Skip to content

Московские новости: "Любопытная, блин, программа"



2003. № 27. Интервью взяла Юлия Ларина

Автор словаря русского мата Алексей Плуцер-Сарно
будет вести передачу на канале "Культура"

"Черный квадрат" - явно для круга интеллектуалов. С 29 июля еженедельно на канале "Культура" будет выходить новая программа. "52 минуты шумного философского диспута с криками, дебошем и мордобоем", - так охарактеризовал ее ведущий "Черного квадрата" Алексей Плуцер-Сарно.
Выпускник историко-литературного отделения философского факультета Тартуского университета, ученик профессора Лотмана, Плуцер-Сарно известен как автор множества словарей русского языка. Самый нашумевший из них - "Словарь русского мата", в первом томе которого можно найти 19 значений, 9 подзначений, 9 оттенков значения, 23 оттенка употребления слова на букву "х", а также около 400 идиом и языковых клише и более 1000 фразеологически связанных значений того же самого слова.
Алексей Плуцер-Сарно рассказал корреспонденту "МН" о новой программе, не употребив это слово ни разу:
- Французский социолог Бурдье в своей книжке "О телевидении и журналистике" честно написал, что современное ТВ - это отстой идиотизма, клоака информационной коррупции, слив тупой рекламы. Под предлогом, что зрители идиоты, их кормят просто дерьмом. Интеллектуальная планка занижена до уровня первой группы детского сада. А ведущие занимаются просто самолюбованием. ТВ стало жертвой политики, то есть произошла его "инструментализация". Теперь это орудие в руках политтехнологов. Любой канал мечтает стать либо подкомитетом Центризбиркома, либо информотделом при Администрации. Хотя администрации Президента это не сильно нужно. Вот в таком контексте и родилась наша программа. Всем надоели скучные и тупые передачи. Хочется свободы, веселья и мудрости. У истоков программы стоял отец наш родной Григорьич.
- Это, надо полагать, президент "Авторского телевидения" Анатолий Малкин?
- А кто же еще способен на такое безумие? Мы и темы программ берем, какие захотим, и гостей приглашаем, каких наша левая нога пожелает. Никто ни во что не вмешивается. У нас такие русские народные беседы "за жизнь". Это если не возрождение отечественного ТВ, то по крайней мере его освобождение от коммерции и политиканства. Это будет вторая истинно народная программы после "Времечка".
- Но сравнивать-то вашу программу будут с другой, скорее, антинародной - с программой Гордона. Как вы относитесь к ней?
- Гордоныч - умница. Человек тонкого вкуса. Никогда не переигрывает, не говорит ничего лишнего. Другие ведущие трендят всякую бессмысленную хрень безумолку, а Гордоныч даже своим молчанием чудовищно сложные смыслы ухитряется транслировать. Его минутная пауза и неторопливый поворот головы весят больше чем весь утренний эфир НТВ. Короче, Саша, тебе привет от Плуцера-Сарно.
- Мы вообще-то не на "Поле чудес"... Так чем ваша программа будет отличаться от передачи Гордона?
- Общего у нас только то, что проект Гордона до сих пор был единственной программой, сделанной для зрителя и ради зрителя, не для денег или еще каких поганых нужд. "Черный квадрат" - вторая на отечественном ТВ программа для мудрых, благородных и счастливых людей. То есть у нас с Гордонычем частично общая аудитория. На этом все сходство и заканчивается. Жанр разный. У Гордона - интервью Незнайки с Всезнайкой. К нему приходит все познавший в науках червь и просвещает идиотов. А у нас застольная свободная беседа раблезианских мудрецов в лучших традициях Римской империи.
- Просветите идиотку - что это означает?
- Мы берем что-то непонятное, за столом собираются мудрецы, и в процессе спора рождается новая истина. Если угодно, это возрождение традиции кухонных застольных споров советского времени.
- И темы те же?
- Да тема - это не самое главное. Важно, чтобы был драйв, кайф и желание докопаться до смысла жизни.


