Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 




Personal tools

Дурносов и Фарнос


Одна из самых ранних матерных трагедий. Есть в самых ранних списках "Девичьей игрушки" XVIII века. Предположительно может быть атрибутирована самому И. С. Баркову.

Трагедия в трех действиях

 

Дурносов, брат и наследник великого князя, лю­битель Миликрисы.

Долгому д, бывший владетель княжеской сто­лицы.

Миликриса, дочь Долгомуда и любительница Дурносова.

Ф а р н о с, наперсник Долгомудов и жених Мили­крисы.

Щелкопер, друг Фарносов.

С с к е л и я, мамка Миликрисина, блядь и сводня

 

ДЕЙСТВИЕ I

 

 

ЯВЛЕНИЕ I

 

Д у р н о с о в и М и л и к р и с а.

 

Д у р н о с о в

Княжна, ты ведаешь кручинушку мою?

Когда позволишь зреть махоню мне свою?

Когда прикажешь вбить любви предолгий знак?

Иль будет ввек тобой томиться мой елдак?

 

М и л и к р и с а

О, князь, престань, прошу являть ко мне амур.

Я знаю, что ты князь, не подлый балагур;

Ты знаешь подлинно, что я еще все целка

И что еще моя узка безмерно щелка.

И так возможно ль мне пребыть в твоей любви

И видеть, чтоб твой уд обмочен был в крови,

Как раком действуют, как веселят встоячку,

Как тешутся бочком, как порются влежачку.

Всего не знаю, князь, и столь я в том глупа,

Что вместо под попа ложилась напопа.

Битку с коклюшкою мне трудно распознать,

Хоть и склонна б была тебе, князь, подъебать,

Хоть вздумала бы я смяхчить твой штанной рог,

Но есть мне хочется - купи сперва пирог.

 

Д у р н о с о в

Когда ты мяхкой съешь, княжна, пирог иль сайку,

То со сто пернешь раз, как вколочу я свайку.

Узнав мою к тебе безмерную любовь,

Позволь, чтоб я пролил в шентю кипящу кровь

И насладил тебя любезныя отрады.

Не буду утомлять тебя я без помады,

Или когда тебе со мной противен блуд,

Хотя почувствуй, коль несносно страждет уд,

Любовной поражен он страстью, горемыка,

Желает лютого избегнуть хуерыка.

 

М и л и к р и с а

Я знаю, князь, твое мучение и страсть

И коль твои штаны упруга порет часть.

Давно бы я была пленна твоей любовью

И скоро б запеклась моя махоня кровью,

Но ужасом меня стращает твой талант,

Что отстегнул теперь широкой штанной бант.

(Сие говоря, указывает перстом на хуй.)

 

Д у р н о с о в

Не ужасайся, ах! ты онаго героя,

Мы будем тешиться между собою стоя,

Лишь презри толщину с длиною естества

И что его красна и кругла голова.

Почувствовав собой, что то повсюду гладко,

Узнаешь, коль пребыть в союзе тесном сладко.

Ты будь пастушкою, я буду пастушком

И стану забавлять тебя своим рожком,

Чтоб ты довольна быть могла моей свирелью,

Старайся подпевать приятною мне трелью

И больше тщетного сомненья не имей,

Скажи, не думавши: забей, о князь! забей!

 

М и л и к р и с а

Что отказала я и не хочу дать слова

И что кажусь тебе несклонна и сурова,

То пять тому назад прошло уже недель,

Как клейстером свою замазала я щель,

Итак, хотя сильна твоя ко мне докука,

Да только мне терпеть несносна будет мука.

 

Д у р н о с о в

Я ворванью готов намазать плешь тот час

И в дехте обмочить муде мои сто раз -

Ты только лишь, моя дражайшая, склонися

И расщеперь свою...

 

М и л и к р и с а

Напрасно, князь, не льстися

И не старайся, ах, чтоб ты в мою красу

Претолстую свою запрятал колбасу:

Трепещу я от ней.

(Уходит.)

 

Д у р н о с о в

Увы, ахти мне, ах!

 

 

ЯВЛЕНИЕ 2

 

Д у р н о с о в

(один в горести и отчаянии)

Ужель от моего княжне таланта страх?

О, лютая судьба и грозная минута!

Почто, любезная, сурова ты и люта?

Когда бы я на то желанье устремлял,

Чтоб только о тебе без пользы воздыхал,

На тщетные б мои тогда взирая вздохи,

Нечестные одни смеялися бы плёхи!

Сердечным пламенем нещастной весь горю,

Устами я воплю, не жопой говорю:

Склонись, дражайшая, склонись в любовь и верность,

Почувствуй штанную мою к тебе усердность.

О, если б щастлив я одной тобою был,

С мудами бы в тебя ствол жалостный врубил.

Но мучусь всякий час, терзаюсь без отрады,

Иль пенжить бедному кобыл пришло с досады?

Любезная, увы, хоть тем меня утешь,

Позволь, чтоб закалил в тебе плачевну плешь;

Холодности во мне, верь, столько не достанет,

И для тебя елдак конечно всяк час встанет.

С биткою сердце все тебе я поручил,

А ты отдай шентю, чтоб я в нее всучил.

(Уходит.)

 

ЯВЛЕНИЕ 3

 

М и л и к р и с а  и  С е к е л и я.

 

М и л и к р и с а

От корня толстого, упругого шурупа

Плешь грановитая воздвиглась выше пупа,

И по брюху уже распространился ствол,

Как я в своей шенте послышала задор,

Почувствовала вдруг любовь моя пещера,

И склонность сладкую к любви дала Венера.

Разжег уже мою, разжег махоню враг,

И приготовил уж; Дурносов свой рычаг,

Но ах, какой злой рок тогда меня постигнет,

Как он свой долгой шест в меня поглубже вдвигнет?

Каким меня тогда ударом поразит,

Как скало он свое претолстое ввалит?

Со страху вся дрожит в махоне щекоталка,

Лишь только как его сурова вжалась палка,

Уж в робости своей упорна быть стыжусь,

Мне чудится в мечте, как будто въявь ложусь.

Его вдруг вобразив задор неутолимой

И купно твердый ствол отнюдь непреломимой,

Не смею для того в его предаться власть

И чувствовать боюсь неискушенну страсть.

А ты б как думала, прекрасная Секелия?

 

С е к е л и я

О коль прекрасна плешь! муде, муде драгия!

 

М и л и к р и с а

Достоинства его чрез то не выхваляй

И склонности во мне к любви не умножай.

Он князь - я знаю то - и елдаком не скуден,

Хотя невзрачен он и всем мне станом чуден.

 

С е к е л и я

Природа знает, что прилично дать кому,

Пускай пригожства нет, пусть глуп и по уму,

Однако так она таланты разделяет,

Как блядь рассудная, кого ссудить, то знает.

Князь важен елдаком, осанист и с мудей,

Которыми прельстил довольно уж блядей,

Довольно награжден сим даром от природы

И на плеши счистить премноги можно взводы,

Притом зарубами роскошствует она,

Как будто многими приятностьми весна.

 

М и л и к р и с а

Весною дышит плешь, шентя мою - зимою,

Для оной сохнут все сады на ней без зною,

Которые сперва в прохладности цвели,

Как нагло воробьи летать в них не могли.

И ныне нет еще для хищников свободы

Там пустошить сады, как плодны огороды.

Столь страшен для меня Дурносова злой рог,

Сколь вдвое мой отец в таких случаях строг,

Вить знаешь ты сама...

 

С е к е л и я

Суровость Долгомуда

Не строгость для любви, но пущая застуда:

Он дряхл и тешить сам не в силах молодых,

Затем не хочет зреть веселостей твоих,

Подобно как всегда и кладена скотина,

У коей фунта в три пускай висит шматина,

Взирая на других сходящихся скотов,

Не чувствует, чтоб в ней зажглась с задору кровь.

А ты, прекрасная в сих летах Миликриса,

В презрелой красоте спокойно веселися.

 

М и л и к р и с а

Опомнися, мой свет, что прегрешила ты,

И уважаючи мои все красоты,

Бесстыдно перед тем Дурносова почтила,

Который мне отец; иль то ты позабыла,

Что дерзкой похвалой любителя взнесла,

Что ты его муде и плешь превознесла?

