Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Personal tools

Сказка о могучем импотенте царе Иване



Сказка о могучем импотенте - царе Иване, жене его - царице,

бывшей царевне, которая оправдала возложенные на нее

надежды, верном воеводе, храброй дружине, неграх, греках и

других народов.

 

Не живут цари по царски -

Водку пьют, баб не ебут,

На хую уже нет смазки,

Поседела сила муд.

И не хуй стал, а хуишко,

Чтоб воды сливать излишки,

Как ненужный червячок,

Чтоб повесить ярлычок.

Царь Иван - седой и статный,

В обхождении приятный,

С бородою до пупа,

Рожа вовсе не глупа.

Всем врагам своей Отчизны

В поле боя ставит клизму;

И жену свою - царицу

Еб и в бане и в светлице.

И на троне пять раз в день,

И еще хуй знает где,

Только с некоторых пор

Приключился с ним позор:

Он и хочет и не может -

Не встает, ебена мать!

То на лед его положит,

То в огонь начнет совать.

То дверной прищемит створкой,

То ударит молотком,

То потрет kutak* на терке,

Тот не высится торчком.

Царь бы плюнул и напился

И не очень огорчился -

Семь десятков лет - пора -

Уж закончена игра.

Но нельзя - жена- царица

Все такая ж молодица

И не тронута в годах

Распрекрасная пизда,

Груди крепки и упруги,

Хоть на конкурс буги-вуги

Отправляйся танцевать

И беды не думай знать!

Нет морщин на гладкой коже,

На лице, конечно, тоже,

Губы - бархатный кармин,

А глаза - как неба синь.

И желанье с каждым годом

Все становятся сильней;

Видно, хитрая природа

Не стареть велела ей.

Царь, конечно, притворялся,

Что ему не до ебни,

То на битву отправлялся,

Мол, нельзя, сезон войны.

То охота, то походы,

То напьется с воеводой,

Ну а с пьяным мужиком,

Как с дубовым чурбаком.

А жена все понимала:

Занят муж - не возражала

И утеху находила

В том, что от других таила -

В горностаевом меху

Спрятан деревянный хуй,

Весь резьбою изукрашен,

Был на вид немного страшен

И огромен - пять вершков,

Но. Нет если мужиков,

Не найти милее друга.

На дворе ли солнце, вьюга,

Между ножек есть мешок,

Опоясан кожей красной;

Деревянный корешок

В пору барышне прекрасной.

Царь Иван раз с воеводой

Медовухи перебрал

И, борясь со злой икотой,

Про несчастье рассказал.

Воевода - друг хороший,

Много знал он женских плошек,

Хуй имел как у коня;

Саблей острою звеня

Многих дам вводил в смущенье

Жаждою совокупленья

И без мысли: Дать - не дать?

Девки прыгали в кровать...

Он внимательно послушал

Что гнетет Ивана душу,

И дает совет такой:

Ты корабль боевой

Снарядить вели к походу,

Может, у других народов

Средство есть, чтоб хуй поднять,

Мне спокойней доверять

Их врачам, чем нашим татям -

Наши лечат как пиздец -

Пол хуя тебе отхватят,

А потом на гроб венец.

Государь, с тобой поеду,

Может, чем и помогу,

Жди меня в четверг, к обеду,

В корабле на берегу.

Он ушел и царь, вздохнувши,

Хуй помыл, лицо и уши,

Рюмку водки саданул

И на лавочке заснул.

Пролетело пять деньков

И корабль был готов.

Царь с царицею простился,

Три раза перекрестился

И на палубу шагнул.

Ветер парус в миг надул.

И понесся к синю морю

К волнам буйным на просторе

Легкий, крепкий и послушный

Из прямой сосны опушной

Их корабль боевой.

Царь, конечно же с тоской

Покидал края родные.

Но, чтоб хуй свой излечить,

В дебри можно влезть такие,

Что до дома путь забыть.

Целый месяц волны, волны,

И не видно берегов;

Все яички спермой полны,

Аж до скрежета зубов.

У дружины нет заботы .

Если вдруг придет охота .

Подрочил - и будь здоров,

Что зря портиться добро.

Но Иван, увы, не может,

Ободрал уже всю кожу

На хую своем, дроча

И расплакался, ворча:

Как же так . мои ребята .