Темы на самом деле, как удалось узнать, серьезные: "Грех", "Реальность", "Любовь", "Безумие"... В программе будут обсуждаться проблемы соотношения науки и научного образования в России, продукты-мутанты, мораль и аморальность в науке, пределы мозга, плагиат в науке, искусственный интеллект... Но вернемся к естественному интеллекту.


- Почему вы решили вести программу с физиком Алексеем Семихатовым?
- Ну, это не мы решили, это телеканал "Культура" решил. Причина простая. Философы, как и биндюжники, люди неуправляемые. А мы с Михалычем, как бурлаки на Волге, вдвоем эту баржу с трудом тащим к финалу программы. Хотя я ростом 195 и весом ровно центнер, и воинское звание у меня матрос Северного флота. И Михалыч почти два метра и уже за центнер перевалил. Я жму левой два пуда, а Михалыч - тот вообще спортсмен. В такой программе два могучих лоцмана - это минимум. У нас сплошные рифы и так штормит, что боже ж ты мой! Чтоб мне с этого места не сойти, семь перцев мне в дышло и якорь в зубы!
- Это, как я понимаю, самое приличные выражения из тех, что вы могли произнести. Вы - автор академического "Словаря русского мата". Не станет ли мат одной из тем вашей программы?
- Нет, не станет. Мои лингвистические изыскания к ТВ отношения не имеют. Мои философские книги и литературные творения тоже должны на полках стоять. В телике им просто не место. Другой жанр. Телевидение - это развлекалово, это шоу, кем бы оно не прикидывалось в действительности. "Черный квадрат" - тоже шоу, только для жизнерадостных интеллектуалов.


Из программы "Черный квадрат", "Грех":
- Я, Алексей Плуцер-Сарно, маленький человек - принципиальный скептик. Я не верю в Идолов. Я сомневаюсь, что я атеист. Мне кажется, что я агностик, может быть, даже в чем-то циник. Но для меня нет проблемы божьих заповедей, взаимоотношений с Богом, что я ему что-то должен. У меня есть моя мораль. И у меня никогда не бывает проблем с уголовным кодексом. Тьфу-тьфу-тьфу!
- А зачем вы "тьфу-тьфу-тьфу" сказали? - спросил участник программы священник отец Александр.


- Вы специалист по русскому мату и ведущий на канале "Культура". Это нормальное сочетание?
- Я не специалист по мату. Я составитель академических словарей русского языка. В том числе словарей говоров, диалектов, разных жаргонов, социалектов и так далее. Я сделал множество словарей. Ну, к примеру, словари языка хиппи, панков, рокеров, бандитов. Есть словарь военно-морского жаргона, словарь языка офицеров и даже словарь жаргона наркоманов. Кстати, наркоманский лексикон - лучшее средство для борьбы с наркотиками. Там такие ужасы в примерах к статьям описаны. И все это взято из реальности.
- А как идет работа над словарем мата? Сколько томов уже готово?
- Будет 12 томов. Только после этого мат в СМИ можно будет запретить. Ведь чтобы запретить, сначала нужно изучить, описать, издать словарь. Тогда будет ясно, что же мы запретили. Одна моя знакомая считает, что "гондон" - матерное слово. Английский не изучала. А для кого-то может слово "большой" - верх неприличности! А выражения "японский бог", "йогурт парамалат", "ядрены пассатижи", "ешь твою мышь", "ёклыманджары", "ё-мое" и "ёлки-моталки" - это мат? А детский стишок "Елки-палки, Лес густой, Едет Ваня - холостой!" - это же верх неприличности! Кстати, знаменитое русское слово на букву "х", которому посвящен первый том моего словаря, - это всего лишь аблаут от слова "хвой". То есть это елочная иголка. Это такой же эвфемизм, как банан, огурец, перец или морковка. А откройте любой словарь древнерусского языка - изначально древнерусское слово "блядь" означало всего лишь "ложь, обман, пустословие". Церковные писатели, например, протопоп Аввакум, употребляли его через слово.
- Боюсь спросить вас о ваших творческих планах...
- Закончу с матом - издам большой словарь русской народной речи, куда войдут все жаргоны и деревенские говоры, но не войдет московский литературный язык. Надоел он своим консерватизмом.