Неужто и того родитель недостоин,

Чтоб ратовал в шенте так, как бы храбрый воин?

 

С е к е л и я

В нем важность старости сияет, а не блуд,

Он силен разумом, сколь хитр у князя уд,

Чтоб правду доказать могла вам очевидно,

И если б вы могли на то зреть безобидно,

Желала б я весьма изведать на весах,

В его ли голове иль в княжеских мудах

Есть больше весу.

 

М и л и к р и с а

Ах, но кто сему поверит,

Тот разве, кто муде и разумы так мерит.

 

С е к е л и я

Кто больше в свете жил, и знает больше тот,

Примеров много есть и не один довот,

Различны случаи разумные приводят,

Как в кале золото щастливые находят,

Так точно и в мудах толк может быть и есть;

Когда в шентю любви знак втолкнут будет весь,

Другая будет вся, и разум пременится;

Чем больше алчности к любви в тебе родится,

Тем выше возносить ты будешь чистоту,

Хоть чкалась бы всегда в кровавом ты поту,

Дабы чрез то порок свой скрыть передо всеми.

 

М и л и к р и с а

Не искушай меня, мой свет, словами теми,

Которыми даешь заразу в сердце мне.

Не думаю искать я золота в дерьме,

Коль хочешь князю быть любовницей ты милой,

Так будь... А я, увы! век стану весть унылой.

 

С е к е л и я

Я рада бы была в его предаться власть,

И тут бы врезал он свою сурову часть,

Но малодушия сего я в нем не чаю,

Чтоб отсуленную тебе в меня вбил сваю.

 

М и л и к р и с а

Пристойно князю быть и щедрым и честным,

Коварно ты его вдруг делаешь скупым,

По щедрости его он столь великодушен,

Что всякого биткой довольствовать нескушен.

 

С е к е л и я

Почто сумнилась ты быть склонною ему?

 

М и л и к р и с а

Противник может быть желанью моему

Отец, который в том...

 

С е к е л и я

Во всем будь безопасна,

Столь плешь Дурносова велика и ужасна,

Что будет Долгомуд со страху трепетать

И тщиться сам, чтоб вам в любви не помешать.

 

М и л и к р и с а

Возможно ль устрашить велика Долгомуда:

Он робостью не тлел и от слонова уда.

 

С е к е л и я

Уверит Дурносов, что плешь его хитра,

Что всякая от ней должна блюстись дыра,

И что он завсегда...

 

М и л и к р и с а

Я в том не сумневаюсь,

Но больше на тебя я в оном полагаюсь.

(Уходит.)

 

С е к е л и я

Имей надежду ты...

 

 

ЯВЛЕНИЕ 4

 

С е к е л и я

(одна)

Хоть я тебе раба,

Но в случае таком и я дырой слаба,

Дурносова меня страшит великий уд;

Не знаю, можешь ли, княжна, снести сей блуд.

Хоть ты Дурносовым пленна любовным знаком,

Но он с задору как тебя поставит раком,

Сразит тебя, сразит великой толщиной,

Уж не пособит тут тебе родитель твой.

 

 

ЯВЛЕНИЕ 5

 

Д о л г о м уд, Ф а р н о с и С е к е л и я.

 

Ф а р н о с

Почто смутилась вдруг, или внезапным входом,

Иль мысли я твои потряс так, как заходом,

Иль видом я тебя геройским устрашил,

Или вонючими словами осмердил?

 

С е к е л и я

Смущенья моего другая есть причина,

В котору привела мя страшная судьбина,

Что толстый знак страшит Дурносовой любви.

 

 

Ф а р н о с

Яснея мне о том немедля объяви.

 

С е к е л и я

Недавно знаком тем он гордо возносился

И без стыда биткой тщеславясь похвалился,

Что Миликриса той давно уже пленна,

Хотя им никогда не тронута она.

В то время как хвалить талант он свой старался,

Бант у штанов его внезапно оторвался -

Велик и страшен вдруг всем виден стал урод,

Зардевшися в лице и свой разинув рот,

Свирепый обратил к прелестным взор девицам,

Прилежно стал мигать он, ах, завистным лицам

И знаки тем во всех смущенные вперил.

Дурносов тут свою кручинушку открыл:

Он дерзко говорил: "Позволь зреть, Миликриса,

В шерсти ли у тебя махоня или лыса".

 

Ф а р н о с

Какой удар даешь противной вестью сей,

Что хочет у меня похитить сей злодей,

Противник, коего карать комар восстанет,

Иль разве мой елдак совсем уже увянет,

Тогда я попущу ему ругаться мной

И отымать мои утехи и покой.

Отмщу ему, отмщу, и месть не отлагаю,

Я злобный дух его немедленно скончаю,

За честь свою и дочь мстить будет и отец,

Ступай и поражай предерзкого вконец.

 

Д о л г о м у д

На верность я твою и храбрость полагаюсь,

Отмщай, на то и я охотно соглашаюсь,

Но мало удержи геройский подвиг твой,

Чтоб толстой он тебя не повредил биткой,

Разумные не вдруг дают себя в отвагу,

Чтоб иногда самим не упустить в корчагу.

 

Ф а р н о с

Коль скоро мстить врагу меня то нудит зло,

Чтоб простираться то далеко не могло,

Но если оного кто корень истребляет,

Тот весь приход его, конечно, скончевает.

 

Д о л г о м у д

Что корень уменьшить нельзя врага сего,

То явствует длина и толщина его.

Представь же ты, Фарнос, в своей премудрой мысли,

Когда б мои муде, что на аршин отвисли,

Короче, как твой нос, кто сделать похотел,

Великий бы ущерб я от того имел.

Когда и у дерев верхи кто подчищает,

То в толщину расти чрез то им помогает,

Подобно если верх от корня отрубить,

Излишней толстотой ствол может наградить.

 

Ф а р н о с

Смотри, сколь он в таком рассудке остр глубоком

И сколь далеко зрит своим прозрачным оком,

Что толстоту ствола Дурносова проник,

Знать, мстить за честь свою ему не приобык,

Отважусь я один...

 

С е к е л и я

(удерживает Фарноса)

Смягчись, Фарнос дражайший!

 

Д о л г о м у д

Препятствуют мне вслед идти муде тягчайши,

Я рад бы купно с ним за дочь свою отметить,

Да только у меня и так дыра болит.

Отмщение в его я оставляю воле,

Пусть мстит, коли его дыра моей поболе.

(Уходит.)

 

 

ЯВЛЕНИЕ 6

 

Щ е л к о п е р  и  Ф а р н о с.

 

Ф а р н о с

Участник ты во всех делах моих, мой друг,

Взирай на яростный ты сквозь литонью дух,

И се тебе открыт гусак, сычуг и печень;

Я только для тебя всегда простосердечен.

По внутренним моим узнаешь ты частям

И не по ложным сам уверишься словам,

Колико раздражен и сердцем каменею,

Чтоб в сей час казнь воздать достойную злодею,

Который мой покой дерзнул поколебать,

Которую люблю на свой салтык склонять,

Дурносову тому я говорю за рану,

Котору сделал мне, всей силой мстити стану,

Лишь только оного злодея истреблю,

Сколь Миликрису я прекрасную люблю,

Тем тот час докажу, всем знать дам без разбору,

Что столько ж есть во мне, как в нем пехать задору.

 

Щ е л к о п е р

Хотя противника велит карать закон,

Хотя и жалости в том недостоин он,

Что разлучать тебя с любезною дерзает,

С той, от кого твое в штанах все сердце тает,

Не можешь ли его горячность испытать

И мысли тайные все точно распознать,

Что если пред тобой с презрением гордится,

То будешь ли за то по правде ты сердиться?

Насильно милу быть нельзя, ты знаешь сам,

Где нету милости, приятности нет там.