Спермы в них . греби лопатой,

Раз по двадцать каждый день

Вспоминают про пиздень,

А по палубе пройдешься .

Подскользнешсья, наебнешься,

Ведь у них заботы нет.

Эх, такое счастье мне!

Ничего, в чужой сторонке

Честь мою спасти должны;

Так проеду по пизденке

Дорогой своей жены!

Дарданеллы за кормою,

Вот и Греция, а в ней

Красотой своей нагою

Много хвалиться блядей.

И ученых там немало.

Может, мне поправят жало,

Чтобы хуй колом стоял,

Горя, бед, забот не знал.

Море белый пляж ласкает,

А под солнцем отдыхают,

Тело выжав из туник,

Много девок молодых.

Прямоносы, круглозады,

Кучерявы, томны взгляды,

Груди. Ах, что говорить,

Так и хочется схватить,

Взять и венчик обслюнявить,

Между ног ялду заправить;

Надоело уж дрочить .

Плоть бы женскую вкусить.

На песке, в прибое моря

Оргазмировать, не споря,

Если кончил . значит надо.

Вот, спустили паруса.

Девки, стройтесь для парада,

Начинаем чудеса!

К ним гречанка молодая

Вдоль по берегу идет,

Крепкой жопою виляя

За собой к любви зовет.

Тут Иванова дружина

Словно на тугих пружинах

С корабля на берег шмыг .

Долго ждали этот миг.

А девицы испугались,

Завизжали, заорали,

Ну пизденки прикрывать

И от берега бежать.

Только их мужская сила

Сразу быстренько накрыла

И что б время не терять

Стали щупать и ебать.

А гречанки разомлели:

Гей, славяне, в самом деле,

Лучше в свете нет мужчин .

Мы под вами аж трещим!

И размерами приятны,

И вставляют аккуратно;

Нас вот так никто не еб .

Слабаки эллины наши .

Им ведь, хуй поднялся чтоб,

Добавляем травки в кашу.

А потом они слегка,

Чтобы не было обидно,

Чуть потрут у секелька,

Нам же радости не видно;

Потому что их хуйки

Ни хуя не велики,

Пусть стоят, да что в том толку

Ковырять в пизде иголкой

Потому, мужьям назло,

Так нам с вами повезло!

И давай уде с охотой

И легко и беззаботно,

Прежний страх успев забыть

Русских воинов любить.

А едва Иван услышал

Про траву, велел потише

Славным воинам пыхтеть,

Что б послушать смог суметь

О растении подробно

И, конечно, сделать пробу.

У одной уставшей дамы

Он спросил: А как найти

Мне росток хоть малый самый,

Что б смог силу обрести.

А то годы подкачали

И как все, я не могу,

В сердце место есть печали.

И услышал: На лугу,

В трех верстах ходьбы отсюда

Есть трава . святое чудо,

Если кашу с ней сварить,

Можно хуем гвоздь забить.

Но ее немного нужно:

Хуй . опасное оружье,

Здесь нельзя переборщить:

Случай был: порвали сраку,

Город весь над гробом плакал,

Так что лучше не спешить.

Царь недолго сомневался

И до места подорвался,

На крылах летел, не шел,

Много той травы нашел.

На корабль возвратился

И ничуть не удивился:

Все ебут гречанок вои,

Но за них царь был спокоен.

Кашу быстренько сварил,

Травку мелко покрошил

И умял весь котелок,

Отрыгнул, стал ждать итог.

Ждал Иван, а толку нет .

Ничего не шевельнулось,

Хуй висит - худой омлет,

Как тяжелой пушки дуло.

Царь расстроился, но все же

Воевода . ход конем:

Государь, наверно, может,

Мы в других краях найдем.

Я командую отплытье,

Ведь гречанки от соитий

Не живы и не мертвы,

Обошлось и без травы!

Дан сигнал . дружина в сборе.

И опять по синю морю

Мчит корабль их вперед,

Вдруг Ивану повезет:

Он найдет свое спасенье.

И с мечтой об избавленьи

И о счастье баб ебать,

Выпив водки царь лег спать.

Как-то раз в рассветный миг

Вдруг дозорный поднял крик:

Эй, земля у нас по носу,

Вижу: люди голы, босы

И черны, как мрак ночной!

Царь приказ дает: Причалить!

И, забрав мечи с собой,

Все к арапам побежали.

