Skip to content

Мирослав Немиров. Избранные стихотворения



С любезного разрешения Мирослава Немирова я позволил себе предоставить читателям избранные его стихотворения. Это лишь небольшая подборка текстов. Всеми прочими опусами великого поэта можно насладиться в его ЖЖ: nemiroff.livejournal.com. Все тексты печатаются в авторской редакции. Отобраны стихотворения, ставшие источником для моего словаря мата. В качестве эпиграфа я предварил избранные сочинения поэта скромным стихотворением Юли Фридман, глубоко вскрывшей глубинные черты поэзии и личности Мирослава :-)

Ты Немиров урод, неспособный и палка-селедка

Срифмовать, нихуя не способный вообще ни на что,

Пакость, низкая тварь, попросил бы прощения кротко:

Мол, фашист я Немиров, лишенный стыда начисто,

 

Мол, ни совести нет у меня мудозвона, ни чести,

Мол, позорный зазсранецц, сын суки и брат Кулику,

Я, Немиров, фекальей своей с Тер-оганьяном вместе

Оскверняю икону: иначе я гад не могу,

 

Я народных мол нужд, блядь Немиров, взять в толк не умею,

Я уёбище сдохну от зависти к Есенину,

Недознамо блядь печени, хули, горячка на шею,

Охватило меня слабоумье и держит в плену.

 

Я, Немиров, читателей ебаных всех оскорбляю

Содержимым яйца, и другого блядь нахуй яйца,

И душевной, в пизду, теплотой их всегда унижаю,

И мне не с чем предстать, пидарасу, пред ликом Творца,

 

Разве только с говняшкой, которую с Тер-Оганяном

Клеил; только с листовкой, в которой писал про фашизм

В положительном смысле, чтоб дать кириенкам румяным

Власть над всем, чем от века нас дарит и радует жизнь.

 

В общем, подлый Немиров, без совести ты без зазренья

И дурак, и скотина.

А Кириенко румяный сперматозоид.

 

 Юля Фридман. 21 ноября 2000 г.

 

***

Весна машина любви.

Дурацкая, сверкающая, срочная точно пожарная.

И вот, весна, она, лавиною валит, —

И хрен пожалуешься.

 

Весна, которая — цвета фольги.

Которая цвета, если желаете, ртути.

Ага. Угу. Ура! Гип-гип!

Апрель. Утро.

 

И как тут начнёт всем тобой колотить,

Как будто ты есть пулемёт,

И как тут начнет ох как бить-долбить,

И пылать, и сиять, и вот

 

И как тут начнутся сплошные дела,

Сплошная зеркальная грязь,

Сплошная, ох как не верти, а мгла,

Сплошная пиздысь-хуясь

 

***

И только-то, Господи, - грязь,

Грязь, да лужи, но вот ведь именно это —

Весна! И парят

Прохожие в небе безветренном.

 

И растаявший снег

Порождает такие туманы,

Что является город как спящим и снящимся сам себе точно во сне,

Почему и является весь пребывающим точно на дне

Неба. И люди в нем этак колышутся, точно водоросли. Или, желаете ежели, — ангелы.

 

Апрель, ну. Душа, за зиму,

Вымуштрованная, прямо что твоим конвейером,

Теперь она учится заново

Нечаянной быть и неверной;

 

Душа, она учится быть

Охуевшей и невменяемой.

Ибо это правильно так чтоб, ебать-колотить!

Это братцы, а не как-то, а – ПРАВИЛЬНО.

 

(Там, которое выше, про то, что парят, - это вовсе совсем не Шагал,

Как кто может подумать - скорее, что импрессьонизм; - то есть, в смысле, - эффект освещения.

Отражений различных туда и сюда от зеркал

Луж и льда, и в тумане всего растворения.

Как еще там? А, вот: преломления. )

 

апрель 1980, Тюмень + 2 апреля, 1998, Москва, Комсомольская площадь

 

***

Хуярит поезд, сука, так его еби,

Хуярит поезд, аж гром гремит, --

Да, видно плочены не зря за скорость башли –

Хуярит поезд, пиздячит блядь, ебашит!

 

1982, лето.

 

***

В небе вечер, в душе темно, ветер дает пизды…

И, раз оно так, ты идешь гулять, -

А то ведь совсем ебанешься, блять.