 

Ф а р н о с

Она приятна мне, не меньше я ей мил,

Хоть дела не было, хоть скала не всадил:

По минам усмотреть ее то мог прелестным,

По обхождениям и случаям известным,

Какой пылает жар в драгой ея щели,

Желала б, чтоб шентю чесали кобели,

А я поступками, геройством и дородством

Не мог воспламенить огня и благородством,

Соперник скалом мнит в ней жар произвести,

А пламень воспалить горячестью в шерсти.

Я ону возвратить хочу с ея красой

И нежной напоить венериной росой.

 

Щ е л к о п е р

От влаги нежный цвет нередко увядает,

От влаги и шентя обыклу сласть теряет.

Цвет нежный с солнечным сиянием блистает,

От солнечных лучей красу всю занимает.

 

Ф а р н о с

От собственных доброт краса ея и честь

Умножится и ввек в веселье будет цвесть,

Кого своими я великими дарами

Возвышу и сравню, с пресветлыми лучами,

Лишь только бы судьба не делала препон.

Я щастью своему восставлю сей урон.

 

Щ е л к о п е р

Сколь щастия в любви велик есть недостаток,

Столь будешь ты потом к ея отраде сладок,

Как склонность объявит тебе в том Долгомуд,

К чему издавна ты употребляешь труд.

Старайся, чтоб он был твоим усердным другом

И не был чтоб к тебе в намереньи упругом.

(Отходит.)

 

 

ЯВЛЕНИЕ 7

 

Ф а р н о с

Я дружеский совет потщуся сохранить,

Чтоб Долгомудовым наперсником мне быть.

Он в старости своей почтет меня за сына,

И милосердая ко мне любви богиня

Со временем его мне дочь препоручит,

Со временем любовь мою к ней совершит.

О! если б я его мог облегчити древность

Или прогнать печаль; а я есть перва ревность -

Довольно можно мне в нем милость преобресть.

По крайней мере б он скорее был мой тесть.

Чрез мой поступок бы и честность благонравну

Вперил бы о себе в него надежду явну.

Достойным бы себя я показал того,

Чтоб нонче чтил меня за зятя своего.

Но напротив того проклятого злодея,

Который, честности отнюдь не разумея,

Препятствовать моим желаниям дерзнул,

Хотя в красавицу ни разу не воткнул.

Пред всем бы обругал и обесславил светом

И сделал бы всех злых живым его портретом:

Пусть зависть бы тогда преподлая его

Старалась верх отнять блаженства моего,

Когда бы я его за тварь вменил негодну

И предпочел бы честь свою пред ним природну,

Своим бы счастием драгая веселясь,

В весельи бы тогда сказала мне тотчас:

О, сколь щастлива я супругом толь достойным,

При коем сладким сном и житием спокойным

Вовеки я себя увеселять должна.

На то одно она, на то и рождена,

Чтобы иметь таких супругов благородных,

А не таких, каков Дурносов есть подобных,

Которому всю честь любовный знак дает.

Пусть с толстым елдаком злодей сей пропадет!

Пока свет солнечный сиять на небе станет,

Пускай любви его толика знак истает.

Спешу исполнить то.

 

 

ЯВЛЕНИЕ 8

 

Щ е л к о п е р, Д о л г о м у д  и  Ф а р н о с.

 

Щ е л к о п е р

Веди к концу твой труд.

Удастся то тебе скорей, во что кладут.

 

Ф а р н о с

Избранна голова, почтенна сединою

И изукрашена муд ветхих долготою,

 

Толкающий в штанах обширный блеклый гуж,

Начальник дряхлости, нежно-желанный муж,

Почтенный Долгомуд, твою я видя склонность,

И жалобы творю на мерзку вероломность

Той редкой красоты, которой ты отец:

Она, мне слово дав, солгала наконец.

 

Д о л г о м у д

(удивленно)

Не странно ли сие необычайно дело,

Чтоб дочь моя на то отважилась так смело,

Забывши над собой родительскую власть,

Так смела ль бы она в такой проступок впасть,

Без воли отческой давать другому слово?

 

Щ е л к о п е р

О, если б было в сем согласие отцово!

 

Ф а р н о с

При важности хранит и строгий он устав;

Я вызнал в нем давно благочестивый нрав.

 

Д о л г о м у д

Родительская власть уставы превышает,

Когда законно кто детей своих рождает,

Обязан строгим их законом управлять -

Кто жизнь дал детям, тот их должен воспитать.

 

Щ е л к о п е р

Я часто жизнь даю, но сам не воспитаю:

Два дела делать вдруг как льзя, не понимаю.

Один имею член, одни и руки я,

В одну сунь - у другой готова щель своя.

 

Ф а р н о с

О, коль несчастлив я, что тем не награжден,

Чем можно дать живот, чтоб мог быть кто рожден.

 

Д о л г о м у д

И дети иногда приносят нам печаль,

Мы сердцем чувствуем об них всегдашний жаль,

Различны к счастью их изыскиваем средства,

Мы должны отвращать от них жестоки бедства,

Их нравы исправлять, предписывать предел

Началу и концу с срединой всех их дел,

Которого б они отнюдь не преступали.

Дочь собственной моей примером есть печали,

Толь дерзновенно власть родительску презрев

И чаемый его в ничто поставив гнев.

 

Ф а р н о с

Сколь много я ее люблю и почитаю,

Довольно из моих узнал ты слов, я чаю,

Которые тебе недавно говорил;

Когда за верность ты мою благодарил,

Тогда я мстить готов презлому супостату

За то, что причинил нам общей чести трату.

Не Секелия ли живот ее спасла,

Как дочь твоя к его любви склонна была,

Противна сделалась отцовскому тем праву

И своевольному тем следовала нраву?

Однако для твоей усердности ко мне

Прощаю в дерзостной я дочь твою вине.

 

Щ е л к о п е р

Он ревностью давно пылает к ней безмерной.

Горячности его свидетель буду верной,

Я пред тобою быть стыжуся, лицемер!

Как явный видел ты и сам уже пример,

С каким стать подвигом желал врага противу,

Чтоб тем открыть любовь и страсть свою ревниву.

 

Ф а р н о с

Мне справедливость в том повелевает так,

Когда пред всеми тот превозносился враг.

 

Д о л г о м у д

Величина красу не составляет в теле,

Искусством произвесть приятность можно в деле.

Я смолоду и сам бывал на всё ходок,

Хотя худой во мне под старость стал порок.

Как в юных летах цвет пред всеми стал быть славен,

Что не был мне никто в делах ебливых равен.

Я пальму изо всех один в том заслужил,

Что раз по тридцати за сутки плешь калил.

А ныне уж сего я дара не имею,

Не больше трех раз в ночь довольствуя, потею.

 

Ф а р н о с

По немощи своей о прочих рассуждай.

Я смею ль дочери твоей промолвить: дай?

 

Д о л г о м у д

Она еще мала, узка ее и щелка.

Любиться в нежности - вить это не безделка;

Не возбранял бы я в любви ей пребывать,

Когда б опасности не должно было ждать:

Распорется ее щель бедная до пупа

И будет широтой не уже, как и ступа,

Тогда в нее ломи не только елдаком,

Но можно без труда толкать большим пестом.

 

Ф а р н о с

Чтоб сладость снизу влить до сердца, сам постражду

И произвесть потщусь в ее махоне жажду.

Без пользы проводя цветущие лета,

Девица весь свой век пребудет сирота;

Лишившись всех другов, не будет знать отрады,

Пристойной в младости любовныя надсады,

Которых в старости не чувствует никто,

Хотя бы елдаков в шентю ввалилось сто.

Пусть, впрочем, говорят, кто молодым жил в горе,

Да в старость сладку жизнь он преобрящет вскоре, -

Противна правилу сему одна любовь,

В которой сладкая пока играет кровь,

При старости ж всегда бывает неприятна.

 

Д о л г о м у д

Противна речь твоя, хотя мне и понятна.

Могу ль без жалости кому отдать я дочь?

 

Ф а р н о с

В замужстве первая бывает тяжка ночь,

Котора в совести всех девушек терзает.

За лутчее всегда разумный почитает,

Не изнуряя свой терпеньем долгим дух,

И неизбежно зло окончить делом вдруг.

Когда б заране дочь мне ваша полюбилась,

С любезным бы своим без робости склешнилась,

Спокойна б в совести своей всегда была,

Хотя б и тысяче потом другим дала.