Африка . страна загадок,

Море, пальмы и песок,

Негритянки с толстым задом

Пьют кокосов белый сок.

А у негров . ну хуи!

(Это, господа мои,

Не сказать и не представить,

Если женщине заправить,

То она тотчас умрет.

Негр не бросит . доебет!)

А пизденки негритянок .

Шире огуречных банок,

Грудь висит до живота.

Здесь уже не ебота,

А скорей всего изъебство,

Вроде еблепроизводства!

Молодые негритянки .

В палках нос, в ушах баранки,

Все же очень хороши

И дают . не запиши!..

Вот дружинники толпой

К голым неграм подкатили

И спросили про постой,

И про баб они спросили.

Их в деревню проводили

Черножопые мужи,

И на славу угостили

Тем, что в небесах жужжит.

Угостили червяками,

Обезьяньими мозгами,

Закатили пир горой,

Проводили на покой.

Только воинам не спиться .

Сперма в яйцах кипятиться:

Как же так . в полночный час

Бабы есть, но не для нас?

Ничего, что рожи . уголь,

В междуножный вставить угол

Можно даже хоть кому.

И пошли в ночную тьму

Бедных негров поднимать

От желанья баб ебать.

Негры сразу возмущаться,

За ножи свои хвататься.

Только русский меч остер,

Хуй ли неграм с ним тягаться?..

Русским . водку да простор,

Что бы было где махаться!

Негритянский вождь расстроен,

Он Ивану говорит:

Может, биться нам не стоит -

Поединок все решит.

Что народ нам зря калечить,

Лучше мы с тобой вдвоем

Все решим на поле сечи:

Кто кого убьет хуем.

Если сгину я . спокойно

Баб бери себе достойных

И отдай своим бойцам,

Успокоить страсть в концах.

Если ты умрешь от хуя,

То людей твоих возьму я

В рабство. Как расклад, идет?

Ах, ты, ебанный ты в рот!

Ты со мною, с инвалидом,

Потягаться вздумал, гнида?

И, как сотня острых стрел,

Царь на негра налетел.

И своим поникшим хуем

Враз убил его. Не вру я:

Болт, он, может быть, и вял,

Но с уменьем всяк удал.

Уговор дороже денег,

Негритянский гомон стих

И, как черные пельмени,

Засверкали жопы их.

И к царю Ивану сразу

Подскочило восемь баб:

Ну-ка, выставь для показа

То, в чем ты, дедуля, слаб.

Как трудились, как потели,

Морды черные блестели,

Но, увы, расклад не тот .

Не встает хуй, не встает!

Уж и гладили, дрочили,

Языки свои сточили,

Терли, драили, скребли,

И тянули до земли,

И иголкой ковыряли,

В улей с пчелами вставляли.

Восемь баб лежат, пыхтят,

Руки черные дрожат:

Мы, увы, здесь все бессильны,

Хуй могуч, и толст, и длинен,

Но поднять его нельзя,

Это вам расскажет всяк!

А Иванова дружина,

Спермой пезды промочив,

Взяв бананы, апельсины

Распрощались чином - чин.

На корабль поспешили,

С ними вместе царь Иван.

Волны пеною взъярились,

Ждет отважных океан.

Воевода хуй стоячий

Сполоснул водой горячей

И к Ивану на доклад,

Собутыльнику царь рад.

Что расскажешь, воин бравый,

Наеблись вы все на славу,

А ваш бедный государь

Уж не помнит, как пизда

Хуй горячий принимает,

Что мне делать . я не знаю.

Государь, что толку ныть,

Верю: лучше дальше плыть.

Может, там в далеких странах

Вам исправим все изъяны,

Жалко, что до той поры

Вам не ведать вкус норы

Жаркой, мокрой и пахучей,

Что у женщин между ног.

Мне немногим чем вам лучше .

Я б сейчас ебать не смог.

Ну, конечно, не одну ты

Тетку крепкую уеб,

И не отдыхал минуты,

Успевать побольше чтоб.

Хуй с ним, с горем и печалью,

Будешь пить? . Я наливаю

И, ебать твою туды .

Первый тост за сок пизды!

Мне его хотя б понюхать;

Хуй зазря висит под брюхом...

Ладно, не хуя страдать,

Будем о другом мечтать!..

