Skip to content
 




Суперпластификатор купить Новосибирск в Сибири отечественные технологии самовывоз Вентилятор fc080-6dt по материалам http://agroclime.ru. | Юридическая помощь по взысканию алиментов через суд.
Personal tools

Пизда Киркорова, Буй Баранова и Хуй Плуцера


Унтер-офицерская вдова не сама себя высекла

В интернете появилась крайне резкая анонимная статья, направленная за защиту моего "Словаря русского мата" от спорных высказываний Анатолия Баранова, руководителя сектора экспериментальной лексикографии Института русского языка РАН, доктора филологических наук. Напомню, что интервью Анатолия Баранова корреспонденту Роману Кириллову было опубликовано в газете "Известия" 27.07.04  (www.izvestia.ru/conflict/article222585). Вот небольшой фрагмент этого интервью:

"Р. К.: Ваше заключение по данному делу вызвало понятное возмущение - ведь вы в нем утверждаете, что Киркоров Ирину Ароян не оскорблял. Но как такое возможно? Все ведь слышали самое настоящее оскорбление в адрес журналистки.

А. Б.: <...> В цитируемой фразе использованы нецензурные слова, которые не приписывают отрицательных характеристик журналистке. <...> Но с точки зрения языка права такую ситуацию нельзя рассматривать как оскорбление. <...>

Р. К.: А слово "п..да" в адрес журналистки - это тоже не оскорбление?
А. Б.:
<...> Он ведь не сказал сразу журналистке "п..да". Он перед этим сказал "да". <...> А так это может быть и языковая игра... <...>

Р. К.: Почему вы вообще взялись за эту экспертизу?

А. Б.: Я уже около 15 лет работаю в сфере лингвистических экспертиз, у меня есть и личные контакты с некоторыми адвокатскими бюро <...>. Они пришли ко мне и в данном случае. В год я делаю около 50 различных экспертиз. <...> Работал по делу Баяна Ширянова в связи с обвинениями в порнографии. <...>

Р. К.: Но ведь есть словари ненормативной лексики.

А. Б.: Да, есть. Например, один из самых известных - словарь А. Флегона "За пределами русских словарей". В нем собрана лексика такого типа, однако там нет помет - цензурное слово или нецензурное. Поэтому когда эксперт работает по этой проблематике, то не имеет точной информации. Например, про слово "му...ак" уже нельзя точно сказать, какое оно. Словарь Алексея Плуцера-Сарно о слове из трех букв не является словарем как таковым - это скорее сборник случайных контекстов. Автор - не академический ученый, и его словарь не имеет авторитетного статуса. Вместе с моим коллегой Дмитрием Добровольским мы редактировали словарь "Русская заветная идиоматика" Василия Буя. <...> Вообще, скандал с Киркоровым и Ароян пришелся на время моей работы в Австрийской академии наук по одному из проектов. <...>
Р. К.: Есть мнение, что ваше заключение весьма ангажировано.
<...> Сколько стоила ваша экспертиза?

А. Б.: Ровно столько, сколько это стоит. Работа такого рода требует высокой квалификации, опыта и весьма серьезных знаний в области прикладной лингвистики и теории лингвистических экспертиз. Таких специалистов немного. И не гонорар определяет выводы, а исследуемый текст и существо вопроса. <...> Что касается денег, я не испытываю материальных проблем. Думаю, что у желающих меня купить денег не хватит".

 

А вот ответная статья анонима:

 

"Ира Ароян не оскорбляла Киркорова, Псой Короленко песен не пел, Плуцер-Сарно словарей не составлял, а унтер-офицерская вдова сама себя высекла.

 

Заключение Баранова по делу Киркорова вызвало всеобщий шок. Ведь все слышали и слово на букву "п" и все прочие дела. Баранов же утвереждает, что "...В цитируемой фразе использованы нецензурные слова, которые не приписывают отрицательных характеристик журналистке. ...Такую ситуацию нельзя рассматривать как оскорбление".  Неужели Баранов считает слово на букву "п" приличным? При этом Баранов ссылается на "словари ненормативной лексики" и прежде всего на книгу "За пределами русских словарей" А. Флегона, венгерского еврея, жившего в Лондоне и слабо владевшего русским языком. Ну, и конечно, на свой собственный словарь "Русской заветной идеоматики". А. Баранов одновременно не реккомендует использовать в подобных случаях словарь А. Плуцера-Сарно, поскольку он не представляет никакого научного интереса. Занятно, поскольку как явствует из списка источников "Заветной идиоматики" Анатолий Баранов при составлении своего словаря использовал именно материалы словаря А. Плуцера-Сарно. Именно этот факт объясняет, почему ошибчно Псой Короленко назван Павлом Лионом, откуда, к примеру, появились в словаре Анатолия Баранова цитаты из неизданных песен Псоя Короленко. И откуда вообще в списке источников словаря Баранова появились неопубликованные тексты этого автора. Очень просто, все эти матерные тексты и выражения беззастенчиво взяты А. Барановым из словаря А. Плуцера-Сарно.