 

Д о л г о м у д

Когда законным с ней совокупишься браком,

Хотя в лежачку тешь, хотя поставя раком.

Что ж без закону мнишь в шанте пролить ты кровь,

То больше о пустом терять не должно слов.

 

Щ е л к о п е р

Рассудок справедлив и похвалы достойной.

Исчезла срамота забавы непристойной!

 

Ф а р н о с

Премудрый Долгомуд, могу ль я быть твой зять,

Достоин ли твою я дочь в замужство взять?

О, щедры небеса, доколе, ах! страдать,

Доколе красотой мне той не обладать,

Котора на меня оковы наложила,

Которая мой дух и сердце сокрушила?

Услышьте жалкое стенание и глас,

Кой простираю к вам, несчастный я, в сей час.

 

Д о л г о м у д

Оставь стенания, не проливай слез реки,

Несчастью многие подвластны человеки,

А ты желанное получишь от меня

То счастье, что тебя на дочери женя.

Не мешкавши о том я предложу невесте,

Пусть пойдет Щелкопер, твой друг, со мною вместе.

(Отходят.)

 

 

ЯВЛЕНИЕ 9

 

Ф а р н о с

(один)

О, предвещанный мне желаемый успех,

Всхожу тобою я на самый верх утех,

Мне добрый Долгомуд дверь к счастью отворяет,

На мой салтык он дочь свою в любовь склоняет

И нудит строго ей со мною в брак вступить,

А я потщусь в нее любовну страсть влупить,

Которой лестная надежда мя питает,

Увы, сколь много мысль меня та устрашает:

Что, если Дурносов елдак свой обмочил,

Который все мои веселья помрачил.

О, храбрый Долгомуд, спеши скорей, спеши

Врага предупредить и ярость утиши,

Котора в елдаке его неутолима

И что есть дочери твоей весьма любима.

О, как я елдака Дурносова страшусь,

Конечно, им красы драгой своей лишусь.

На что я больше жду и казнь не совершаю

И злобному врагу ругаться попущаю?

Иду и казнь воздам достойную врагу!

Ах, если от него сычуг не сберегу!

Постой, исполню то, что прежде предприял,

Чтоб более елдак Дурносова не встал.

 

ДЕЙСТВИЕ 2

 

 

ЯВЛЕНИЕ 1

 

Д о л г о м у д, М и л и к р и с а  и  Щ е л к о п е р.

 

Д о л г о м у д

Готовься радостный исполнить вскоре брак,

Жених твой ждет тебя, готовься на елдак.

Днесь к щастию тебе дверь мною отворенна,

Моим ты промыслом вдруг сделалась блаженна,

Достойного тебе супруга я избрал,

У коего давно елдак, надеюсь, встал.

 

М и л и к р и с а

Любезный мой отец, я брак не презираю,

Но к щастью приступить такому не дерзаю.

Незрелость лет моих, незрелость и ума

Желаниям моим противятся весьма.

Исполнить бы твою не отреклась я волю

И всяку б приняла непрекословно долю,

Но страх нещастную удерживает тот,

Что узок у шенти моей безмерно вход.

Я лутче смерть принять безвременно готова,

Как муку оттого терпеть тирана злова.

Кто б ни был, что тобой мне обречен супруг,

Которой елдаком прохватит мой сычуг,

Всю внутренность мою пронзит своим кинжалом,

Чтоб было лехче мне, хотя бы смазал салом,

Но щастие мое злым роком не верши,

Чтоб горестную жизнь скончать мне на плеши.

 

Д о л г о м у д

Ты смеешь ли моей не покоряться власти?

Судьба велела так, ты суждена сей части

Достойна быть.

 

М и л и к р и с а

Но кто мой суженой жених,

Не крови ль княжеской иль из дворян простых?

 

Д о л г о м у д

Из слов твоих совсем другое заключаю:

Ты сердце отдала Дурносову, я чаю.

Но тщетною себя надеждою не льсти

И сердцем ты об нем напрасно не грусти.

Которой тебя чтит и любит пребезмерно,

Пред всеми содержать в любви будет отменно.

Фарнос, кой предками своими знаменит,

Героев красота, другов надежда, щит,

Недавно на врага восстал нам в оборону,

За нашу честь хотел ему мстить по закону,

Что обругал твою публично красоту

И опорочил въявь невинну чистоту.

Свидетель есть тому правдива Секелия,

Когда рекла тебе "муде, муде драгия".

Но напротив того излишно изъяснять

Достоинствы того, кто наречен мне зять.

(Указывая на Щелкопера.)

Вот друг его и мой, он наши знает нравы,

Все добродетели и превосходство славы.

 

Щ е л к о п е р

Он храбр и целомудр и в совести правдив,

В любви тверд и во всем бывает справедлив,

Хотя бы полюбил свинью он или суку,

Весьма нетерпелив и с теми на разлуку.

Тебе, дражайшая, ввек верен будет он,

Хотя бы тысячу имел в любви препон.

 

М и л и к р и с а

Пусть верен, целомудр, да мне он не угоден.

Пусть храбр, правдив и тверд в любви и благороден,

Но не хочу я быть невольницею в том,

Чтоб скаредный Фарнос моим был женихом.

 

Щ е л к о п е р

В любви его к тебе не может быть препятством,

Хотя откажешь ты, но он своим приятством,

Которым твоему усердствует отцу,

Все дело приведет к щастливому концу.

 

М и л и к р и с а

Непринужденный брак союзы составляет,

Невольная же их женитьба разрушает.

Разрушится потом с Фарносом мой совет,

Когда меня отец насильно сопряжет:

Неволи больше есть всегда своя охота.

 

Щ е л к о п е р

(к Долгомуду)

Напрасная твоя о дочери забота,

Она не думает Фарноса полюбить,

Которой хочет ввек в союзе с ней пребыть

Иль в горести страдать...

 

Д о л г о м у д

На то я не взираю,

Намеренье мое немедля окончаю.

 

Щ е л к о п е р

Скорее соверши все дело как обык,

Дабы не сделался у зятя хуерык.

 

Д о л г о м у д

Пожалуй, не смышляй о браке ты нимало.

Когда положено хорошее начало,

Мы должны ожидать хорошего конца,

Чтоб тем совокупить любовию сердца.

 

 

ЯВЛЕНИЕ 2

 

Щ е л к о п е р  и  М и л и к р и с а.

 

Щ е л к о п е р

Почто Фарносову любовь так презираешь?

Или его ты блуд в ничто себе вменяешь?

Что в голову тебе пришла за чепуха,

Что ты к Фарносу вдруг столь сделалась лиха?

 

М и л и к р и с а

Ничем я не могу в его любовь склониться.

 

Щ е л к о п е р

Дурносов чем тебе мог столько полюбиться,

Что ты его в любви столь много предпочла?

Конечно, в елдаке его ты смак нашла.

 

М и л и к р и с а

Мне подозрение такое не ужасно,

Ты поносить меня стараешься напрасно,

Или ты думаешь тем в робость мя привесть,

Что будто Дурносов похитил мою честь?

Обманываешься ты в оном своем мненье,

Я твердо себя зрю в любовном быть терпенье.

А к злу не может мя никто дотоль склонить,

Пока не судит в брак судбина мне вступить.

Да только не Фарнос иметь то щастье станет.

 

Щ е л к о п е р

Но ежели тебя надежда в том обманет

И твой сычуг отец Фарносу поручит?

Когда вить он в тебя без жалости всучит,

Тут како будешь ты ему сопротивляться?

 

М и л и к р и с а

Того я не страшусь, нельзя тому и статься.

Я прежде нежели с Фарносом в брак вступлю

Желанья своего успех употреблю

И кончу свой живот я в случае жестоком,

Притчиной смерти сей Фарнос мне будет роком,

Когда кинжалом я...

 

Щ е л к о п е р

Почто столь мысли злые

Вливаешь в разум свой, иль зависти прямые?

Престань воображать, как в прах перемениться,

Дай прежде младости любовью насладиться,

Иль лучше на битке, ты мыслишь, умереть,

А нежели себя женой Фарносу зреть,

Котору ждет свершить мой друг драгой Фарнос

И в нетерпении...