Царь Иван . крестьянский сын,

Как-то раз судьбы весы

Подарили ему трон,

Но остался прежним он:

Водку пил, как в дни былые,

Молодые, озорные,

И, когда пробило два,

На ногах стоял едва.

Воевода с ним на пару

В грязь, конечно, не ударил,

Как бурлящий океан

Гонит волны . был он пьян.

Так и плавали по свету

И познали много баб,

И (без всяких, без секретов),

Только царь был в ебле слаб.

Похотливые испанки .

Горячи, как жар в печи;

А на теле итальянки

Выпекают куличи,

А француженки ебуться,

Словно на пожар несутся,

Пезды красные смачны,

В смысле шири и длины.

Что пастушка, что графиня,

Враз полюбит, коль задвинешь,

Лучше крепкий русский хуй,

Чем французский поцелуй.

Англичанки с жопой плоской,

Два соска торчат на доске,

Вроде не за что и взять,

Но нельзя не отъебать.

Все равно: кухарка, леди,

Если хуй под клитор въедет,

И на матку брызнет сок,

Запульсирует висок,

И милее гренадера

В целом свете не найдешь.

Рашен мэн с тугим прибором .

Это то, чего ты ждешь!

Не давая послабленья

Всех ебла дружина враз,

И искал царь избавленья

От болезни, только шанс

Излечиться быстро таял,

Потому что от Италии

И до Англии врачи .

Их, блядей, самих лечить!

Что с Иваном вытворяли,

Только хуя не подняли.

Проститутки из борделей

То же над хуем потели.

И пытался как-то раз

Дать рецептик педераст!

Даже ведьм приводили .

Те руками разводили.

Говорили колдуны:

Наши знанья не сильны!

Описать все их изъебства

В той науке хуеебства:

Весь в бинтах, измазан мазью

Спит контуженый Иван,

А дружина с баб не слазит -

У бойцов есть личный план.

Всех, с кем можно быть в соитьи

Посажали на хуи.

Царь командует отплытье:

Хватит, воины мои!

Нам пора теперь до дома,

Ведь страдают там в истоме

Много женщин без любви.

И нельзя веревки вить

Из сердец своих любимых.

И, морской волной гонимый,

Споря с ветром и судьбой

Их корабль боевой,

Паруса раздув, как щеки,

Снова в путь спешит далекий.

По дороге у голландок

Ковырялись в пездах рваных,

У норвежек и датчанок,

Всем вставляли в складки банок.

К шведкам ветры занесли,

Всех кого нашли . ебли.

Только царь был безутешен -

Не хотел яриться хуй.

Я, бля, брат, тебя повешу,

Хоть себе, бля, в жопу суй!

Вдруг корабль стал брыкаться,

Посмотрели на борта:

Там ракушек тысяч двадцать,

Прочей дряни до черта.

Нужно счистить все немедля.

И по носу видят землю,

То Германия . страна,

Много девок и вина!

Но не в девках было дело .

Долго воины потели,

Днище чистя корабля:

Есть работа, в жопу блядь!

Первым делом . это дело,

А топом . вино и тело,

Вот, закончен трудный день .

Завтра утром по пиздень!

Ночью выспаться, как надо,

Что бы с солнцем при параде

Отправляться баб искать,

Спермы литры наспускать!

Ну, а царь? Увы, расстроен:

Близок дом, душа горит;

И теперь Иван в запое .

Весь день пьет, а ночью спит.

Рано утром шум, гам, крики,

Глядь на берег . там кортеж;

В галунах сияют лики,

Царь вздохнул: Да, зарубеж.

Тьма лакеев, дам, придворных,

Молодых пажей проворных.

Вдруг все стихло. Из кареты

В платье белое одета

Вышла дама и она

Распрекрасна, как весна .

Брови черные, собольи,

А глаза . под стать . уголья,

Грудь высока, налита -

Многих воинов мечта.

Стан каков! Осанка, плечи,

Мне сравнить их даже не с чем.

Кожа . соли белизна,

Зубки . белая стена,

Носик чуден, ротик свеж,

Ножки . ах!.. А то что меж -

Так и манит к наслажденью.

Кто же, кто была она?

Знать, в ее происхожденьи

Сам виновен сатана

Ни к чему нам страх могильный,

И секреты не нужны .

Звали барышню Брунгильдой .

Королеву всей страны.