Это общеизвестный факт, тем более, что сам же А. Баранов, чтобы не быть обвиненным в плагиате, включил неопубликованный "Словарь русского мата" Плуцера-Сарно в общий список своих источников.

И вот после всего этого, Баранов в интервью Известиям утверждает, что Ароян не оскорбляла Киркорова и что Плуцер-Сарно никаких словарей не составлял: "Словарь Алексея Плуцера-Сарно... не является словарем как таковым - это скорее сборник случайных контекстов... Автор - не академический ученый, и его словарь не имеет авторитетного статуса".

Все это удивило даже видавшегов виды корреспондента известий Романа Кириллова: "Есть мнение, что ваше заключение весьма ангажировано. <...> Сколько стоила ваша экспертиза?"

Получать деньги от Киркорова и использовать свой научный статус, утверждая, что Киркоров Ароян не оскоблял, это действительно то же самое, что использовать словарь Плуцера в своей работе и при этом утверждать, что Плуцер словарей не составлял. Помните, как у Гоголя – унтер офицерская вдова – сама себе высекла!"

 

Пса Королькова, 3 августа 2004

 

***

Поскольку автор данной статьи несколько неуклюже вступился за мои словари и, возможно, в неявной форме даже намекает на акт плагиата, совершенный Анатолием Барановым по отношению ко мне, то позволю себе высказать свою точку зрения на данную проблему.

Я благодарен А. Баранову, который дал очень точную характеристику моих черновых материалов к словарю русского мата – действительно, это не совсем словарь, это предварительные материалы к будущему словарю, о чем, собственно, сказано в самом словаре. В 1 том включена одна словарная статья на слово "хуй", а во второй – на слово "пизда". А одна словарная статься не может быть названа словарем. Так что определение А. Баранова моей работы как «не-словаря» справедливо. Всех читателей просто ввел в заблуждение мой издатель, который без моего ведома заменил название 1 тома с "Материалов к словарю..." на "Большой словарь...".

В самом деле, мои "Материалы к словарю русского мата" - это именно собрание контекстов для будущих словарей, хотя, конечно, я не стал бы их называть "случайными", поскольку на сбор материала у меня все-таки ушло 25 лет. Так же несправедливой кажется характеристика меня как непрофессионала, но тут видимо речь идет о борьбе за финансовые ресурсы, поскольку лингвистическая эспертиза – дело доходное. Но А. Баранов напрасно обеспокоен этой проблемой, поскольку я принципиально отказываюсь от участия в подобных проектах и не претендую на этот кусок хлеба.

К тому же не нужно забывать, что и интервью, и заметка в интернете – это типично журналисткие публикации, так что в аутентичности приводимых там слов Анатолия Баранова я далеко не уверен. Ученый все-таки раньше всегда высоко оценивал мою работу, и я благодарен ему за это.

Рукопись "Материалов к словарю русского мата" обсуждалась в начале 90-ых годов с ведущими российскими и зарубежными филологами. В их числе Юрий Апресян, Альберт Байбурин, Владимир Беликов, Александр Герд, Александр Дуличенко, Валерий Мокиенко, Ирина Рейфман, Сергей Старостин, Владимир Топоров, Максим Шапир и многие другие. Именно в рамках этих обсуждений произошла моя встреча с Ю. С. Степановым, который написал письмо директору Института русского языка с просьбой обсудить мою рукопись в Секторе экспериментальной лексикографии Института русского языка, поскольку работа представляла, по его мнению, определенный научный интерес. Руководитель сектора А. Н. Баранов, ближайший соратник и соавтор директора института академика Караулова, попросил оставить рукопись в секторе на пару недель, детально ознакомился с ней и затем любезно обсудил ее со мной, дав мне ряд ценных советов, за что я выразил ему печатную благодарность и в 1, и во 2 томе моего словаря. Кроме того, он после этого сообщил мне, что использовал мою базу данных в своей работе, поскольку он тоже готовит к печати словарь русского мата. Разумеется, я не стал возражать против этого, поскольку эта я был проинформирован об этом постфактум. Тем не менее Баранов включил мой словарь в список использованных источников. А цитирование чужих словарей сегодня - обычная лексикографическая практика. Единственный щекотливый момент в том, что использовались мои неопубликованные материалы, но для меня это не принципиально.

Впоследствии я сам частично использовал впоследствии словарь Баранова-Доброволского (Словарь "Василия Буя") в своей научной работе, разумеется, сопровождая все цитаты ссылками.

Конечно, в словаре Василия Буя цитируются мои личные архивные неизданные источники, имеющиеся лишь у меня в единственном экземпляре. Например, тогда еще не изданный альбом Псоя Короленко и в частности, его текст "Ёбу даться". Но все эти мелкие погрешности не отменяют того факта, что мой словарь есть в списке источников "Василия Буя", и что, повторяю, я не возражал против этого использования моей неопубликованной работы.

Напротив, я рад, что мне удалось создать ценный источник для авторитетных ученых.

 

А. Плуцер-Сарно

Москва, 20 марта 2005 года

Last modified 2007-07-21 08:11