 

М и л и к р и с а

Великой его нос.

 

Щ е л к о п е р

Мужскою красотой столь женщины не льстятся,

Как толко что биткой хорошей веселятся.

Фарносов хоть талант не так добре велик,

Однако тешить он помного приобвык.

 

М и л и к р и с а

Не тщися зреть меня к Фарносу быти склонной,

А как сказала я, так буду век упорной.

 

Щ е л к о п е р

Что делать стану я? Не внемлет мой совет.

Пойду теперь сказать Фарносу сей ответ.

(Уходит.)

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 3

 

Миликриса

(одна)

О князь, дражайший князь! приходит мой конец.

Фарнос старается, чтоб врезать в мой рубец,

Навек лишить тебя сердечныя забавы

И радость уменьшить большой твоей булавы,

Которую в меня готовишь попирать.

В мечте то зрю, что я тебе согласна дать,

Но толко я боюсь, как силно ты попрешь,

До пупа узкую ты щелку разорвешь,

Когда я под тобой...

 

 

ЯВЛЕНИЕ 4

М и л и к р и с а и С е к е л и я.

 

С е к е л и я

Великой Долгомуд

По старости своей немал имеет труд,

Изыскивать спешит с Фарносом к свадьбе средство.

 

М и л и к р и с а

Колико на себя зрю воруженно бедство!

Почто я ныне в свет нещастна рождена!

Почто толь елдаком драгим побеждена!

Почто, о злой Фарнос! ты мною столь пленился,

А ты, родитель мой, почто так осердился,

Что бедной мне велишь с немилым в брак вступить,

А милому претишь любовну страсть вручить,

Котора толко той усердностью пылает,

Чтоб жажду утолить иль умереть желает.

Приятну его речь я помню и теперь,

Как он в любви сказал: "Драгая, расщеперь

Любовной чемодан и дай вложить булаву".

Я зрела тут его в готовности приправу.

О, если б не боязнь тогда во мне была,

Я б в тот же час ему с приятностью дала.

На то ли склонности она в том ревновала

И ту любовь свершить драгую помешала?

 

С е к е л и я

Отбей, княжна, сие смущенье от себя

И жди приятных дней, когда вобьет в тебя;

Уж ты и так весьма с печали похудела,

Как будто на битке слоновой посидела,

Престань воображать, что князь тебе твердил,

Брегись, чтобы Фарнос злой прежде не вперил

В красу твою свою нечувственную палку,

Которой распалит лишь только щекоталку,

Испортит дело все, не сделает добра,

Раздразнит только лишь сердитого бобра;

А князя он чрез то в несносну вверзит муку,

Он будет принужден с задору чванить суку;

Ты можешь ли на то без жалости воззреть,

Когда твой князь к тому...

 

М и л и к р и с а

Ax, как мне то стерпеть,

Чего и ждать под тем, кто очень мне противен?

 

С е к е л и я

Куда как ваш союз с Дурносовым мне дивен,

Что ты его биткой ужасно как пленна.

 

М и л и к р и с а

В шенте и в елдаке любовна страсть родна,

Когда бы ты сама в кого сильно влюбилась,

Скорей моей шенти твоя бы расщепилась.

 

С е к е л и я

Хоть тысячу бы раз я кем пленна была,

Однако б я и тут...

 

М и л и к р и с а

Така любовь мала.

Кто ежели любовь всю в тонкость распознает,

То ярости тот час в махоне зажигает,

Всечасно будет мысль в шенте тревожить кровь

И нудить усладить кипящую любовь.

Равно так я теперь нещастная девочка,

Презренная отцом, как без сивухи бочка,

Котору мой отец безмерно ненавидит,

Когда ни капельки вина в ней не увидит;

Все обручи велит с нее посколотить,

А после и совсем в огонь велит свалить.

Вдруг яростью свои наполнит быстры очи,

Гуж на гузне тот час подвяжет покороче,

Пойдет искать вина где б допьяна напиться,

А как найдет, то рад в вине хоть утопиться.

На что теперь о нем мне больше рассуждать?

Секелия, мой свет, потщись совет мне дать,

Иль ты меня совсем оставить предприняла,

Иль презрила во мне Дурносова быть скала?

 

С е к е л и я

Нет, я тебе верна.

 

М и л и к р и с а

Но что же мне прикажешь?

 

С е к е л и я

Щастливей будешь ты, когда отцу расскажешь,

Желанье в чем твое теперя состоит.

 

М и л и к р и с а

Да он мне о любви и думать не велит.

 

С е к е л и я

Рабынь наказывать без жалости довлеет,

А к чадам всяк отец сердечну скорбь имеет,

Равно и Долгомуд, хоть строг его приказ,

Но как он из твоих увидит слезы глаз,

В нем жаркой гнев тогда мгновенно охладеет.

 

М и л и к р и с а

Он сожаления такого не имеет.

 

С е к е л и я

Когда ты перед ним в тоске начнешь рыдать,

Конечно, может он тебе отраду дать,

Ты только лишь смочи его штаны слезами

И крепко ухвати муде его руками,

Проси, чтоб милость он отцовску показал

И чтоб Фарносу он в женитьбе отказал.

 

М и л и к р и с а

Я в сердце твой совет потщуся содержать,

Иду перед отцом в злой горести рыдать.

(Уходит.)

 

С е к е л и я

(одна)

Любовна страсть когда возмет над сердцем власть,

Тогда рассудка нет, хоть предстоит напасть.

Одна утеха та в плененну мысль приходит,

Когда она в любви утехи не находит.

Но мысли суетны не думают так быть,

Что может рок в напасть утехи обратить;

Хоть строго бедствие любви предупреждает,

Но больше тем в сердцах жар сильный умножает,

Когда безмерны огнь всю внутренность зажжет,

Тогда почтенье, долг и жизнь пренебрежет,

Но в ком отважится, лишь только б быть любови,

Хоть трудно первый раз, хоть много выдет крови,

Но страхом тем любовь не можно уменьшить,

И тем горящи огнь не можно утушить.

Вот коль любовна страсть бывает нам видна,

Пленять она сердца имеет власть одна.

Равно теперь княжна сей лютости подвластна,

Что сильным елдаком Дурносовым столь страстна.

 

 

ЯВЛЕНИЕ 5

Д у р н о с о в, М и л и к р и с а и С е к е л и я.

 

Д у р н о с о в

(входя к Секелии)

Оставь нас здесь одних, Секелия, покуль,

А чтоб кто не вошел сюда, покарауль.

(Секелия отходит.)

 

ЯВЛЕНИЕ 6

Д у р н о с о в и М и л и к р и с а.

 

М и л и к р и с а

Хоть склонностью влекусь к твоим мудам всех боле,

Но как ослушной быть могу отцовской воле?

Как можно преступить родительский приказ,

Когда им долг велит иметь послушных нас?

Я лутче век хочу не быть никем ебима.

Дочь Долгомудова как он неколебима.

 

Д у р н о с о в

Какую язву сим упорством мне даешь!

Какими вредными муде клещами жмешь,

Какие кандалы ты на хуй мне взложила!

Ты мысли все мои к себе приворожила,

Я мучусь яростью, терзаюсь, скорбь несу.

В мудах послышав боль, без пользы хуй трясу,

В мечте на щель твою прекрасную взираю

И будто как в тебя, в кулак свой попираю,

Любовное млеко ручьем всяк час течет,

А ярости и тем во мне не пресечет.

 

М и л и к р и с а

Ты живо страсть свою, мой князь, изображаешь

И всю суровость тем мою уничтожаешь,

Но как подумать льзя, чтоб я тебе сдалась,

Когда еще ни с кем я сроду не еблась?

 

Д у р н о с о в

Коль не гнушаешься моею штанной частью,

Коль тлеет и твоя махоня тою ж сластью,

Не трать, дражайшая, свои цветущи дни,

Воззри на все места - мы здесь теперь одни

Отважься ты со мной сойтиться тайным браком,

Я стать перед тобой готов теперь хоть раком.

(Становится на карачки.)