Сам король убит был финном

И, как в сказке той старинной:

Мужу . в гробе протухать,

А жене . во всю гулять.

И ебаться без разбора,

В койке, в стойле, под забором;

Королева . хошь, не хошь,

А заставит . отъебешь!

Да к тому ж прекрасно тело,

Только вот какое дело .

Всем, кто в ночь ее любили,

Утром головы рубили,

Что б не знал честной народ,

Как Брунгильда в рот берет.

Слух такой она слыхала,

Что, мол, лодка рядом встала,

А на лодке той народ.

Все такие удалые,

Что уж если дать им ход .

Заебут, как псы борзые!

Только вождь их самый главный,

Симпатичный старичок

Хуй имел усталый, вялый

И похожий на сморчок.

От недуга то случилось,

Что машинка опустилась,

А вот раньше, говорят,

Он ебал и в рот и в зад,

И такой имел мундштук .

Еб за раз по десять штук.

И жена его, царица,

В пятьдесят, как молодица,

(Ведь от ебли от такой

Сразу станешь молодой -

Нет морщин, избытка веса,

Если сперма бьет, как гейзер).

Или я не королева,

Все в порядке справа, слева,

Что я, хуй не подниму?

Эх, как штык стоять ему!

Встанет он, тогда мне в пору

Заебаться до усеру.

Потому двор королевский

Утром был на берегу,

И смазливые принцесски

Ждали ебли на лугу;

Потому что им шепнули

Про славянских мужиков,

Мол, ебуться, как акулы

И ебуться . будь здоров!

И красотки захотели,

Чтоб их жопой повертели,

Спермы русской заглотнуть,

Ей измазать пуп и грудь.

Ожиданием томятся

С корабля крик: Слышьте, братцы,

Девок здесь . хоть разбавляй,

Ну-ка на берег давай!

Страшен волей русский хуй,

Только в дырочку не дуй!

Вот, Брунгильда пьет с Иваном:

За удачу нашим странам,

За державный наш союз

И за крепость дружбы уз!

Уж пуста шестая чарка,

В организме стало жарко,

Королева говорит:

У меня в пизде горит!

Я хочу, скажу, Ванюша,

В спермяном купаться душе,

Ты мне крантик приоткрой,

С ног до головы обмой.

Я слыхала: ты страдаешь,

Только это не беда .

Хуй поднять твой обещаю .

Ждет его моя пизда!

Молодцы твои лихие

Девок взяли и ебут;

Слышишь стоны заводные,

Хорошо, знать, поддают!

Но Иван в большом смущеньи:

Я б хоть в раз, без промедленья,

Но, наверное, никак

Мне не тронуть секелька.

Вдруг Брунгильда, сняв тунику,

На Ивана с громким криком

Налетела, словно лев,

Ебли страстной захотев.

Сорвала с него рубаху

И штаны порвала махом,

И, нашедши член, сама

Присосалась как комар.

Два часа без передыха

Языком водила лихо,

Даже кончила пять раз .

Вот была какая страсть!

А Иван лежит и дремлет:

Пусть там возиться с хуем;

Я . старик, седой и древний,

И не мне играть с бабьем.

А Брунгильда исстрадалась .

Очень уж хотелось ей,

На Ивана, знать, запала,

Между ног потек елей!

Только с хуем вот проблемы .

Где-то отпаялись клемы,

Но к Ивану мысли вмиг:

У меня же есть язык!

У меня еще есть руки,

Жалко блядь . умрет от муки;

Как старается она,

Страсти чувственной полна!

И Иван пошел в атаку .

Палец ей засунул в сраку,

А другой воткнул в пиздень:

На, катайся, хоть весь день!

Языком налег на клитор,

Женской смазки выпил литр,

В крик Брунгильда, аж зашлась,

Так, бедняжка, дорвалась!

А, кончая, так орала,

Что Иван чуть не оглох.

Что касается орала,

Он, как видите, не плох.

Час Брунгильда отдыхала,

А потом: Давай опять!

На Ивана вновь напала,

Стала хуй дрочить, лизать.

Но Иван сказал: Отставить!

Хуй штыком вам не поставить,

Извините-ка, мадам,

Но пора нам по домам.

Королева растерялась

И, представьте, обосралась:

Как же так: от чар моих

Хуй висит и вял и тих?

Значит, молодость проходит,

Значит, силы на исходе,

И увяла красота,

Стала я совсем не та!