В одном интервью Алексей Плуцер-Сарно говорил: "Мы должны помнить, что матерились почти все без исключения русские писатели, а большинство писали матерные тексты. Как, например, Сумароков, Елагин, Чулков, Олсуфьев, Ломоносов, Барков, Пушкин, Вяземский, Лермонтов, Некрасов, Тургенев, Полежаев, Хармс, Маяковский, Бунин, Шукшин, Алешковский, Довлатов, Венедикт Ерофеев, Виктор Ерофеев, Пирогов, Кибиров, Волохов, Аксенов, Бродский..." Все-таки правильно, что Плуцер-Сарно оказался именно на канале "Культура".


- В вашем словаре есть немало ссылок на тексты Лимонова. Не хотите ли пригласить его на программу, тем более что это уже можно сделать - он на свободе?
- Нет, не хочу. У Лимона очень много хороших текстов. Лимонов безусловно, честен, смел, талантлив и трудолюбив. И он мне очень нужен для лингвистической работы. Пусть пишет побольше всякой хренотени, а ее буду на цитаты разбивать и словари свои украшать. Без Лимонова лексикография много потеряет. Но он при всем при этом, конечно, злой сукин сын, без тормозов, и крыша у него слегка набекрень. Но опять же все это не причины держать человека в тюрьме без суда. Что же касается программы, то у нас на эфире ему делать нечего. Лимонов - не философ, не мудрец, не пророк и не провидец, чтобы на канале "Культура" с лучшими умами страны за жизнь базарить.


Досье "МН"
Из опубликованной статьи Алексея Плуцера-Сарно "Елда Останкинская: наивные политологические заметки (Символические интерпретации и их средневековые истоки)" (точки в словах поставлены редакцией "МН"):
"В современном русском языке есть ругательства "хрен останкинский", "елда останкинская" (синонимичные выражению "хрен моржовый"). Подобные выражения уже зафиксированы русскими словарями. Сравнение пениса с башней и, в частности, с телебашней - общее место в современном русском фольклоре: "У нас е...рь был такой: / Звать Мудищевым Лукой, / Х... - что телебашня, / Вместо мудей - пашня". Вообще, башня является распространенным эвфемизмом "х..я". Даже Эйфелева башня зафиксирована в одном из русских словарей со значением "мужской половой член". С такой точки зрения пожар, уничтожение такого "пениса" неизбежно интерпретируется как "акт кастрации". Применительно к башне появилось даже выражение "чурка обгорелая", которое тоже не лишено определенного подтекста, поскольку раньше употреблялось в качестве эвфемизма (ср.: "Сунул ей чурку / Свою обгорелую!"). Подгоревший останкинский фаллос в устной речи начинает шутливо обыгрываться как символ общегосударственной импотенции. Для нас это актуально не в плане психоаналитическом, а скорее с позиций симпатической магии. Кстати, в русском фольклоре вообще все мировое политическое пространство предстает как глобальный половой акт, когда Россия е...т Америку, власть е...т народ и т. д. С фольклорной точки зрения мы как бы не можем быть активными партнерами Америки и Европы, которые в персонифицированном виде часто выступают здесь в роли "наших" сексуальных партнеров. Причем Россия выступает не только в активной позиции, но и в пассивной: "Мы все время впереди, / Америка - сзади. / Не е...те вы нас в ж...пу / Только, Бога ради!" Останкинская башня в таком контексте представляет собой идеальный пенис отечественного производства (ср.: "Все ребята - импотенты. / Девушки - в истерике: / - Неужели покупать / Нам х...и в Америке"). Наше противостояние с Западом интерпретируется как имеющее именно эротический характер. Вообще, половой акт становится главным механизмом по упорядочиванию социального пространства: "Нас е...т, а мы крепчаем". Останкинская телебашня, как видим, тоже не лишена некоторых эротических коннотаций. В русском языке, прямо скажем, она стала одним из главных фаллических символов".

 

 


 

Last modified 2005-04-14 01:02