Взгляни на скорбь мою, взгляни на мой задор:

До коих будет мне терпеть, до коих пор?

Смяхчи суровость ты, моя вся печень рвется,

Позволь хоть разик ткнуть в руке - тотчас зайдется,

Иль мыслишь, что в тебя попру, тебе невмочь?

 

М и л и к р и с а

Я мышлю то, что я, ах! Долгомуду дочь.

 

Д у р н о с о в

О ты, жестокая, забыла ль, что с Фарносом

Долбиться будет щель твоя не хуем - носом?

 

 

ЯВЛЕНИЕ 7

Те же и Ф а р н о с.

 

Ф а р н о с

Нет доли здесь твоей, утри-ка свой ты ус,

Не твой уж ето стал, не твой теперя кус.

Хоть мнишь ее ты еть, да поеби-ка крысу;

Меня отец нарек почати Миликрису,

Тебе участья нет меж ног в ея гнезде.

 

Д у р н о с о в

Но деве сей пришел елдак мой по пизде.

 

Ф а р н о с

Карандыш, пес, урод, дурацкою биткою

Прельщаешь дев, а нас лишаешь тем покою

И уверяешь, что большой приятней ствол,

В нем больше сладости находит женский пол.

Враль скаредный!..

 

Д у р н о с о в

Постой, не разевай ты глотки

И не вини, коль глуп, ни девки, ни молодки:

Ебливый пол обык в утехах пребывать,

Им был бы хуй хорош, а на нос наплевать.

Но ты не мни, чтоб цел с битки моей свернулся,

Иль чтоб мой хуй в твоем заду не окунулся,

Управлюсь я с тобой, забудешь мне грозить,

Кинжал мой вот готов,

(указывает себе на хуй)

мне кой в тебя вонзить.

 

Ф а р н о с

Ты устремляешься лишить меня ввек духу,

Не сроблю от тебя.

(Отстегивает свои штаны и вынимает хуй.)

 

Д у р н о с о в

(также вынимает из штанов свой хуй и бросается на Фарноса)

Я заебу, как муху.

 

М и л и к р и с а

(подняв подол, бросается меж ими)

В ком более из вас ко мне любови есть

И коему моя всего нужнее честь,

Коль к ебле вас могла шентя моя склонити,

(Фарносу)

Изволь хоть ты,

(Дурносову)

хоть ты елдак свой закалити.

 

Ф а р н о с

(застегивая штаны)

О, шорстка, губки, щель, о ты, прелестный вид,

В чужих руках мой нос сие приятство зрит!

 

Д у р н о с о в

(кладя хуй в штаны)

Я для-ради тебя не мщу сему злодею,

Предерзкому простить нельзя вину халдею,

И прежде между нас не может быть приязнь,

Доколь не примет сей злодей ебливу казнь.

 

Ф а р н о с

Ты еблей мне грозишь!..

 

М и л и к р и с а

(Фарносу)

Коль рок тя выгоняет,

Поди отсель, Фарнос, уж от тебя воняет.

 

Ф а р н о с

Где я ни буду жить, доколь во мне дух есть,

Я, глядя на портрет твой, буду век хуй тресть.

(К Дурносову.)

А ты, о хищник мой, тебе я к мотовилу,

Во что б ни стало мне, приработаю килу.

(Отходит.)

 

Д у р н о с о в

(бросается к Фарносу)

Еще ты стал дышать!..

 

М и л и к р и с а

(удерживая Дурносова)

Смяхчись, мой князь, смяхчись,

Злодея ты изгнал и больше не ярись.

 

 

ЯВЛЕНИЕ 8

Д у р н о с о в и М и л и к р и с а.

 

Д у р н о с о в

Достоин ли принять я от тебя ту мзду,

Чтоб лавр мой весь теперь впихнул в твою пизду?

Сугубея моя тем слава разнесется,

Когда моей биткой шентя твоя прорвется.

Ты в етом отказать не можешь мне теперь,

Победой отворил себе я ету дверь.

Ты зрела то сама: лишь бант мой отворился,

Противник задрожал и тотчас покорился.

Но крепость лишь твою нет сил атаковать,

Престань о толстоте, престань ты толковать,

Почувствуй ты мою с задору злую муку,

Позволь хоть под подол к тебе мне сунуть руку.

 

М и л и к р и с а

Не будь скор, князь, и тщись желанья умерять,

И дай хоть пальцом мне

(указывая себе меж ног)

сперва поковырять.

Потом я под подол пущу гулять поволно,

Не думая тогда, что мне уж будет болно.

 

Д у р н о с о в

Веселие мое на муку пременя,

Какую сласть отнять ты хочешь у меня:

Во всей подсолнечной до целок все охочи,

Нет в свете ничего приятней первой ночи.

 

М и л и к р и с а

(тихо)

Что буду делать я: не внемлет ничего.

(Дурносову.)

Не презирай, ах, князь, прошенья моего,

Хоть три часа мне дай еще на размышленье,

Чтобы без боли то мне сделалось мученье,

Суровость всю свою тогда я укрочу.

Прости теперь, мой князь, я очень сцать хочу.

 

Д у р н о с о в

Я больше удержать драгую не дерзаю,

Пойду и я на час в заходе побываю.

(Отходит.)

 

ДЕЙСТВИЕ 3

 

ЯВЛЕНИЕ I

 

Д о л г о м у д

(один)

 

Наполнена шентя премножеством площиц,

Но что есть тайный уд, рассмотрим, у девиц,

Войдем в подробность ту, увидим тотчас тамо,

Что есть оно и как, рассмотрим ето прямо.

Член етот, так сказать, член сладости плода,

Что общим правилом наречена пизда,

Ни что иное есть, как некая пещера,

Которой чистоту сама блюдет Венера;

Иль, инако сказать, такой она сосуд,

Устроен чтоб туда вмещался мужеск уд.

Не долго же лишь он в том месте пребывает:

Когда вмещается, тогда и выступает.

Вот како я сию толкую мудру речь,

Что девушка должна как глаза то беречь,

Что для мущины сласть велику составляет,

Как та ему шентю, подняв подол, являет.

И если чье дитя пленится елдаком,

Чинить довлеет что нам в случае таком?

Я в бедствии теперь подобном пребываю,

Что в горести дочь зрю влюбленну в толсту сваю

И не могу ничем от оной отучить.

Готова на битку к Дурносову вскочить.

Дурносов, всех поправ, победой возгордился

И поражати всех противных устремился,

А я при старости к концу уж дни веду

И заебенным быть чередной смерти жду.

 

 

ЯВЛЕНИЕ 2

Ф а р н о с и Д о л г о м у д.

 

Ф а р н о с

Избранная глава, почтенна сединою,

Украшенная днесь муд ветхих долготою,

Покоющи в штанах обширных блеклый гуж,

Поборник дряхлости, изнеможенный муж!

В твоих морщинах зрю блестящу добродетель,

Будь мне отец, будь ты мне щастия содетель,

Потщися отвратить всеобщую напасть,

Употреби к тому родительскую власть.

Принудь дщерь внити в брак со мной, минут не тратя,

Ты будешь зреть во мне послушнейшего зятя.

 

Д о л г о м у д

Престань уже, Фарнос, ты тщетно в хуй стучать

И, ах, престань, престань о браке докучать.

Другому в дочере моей досталась доля,

Прешла моя над ней родительская воля,

Дурносовой и я шматины трепещу,

Что уж по старости и так дырой крехчу.

 

Ф а р н о с

Как к дщери я твоей любовью ни пылаю,

Но князя раздражить и сам я не желаю,

Не меньше не хочу соперником с ним быть,

Но части должен я его в том уступить.

В другом я способе намеренье имею,

О коем объявить тебе я если смею.

 

Д о л г о м у д

Маня надеждой дух, не тщетно ль в хуй трубишь?

Какое средство ты, Фарнос, употребишь?

Отъяты способы с Дурносовым сражаться,

Мы с жопами должны подале уплетаться.

 

Ф а р н о с

Не думаю я с ним в ебливу брань вступить,

Но хитростью потщусь упругость притупить.

Когда кто победить врага сил не имеет,

То в крайности обман и лесть чинить довлеет.