И по дурости капризной

Вдруг она ушла из жизни,

Напоследок без хуя

Жизнь закончилась ея.

Только нам ее не жалко .

Перепачканной в говне

Ей в пизду воткнули палку

И распяли на стене.

За невинно убиенных

Из-за похоти людей

Кол в пизду, потом на стену,

И болтайся хоть весь день!

Царь дружину собирает:

Солнце в небе догорает

И пора нам плыть домой

В славный стольный город мой!

Дни смывалися волнами,

Подгоняем парусами,

Плыл корабль по морям.

К русским рубленым домам.

Царь расстроен был ужасно:

Где б я ни был . все напрасно,

И, наверно, не смогу я

Разрешить проблему с хуем.

Дома ждет меня жена,

Страсти чувственной полна

И, конечно, ей в охоту

Подо мною поработать.

Только мне уже до смерти

Не гордиться силой муд

Может, на том свете черти

Болт ненужный оторвут.

Может, в черной бездне моря

Я найду себе покой.

Нет, с судьбою лучше спорить,

Чем об стену головой!

Про недуг скажу царице,

Может, с ней мне излечиться

И получиться, коль нет .

Я покину этот свет.

И печальный и угрюмый,

Отягченный мутной думой,

Наш Иван встречал рассвет.

Поборов сто тысяч бед

Возле города родного,

Долгожданного такого

Встал корабль, парус пал;

Весь народ царя встречал

И удалую дружину -

Хлеб и соль, как на витрине.

И царица у ворот

С полной чаркой водки ждет.

Словно персик наливная

И желанна и нежна.

О соитии мечтает

После дней разлук она.

Вдруг.О чудо!.. Лишь завидел

Благоверную Иван,

Понял: зря судьбу обидел,

Злые зря кидал слова:

Вмиг штаны к коленям взмыли,

С ног спадая, заскользили,

Пот по телу заструился.

Наш Иван перекрестился,

Громким криком закричал

И к царице подбежал.

Сразу на руки поднял он,

Хоть она не ожидала

Бурной страсти, право слово,

Но к любви была готова.

Словно перед страшной битвой

Царь Иван творил молитвы.

Про себя хвалил Творца,

Что вернул он мощь конца.

Как там дальше было в спальне?..

Так, как я в первоначальной

Нашей сказке рассказал;

Ох, Иван и жарил яро,

Всю царицу распахал,

Словно бешенный в угаре.

А красавица . царица

Засияла, как алмаз .

Сперма белая искрится .

Сок Иван давил не раз.

Словно после заключенья

Бедный узник с наслажденьем

Мял пылающую плоть.

Льду огонь не побороть.

Как очнувшийся от спячки .

Лежа, раком и в стоячку,

На боку и через рот .

Царь свою жену ебет.

В этот день во всех палатах,

На кроватях, на полатях,

Сняв кольчуги и мечи,

Раздувая жар в печи,

Вся дружина в еб пустилась,

Чтобы женам не грустилось.

За разлуку, за простой

И за блуд в земле чужой.

Все грехи совокупленьем

Искупали, только дай;

Принимала с вожделеньем

Влагу белую пизда.

Срок прошел и все спокойно,

Страсти все поулеглись,

Царь Иван ходил довольный .

Без проблем теперь ебись.

Только милая царица .

До забавы мастерица .

Пальчик к хую поднесет .

Моментально тот встает.

И не падает, пока что

Не зальется белой пастой.

Наш Иван помолодел,

Даже волос почернел.

И опять, как в двадцать лет .

Им, царям, запретов нет.

Да, изведал он немало

В разных зарубежных далях.

Что не пробовал Иван,

Чтоб исправить свой изъян;

Только лишь жена родная,

Бровью черною играя,

Страсть в Иванушке зажгла.

Закипело чувства море,

Радость розой расцвела,

И забылись боль и горе.

***

В пездах женского начала,

Если между ног искать,

В складках трепетных немало,

Значит, нужно баб ебать

 

Примечания

Автор сказки - весьма плодовитый народный талант, скрывающийся под псевдонимом "Беня Самолетов", печатал ранее свои сказки на сайте skazki.udsu.ru. На этом ресурсе представлено множестов уникальных обсценных сказок, которых больше мы не обнаружили нигде.

Last modified 2005-04-29 08:14