пидары Тюбик и Гусля, попасца в логово к которым Незнайка не отважился бы даже в компании с Гунькой. Оставалась еще наука, но Стекляшкин, получив пизды от Гуньки, огреб еще и от Незнайки, после того, как тот вырвался из лап Пилюлькина, и поэтому купил реммингтон и не подпускал к своему дому на пушечный выстрел. Наука тоже не годилась. Оставались стихи. Стихи! Сколько прекрасного и удивительного таят в себе рифмы, ямбы, хореи, четверостишия… Как захотелось Незнайке сочинить какой-нибудь стих! Но он не умел. В городе был один поэт с сомнительной репутацией по имени Цветик, но он уже который год не покидал жилища и начали поговаривать, что он коня двинул, но тяга к прекрасному оказалась сильнее субъективных страхов, и Незнайка пошел к Цветику.
Дверь Незнайке открыл малыш, переодетый малышкою. В нижнем белье и чулках с подвязками. «Эээ…а мне бы Цветика», - промямлил оторопевший Незнайка. «Я поэт, зовусь я Цветик, вам я сделаю минетик!», - продекламировало существо и, крепко ухватив Незнайку за руку, повлекло вовнутрь. Однако, перспектива провести время в логове у пидараса со всеми вытекающими последствиями, прибавила Незнайке сил и, вырвавшись из цепких лап извращенца и йобнув его по балде подвернувшейся под руку дубиной, наш герой бросился наутек. Переведя дух, он отправился к Гуньке, но у товарища не оказалось алкоголя, поэтому друзья поспешили к Сиропчику, спиздили у него самогону и, удовлетворив первую жажду, Незнайка поведал Гуньке удивительную и страшную историю, приключившуюся с ним. С тех пор Незнайка перехотел быть поэтом.

Глава 5

Однажды Знайка, которому в своем импотентстве ничего не оставалось делать, как читать книжки, начитался какой-то хуйни и сказал коротышкам:
- Братцы! Давайте построим воздушный шар и полетим в далекие края!
- Ууу..? – спросил дебил Авоська.
- Ааа… - пояснил дебил Небоська.
- Ни хуя себе, - пробормотал пьяный в жопу Сахарин Сахариныч Сиропчик.
- А это опасно? – спросил художник-пидар Тюбик.
- Я боюсь, - пропищал музыкант-пидар Гусля.
- Хыхы, - зловеще потер ладони коварный Пилюлькин.
- Без баб не полечу ни хуя, бабы в походе – вещь необходимая, - воскликнул Незнайка.
- Хм, - с сомнением переглянулись Винтик и Шпунтик.
- Ну вот еще, - проворчал Ворчун, за что немедленно получил пиздюлей от присутствующих. А Молчун промолчал, за что тоже немедленно получил пиздюлей от всех присутствующих. Вобщем, хоть идея не нашла должной поддержки у масс, решено было лететь.
Вечером того же дня, кинув по паре палок Мушке и Кнопочке, Незнайка за стопариком водовки рассказывал своему корешу Гуньке о том, как они полетят на воздушном шаре в далекие края. Однако Гунька не поверил и даже высмеял идею полета. Он так и сказал: «Плетите вы, с крыши на чердак, нах..!», и незамедлительно получил в щщи от Незнайки. Так поссорились два неразлучных друга.

Глава 6

О том, как коротышки делали воздушный шар, рассказывать долго и неинтересно. Тем более, что шар получился хуевый. Прямо скажем хуевей некуда. Знайка, вообразивший себя великим инженером, накалякал невъебенную кучу чертежей, которые с инженерной точки зрения оказались совершенно безграмотными. Но шар все же полетел. Даже, несмотря на то, что туда вперлись жиртресты Пончик и Сахарин Сахариныч Сиропчик (с 50 литровым запасом самогона) и злобный волкодав Булька (которого потом пришлось сбросить вместе с охотником Пулькой). Тюбик и Гусля уселись в уголке и взялись за руки. Пилюлькин впихнул всем воздухоплавателям для профилактики по ложке касторки, а братьям Авоське и Небоське намазал йодом еблища. Растеряйка растерял всю свою одежду и явился к месту взлета в костюме Адама, за что был немедленно дисквалифицирован находчивым Пилюлькиным и намазан йодом с головы до пят. Ворчун, пока забирался в корзину, весь изворчался, за что немедленно получил пиздюлей, а Молчун взирал на всю эту суету молча, за что тоже незамедлительно получил пиздюлей, причем нехилых.
Когда все, наконец, уселись, Знайка перерубил канат, и воздушный, с позволения сказать, шар взмыл ввысь. Кстати, в Цветуёчном городе, что на реке Огурцовой, из-за вышеописанного полета возникли нехуевые траблы. Дело в том, что городишко разделился на два враждующих лагеря, которые спорили полетит шар или не полетит. И когда шар все-таки полетел, разумеется, возник грандиозный махач, продолжавшийся три дня и три ночи. После этого события во всем городе не осталось ни одного целого носа и несломанного ребра. «Как хорошо, что Пилюлькина забрали – а то бы уморил всех своей касторкой», - с благодарностью вспоминал бывший Незнайкин дружбан Гунька.

Глава 7

Полет, однако, продолжался весьма недолго. Шар, как уже говорилось выше, взмыл ввысь и отдался на волю ветра. Пролетев немного таким образом, шар попал в облако. Все окутал непроницаемый туман, и Торопыжка, решивший, что уже прилетели, сиганул из корзины вниз. Отметив это событие бурными возлияниями (причем недоверчивый и предприимчивый Пилюлькин лакал медицинский спирт из походной фляги), коротышки заметили, что шар стремительно падает вниз. Для мешков с балластом места, понятное дело, не хватило. Его заняли 50 литров самогона во главе с Сахарин Сахаринычем Сиропчиком. Конечно, можно было выкинуть эти 50 литров, но без самогона пришлось бы туго, да и перспектива иметь в дело с трезвым Сахарин Сахаринычем отнюдь не манила розовым цветом. Поэтому выкинули двух пидарасов – Гуслю и Тюбика. Однако, это не помогло. Потом забздел Знайка и прыгнул сам. Типа с парашютом. Затем были выпижжены с шара Пулька с Булькой, Молчун с Ворчуном, Торопыжка и дебильные братья. После этого Незнайка с особым удовольствием набил ебальник Пилюлькину, отобрал флягу со спиртом и выкинул безжизненное тело вниз. Винтик и Шпунтик, применив инженерную мысль, сделали себе из полиэтиленовых пакетов парапланы и с воплями упорхнули в неизвестном направлении.
На шаре осталось трое – Незнайка, спящий в тяжелом алкогольном забытьи Сахарин Сахариныч Сиропчик и толстяк Пончик, то же успевший нажраться до бессознательного состояния. Незнайка стоял над ними и делал мучительный выбор. В итоге он бросился к Пончику и стал изо всех сил пытаться приподнять его хотя бы немного. В этот момент корзина с треском грохнулась на землю, Незнайку швырнуло в сторону, и он лишился чувств.

 

Примечания

Текст впервые был опубликовано на сайте oblomoff.by.ru/creative_neznaika.htm

Last modified 2005-04-26 09:57