Не те удашливы в сражении прямом,

Кто силою разит, но кто велик умом.

Сколь силен был Самсон, известно всей вселенной,

Но хитростью жены своей был побежденной.

Кто б как ни силен был, да если разум худ,

Бесплоден столько же, как будто хуй без муд,

Как было б естество ни толсто, ни велико,

Упругость можно стерть и сделать так, как лыко,

Лишь хитрость малую к тому употребить,

То будет хуй хоть брось или хоть отрубить.

Позволь лишь мне, а я отмщеньем уж ласкаюсь.

 

Д о л г о м у д

Препятствуй, как ты мнишь, я в ето не вплетаюсь,

Но прежде ты узнай от дочери моей,

Намеренье твое угодно ль будет ей.

Но се она...

 

 

ЯВЛЕНИЕ 3

Те же и М и л и к р и с а.

 

Ф а р н о с

Княжна, я должен известиться,

Могу ли склонностью твоей к себе я льститься,

Желаешь ли со мной вступить в законный брак,

Или прельстил тебя Дурносова елдак?

 

М и л и к р и с а

Не обвиняй меня, Фарнос, виной ты тою:

Еще я не пленна Дурносовой биткою,

Хоть он ее всяк час, гордяся, мне сулит,

Да мой родитель мне склониться не велит.

 

Д о л г о м у д

Ты, княжеская дочь, быть должна горделива,

Не так, как подлая бывает девка члива,

Которую за грош нахальник всяк валит,

А оттого в шенте нередко и болит.

 

М и л и к р и с а

Коль знатною биткой моя жизнь зачалася,

То льзя ль, чтоб я кому без брака в блуд далася?

Не может огнь в шенте моей никто разжечь.

 

Ф а р н о с

Княжна, я не о том начать имею речь,

С горячностью всегда дроча хуй, как дубину:

Определи, прошу, княжна, мою судьбину,

Надеждой льститься ль мне тебя в замужство взять?

 

Д о л г о м у д

У нас положено, чтоб был Фарнос мне зять,

Я вместо слов муде в залог дал в той надежде.

 

М и л и к р и с а

Ко мне не заглянул почто под юбку прежде,

Почто толь суетно Фарноса тем ласкал

И в обязательство толикое вступал?

Не дам в красе ничьей я омочиться снасти

И девой сниду в гроб, не прикоснусь сей сласти.

 

Д о л г о м у д

(Фарносу)

Принужу дщерь свою я быть тебе женою,

Лишь князя упреди.

(Миликрисе.)

Поди, княжна, за мною.

(Отходят.)

 

 

ЯВЛЕНИЕ 4

 

Фарнос

(один)

В штанах моих, увы! багряна плешь бледнеет,

Хладеет в жилах кровь, хуй страждет, леденеет,

Немеет естество, отрады нет нигде,

О рог, о длинный рог, о толстые муде!

На что красавицей, княжна, ты в свет родилась?

И ах! на что ты мне безмерно полюбилась,

Что я любовь в себе бессилен одолеть?

Не со сто ль раз других я принимался еть-

Но что ж? - лишь плоть моя тем только истощилась,

А страсть любовная нимало не смяхчилась.

О как я беден днесь и как мой случай лих:

Котору еть хочу, ах! ей не я жених.

От страсти плешь моя, как рыба о лед, бьется,

А та без жалости Дурносову сдается,

Которому всю честь претолстый знак дает.

Пускай же с толстотой злодей сей пропадет;

Пока свет солнечный сиять на небе станет,

Елдак его вовек с сего часа не встанет!

Спешу исполнить то.

(Отходит.)

 

 

ЯВЛЕНИЕ 5

Д у р н о с о в и С е к е л и я.

 

Д у р н о с о в

Удобно место здесь,

Где беспрепятственно свершить брак можно весь,

Благоприятствует сама судьба теперя,

Лишь нет одной княжны, лежащей, разщеперя

Пресладостную щель, котору мне почать.

Потщись, Секелия, ты брак наш окончать,

Уговори княжну.

 

С е к е л и я

Уговорить не штука,

Да только знаешь, князь, кака ей будет мука?

Не лутче ль мне сперва задор твой утолить,

Чтоб ярость ту в меня изволил ты пролить?

Я за княжну свою готова быть в напасти,

Не можешь произвесть сим разом в ней ты сласти,

Какую б исподволь возмог в ней произвесть.

 

Д у р н о с о в

Престань, Секелия, пустые враки плесть,

Ничья краса теперь елдак мой не прельщает.

 

С е к е л и я

Но Миликрисе страх склониться запрещает,

Величиной ствола распорется шентя,

Тогда в нее пихай все, что ни подхватя.

Я зрю то и сама, что ей твой знак не в меру;

Ей лутче дать сто раз с усами гренадеру.

Но ежели уже сему союзу быть,

И неминуемо в княжну ты должен вбить,

Твой сильный жар ствола теперь мне то являет,

Так вот о чем княжна тебя, князь, умоляет:

Когда ты ей вонзить направишь свой кинжал,

То прежде чтоб к губам несильно ты прижал

И в ярости своей хоть мало удержался,

Но в ней бы произвесть жар прежде постарался,

Иль лутче можешь ты свой знак ей в руку дать,

А сам своей рукой у ней побаловать.

Немного в деле сем минут у вас продлится,

И сама крепкая девица соблазнится,

А нежели княжна, нрав коей мне знаком:

Она пленна давно твоим, князь, елдаком.

 

Д у р н о с о в

Я все твои слова приемлю за отвагу,

На лодку брачную до тех пор с ней не лягу,

Доколе не пролью в шенте ее я кровь

И не сберусь опять к пиханью с силой вновь.

Вот как я предприял.

 

С е к е л и я

Еще я позабыла

Сказать вам, чтоб сперва не так ей больно было,

И чтоб вы на себя последний взяли труд

Побольше чем-нибудь хуй смазати до муд -

Пихаться с тем легко и мериновым скалом,

И узки сапоги вить смазывают салом.

 

Д у р н о с о в

Я все уж способы потщусь употребить,

Дабы сколь будет льзя, в княжну полегче вбить.

 

С е к е л и я

Княжна, узнав о сем, сама дать будет рада.

 

Д у р н о с о в

(вынимая из кармана помаду)

Вот у меня со мной с духами есть помада,

Котору щегольки трудятся покупать,

А я ее сей час без денег мог достать.

Что ж. долго нет княжны?...

 

С е к е л и я

Я к ней идти потщуся

И без нее, мой князь, к тебе не возвращуся.

(Отходит.)

 

 

ЯВЛЕНИЕ 6

 

Д у р н о с о в

(один)

Теперь потребно мне, потребно прибодриться,

Уже я чувствую: мой тайный уд ярится,

Уже муде трубят в торжественну трубу,

Мне чудится в мечте, как будто я ебу.

Но в самый етот жар как некто плоть снедает,

Как нечто тайное мудами обладает,

Вдруг станет хуй, как рог, вдруг тотчас опадет,-

И будто как беды он превеликой ждет,

При дверях сладости сгибаясь унывает,

Или пред радостью со всеми так бывает?

Нет страху мне ни в чем, препятствия уж нет,

Исполню я, что мне...

(Намазывает помадой свой ствол.)

Но се княжна идет!

 

 

ЯВЛЕНИЕ 7

Д у р н о с о в, М и л и к р и с а  и  С е к е л и я.

 

Д у р н о с о в

Дражайшая княжна, ужели ты готова

Вступить со мною в брак, исполнить данно слово?

Ужели я могу сей день торжествовать,

Ужели можешь мне красу свою отдать?

Ужель дозволишь внутрь взойти всего приятства?

Я учинил, что мне...

 

С е к е л и я

Уж нет ни в чем препятства.

 

Д у р н о с о в

Сколь сильно яростью плененный уд мой тлел,

Сколь никаких на то я мастей не жалел,

Оранжем, розою и цедрою прямою,

А на прикрасу той помазал и гуньбою -

Зри, как от мастей сих моя сияет плешь.

 

С е к е л и я

Князь, времени не дли, скорей себя, князь, тешь.

 

Д у р н о с о в

Дражайшая княжна...

 

М и л и к р и с а

Нет казни сей мне злее.

(Падает в руки Секелии.)

 

С е к е л и я

(Миликрисе)

Княжна, ах! ободрись.

(Дурносову.)

Хоть ты будь, князь, смелее.

 

Д у р н о с о в

Смяхчи, княжна, мой ствол, смяхчи сурову часть.

 

М и л и к р и с а

(опомнясь)

Я не могу никак в твою предаться власть,

Когда красу брегу, я честная девица,

А как лишусь, то что я буду?

 

С е к е л и я

Молодица. Но что о суетном напрасно толковать?

Спеши скорей, княжна, спеши скорее дать

И вечным как-нибудь союзом сопрягися.

 

Д у р н о с о в

Склонись, дражайшая, потешиться склонися

Прохладой сладкою в задоре елдаку,

Дабы не предуспеть мне сим к хуерыку

И чтоб не испустить без действия потока,

Предупреди, княжна, сего жестокость рока,

Меня в облегченье хоть етим одолжи,

Своею ручкою немножко подержи,

А я моей рукой к твоей шенте прижмуся.

 

М и л и к р и с а

(противясь ему)

Ах, нет, мне стыдно то, рукой я не примуся,

Мне лучше ввек терпеть.

 

С е к е л и я

Князь, времени не дли,

Будь храбр и снасть свою насильно ей ввали.

 

Д у р н о с о в

Жестокая, не мучь, не мучь меня, склонися,

Взгляни хоть раз, взгляни, хоть пальцом дотронися.

 

М и л и к р и с а

Не льсти себя, мой князь, надеждою пустой,

Я дева, ты - герой, к тому ж и холостой,

Итак, удобно ль мне с тобою так растлиться?

Дочь Долгомудова вовек не посрамится!

 

Д у р н о с о в

Каким ударом ты, драгая, мя разишь,

И коль жестокою напастью мне грозишь,

Какую за любовь готовишь муку злую,

Чтоб я с горячности впихнул теперь в иную.

В другу теперь впехну в задоре сем жестоком,

Не будешь ли на то ревнивым зреть ты оком,

Как я к иной теперь отважусь под подол,

В иную ущемлю перед тобой свой ствол, -

Заплачешь, может быть, тронувшись сим уроном,

Но уж не возвратишь в себя елдак мой стоном.

 

М и л и к р и с а

(Секелии тихо)

Что мне в сем случае, Секелия, начать?

 

С е к е л и я

Советую скорей то делом окончать,

Чтоб непрерывною любовью вас связало,

А времени к тому осталось очень мало.

 

Д у р н о с о в

(про себя)

Что ж трачу я часы полезные вотще?

Спешу исполнить то...

(Хочет идти.)

 

С е к е л и я

(его удерживая)

Помедли, князь, еще.

 

Д у р н о с о в

Нет, намеренья я сего не отлагаю,

Исполню здесь: в тебя, Секелия, впехаю.

 

С е к е л и я

Я недостойна, князь, для случая такова.

Но вот шентя - вонзай - перед тобой готова.

 

 

(Подымает себе подол, Дурносов наставляет в нее хуй.

Миликриса, с торопливостью схватя его за хуй, подводит к себе.)

 

М и л и к р и с а

Жестокий, удержись... О, как нещастна я!

 

Д у р н о с о в

Не ты нещастлива - нещастна плешь моя.

 

М и л и к р и с а

Не спорю больше я с своею лютой частью.

(Падает в руки к Секелии, а та подымает ее подол.)

Вот щель моя: вонзай и утолись сей сластью.

 

 

(Дурносов лишь только наставляет свой хуй,

в то самое время он опал.)

 

Д у р н о с о в

(дражайшим голосом)

Что сделалось?.. Увы!

 

М и л и к р и с а

(приходит в отчаяние)

О рок! о случай злой! К чему меня склонил к погибели такой?

 

Д у р н о с о в

Колико ты, судьба, мне ниспослала лиха!

 

С е к е л и я

Что сталось, князь, скажи нам.

 

Д у р н о с о в

(с фурией и скрипя зубами)

Невстаниха.

 

С е к е л и я

(закуся палец)

Вот бедственный случай.

 

М и л и к р и с а

Что есть сей казни злее?

Увы, дражайший князь!

 

С е к е л и я

(Дурносову)

Дрочи, дрочи скорее,

Жар утолить в княжне хоть мало порадей.

 

Д у р н о с о в

(трясет хуй и с плачем говорит)

Нет способа вздрочить, похимистил злодей.

О, раздраженны враг! отметить тебе мне нала,

Подействовала так Фарносова помада!

 

 

ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

Те же, Д о л г о м у д и Щ е л к о п е р.

 

Щ е л к о п е р

Что вижу я, княжна, о стыд, о казни строги!

Какою страмотой наполнились чертоги!

 

Д о л г о м у д

Со удивлением я зрю на сей позор.

 

М и л и к р и с а

(бросается к отцу и становится на колени)

Мой отче, отврати от недостойной взор!

 

Д о л г о м у д

Забудь природу ты или забудь то скало,

Которое навек уже как лыко стало.

 

Д у р н о с о в

(про себя)

О как злодей мой уд обезоружил вдруг!

 

Д о л г о м у д

(Миликрисе)

Готовься к браку ты, Фарнос тебе супруг,

И уж Дурносова не тщися видеть боле.

 

М и л и к р и с а

Последую теперь твоей, родитель, воле.

(Вставши и подошед к Дурносову.)

А ты, о князь, прости, забав нам час протек.

 

Д у р н о с о в

(с плачем)

Прости, дражайшая, прости, княжна, навек!

 

Щ е л к о п е р

Великий Долгомуд, хоть способ ты имеешь,

Но поздно уж теперь Фарносу сим радеешь.

 

Д о л г о м у д

Что сделалося с ним?

 

Щ е л к о п е р

Скончался уж Фарнос.

 

Д о л г о м у д

Каким то случаем?

 

Щ е л к о п е р

Пришел сперва понос,

Час целый мучился, штанов не подтыкая,

Кряхтел, стонал, рыгал, "Беда, - ворчал, - какая",

И только лишь сей боль немного унялся,

Он с силою своей еще не собрался,

Как вдруг другой бедой тот час его сразило

И в бездну, как в шентю, хуй дряхлый погрузило.

Он сильной яростью к прекрасной дщери тлел,

Но как ее уеть надежды не имел,

То похоть удержать свою как ни старался,

Но из ствола его ручьем ток проливался.

Не сей был его ток, прохлада что в любви,

Но что случается от похоти в крови.

Раздулася его в минуту бедна потка,

Не помогла ему в сем случае и вотка:

Чем жарче рделась плешь, тем был сильнее ток,

Я за плешь ухватил - в крови весь стал платок.

Весь дом наполнен стал тогда великим криком,

"Увы! - вопил Фарнос. - Я стражду хуерыком.

Мне приключило то жестокую напасть,

Что к Миликрисе я имел любовну страсть".

Нас способ излечить един тогда сказали:

С кобылой сделать блуд. К кобыле лишь предстали,

Я подмостил его, кобыле хвост загнул,

Но, о жестокий рок! Фарнос лишь чуть-чуть ткнул,

Как та кобыла вдруг шарахнулась, вздрогнула,

Со всей жестокостью что мочи есть лягнула.

Он пал, вдруг поражен, со стоном рок кленя

И тут в последний раз взглянул он на меня.

"Ты,-мне он говорил,-не плачь и ободрися,

Сему хуерыку виною Миликриса,

Однако ей скажи, что я ее простил".

И с этим словом дух последний испустил.

 

М и л и к р и с а

(с плачем)

Нещастнейший Фарнос, я и тебя лишилась!

 

Д о л г о м у д

Лишился друга я, и часть его свершилась.

 

М и л и к р и с а

О день, горчайший день, источник лютых бед,

Князь вечно погублен, Фарноса больше нет!

Пожри всей лютостью меня живую, бездна!

Рази, губи: мне жизнь без ебли бесполезна!

 

 

К о н е ц  т р а г е д и и.

 

Last modified 2005-04-18 06:13