 

***

Троллейбус мне мил зимой - передвижное тепло —

Но летом троллейбус являет собою колёсный ад.

Чего ж они, сволочи, так и не строят метро?!

Явлений своих негативных не прекратят!

 

Отдельные руководители кое-йщё где на местах

Не уделяют вниманья достаточно нуждам граждАн, —

Козлы блять, мудилы, ёбаная пидарасня!

Бюрократы ебучие, просто блядь зла не хватает!

 

Не зря меж собою давно уж повсюду гутарит народ:

Блядь хватит уж нянчиться, нужно уже с занесением им выносить!

В газете пора пропесочивать, ёбана в рот!

Уж нету терпения недоработок всех этих сносить!

 

Ростов-на-Дону, лето 1988

 

***

Во всё хорошее я верил -

В Отчизну, Правду и Добро, -

Но больше нету им доверья!

Ебал я на хуй всё кругом!

 

Старался раньше я быть Честным,

Хотел заветы сохранить,

Но хуй теперь на эти песни!

Ебал я на хуй эту жизть!

 

Теперь не верю ни во что я,

В душе пусть пусто! пусть темно !

Ебал я на хуй Всё Святое!

Все это блядское говно!

 

Да, уж не верю ни во что я,

И ненавижу я Добро....

Ебал я на хуй Горбачёва!

Ебал я все Политбюро!

 

1989, май: по итогам I съезда народных депутатов СССР.

 

***

Об Андрее Сахарове

 

Посмотришь первый раз — уёбок!

На деле — страшный интеллект!

И шепелявый его облик

Запомнит мир на тысчу лет.

 

Явления времен застойных,

Имевшиеся налицо,

Склоняли к жизни недостойной,

Быть убеждали говнецом,

 

Но ты сказал: “Ебу я в сраку!

Довольно, сука-блять, молчать!

Хуярить надо бюрократов!

Ебала на хуй разбивать!”

 

Тебя поставить на колени

Пыталось всё Политбюро,

Но ты, как современный Ленин,

Бил пидарасам этим в рог.

 

И кланяется низко в пояс

Тебе вся русская земля:

Идейно-нравственный свой поиск

Ты не забздел осуществлять.

 

— май 1989, Москва.

 

***

Хочу Ротару я пердолить!

Хоть уж и старая она.

Хочу, раз так, ещё тем боле:

Пок есть йщё всё ж в ней красота.

 

И я желаю насладиться

Ея шикарной красотой

И в буре сладострастной слиться

С эстрадной этою звездой.

 

Хочу ея услышать стонов,

Когда ей буду обладать,

Хочу свое нагое лоно

С ея нагим соединять!

 

Ну, правда, счас она, конечно,

Скорей всего мене не даст:

Не так уж я смазлив на внешность,

Нет у меня больших деньжат.

 

Но скоро я за всю мазуту

Начну печататься везде,

Поэтом знаменитым буду

На русской на родной земле,

 

Начнут все восхищаться сильно

Моей духовной красотой,

Моим пронзительным лиризмом,

Моей нелёгкою судьбой,

 

И вот тогда, тогда, быть может,

Оттарабаню я ея!

И грусть, что сердце мене гложет,

Утихнет, на хуй, как змея.

 

май 1989, Москва.

 

***

Ротару! Я действительно хочу иметь ее!

И меня совершенно не волнует ее возраст.

Я, наоборот, хочу этого больше и больше,

Пока она еще сохраняет свою увядающую красоту.

 

Я хочу услышать ее стоны страсти,

Когда я буду иметь ее, и, конечно,

Я хочу заставить свое нагое лоно

Соединяться с ее нагим.

 

Но правда это есть, что она не полюбит меня

Сейчас, и не даст мне всех этих вещей —

Я выгляжу совсем не смазливо,

У меня нет ебаных долларовых банкнот.

 

Но скоро, кроме шуток, я займусь этим,

Я буду везде опубликован

И стану знаменитым поэтом

В родной России повсеместно.

 

И тогда, о, тогда, я верю в это,

Я сделаю ей конгас-бонгас наконец!

И печаль в моем сердце и горе

Умрет, как змея, в пыли.

 

1989 06

 

***

На хуй мне она всралась,

Блядская Америка!

По-английски блять гундосить —

На хуй всралось мне оно!

 

Что я, на хуй, гинеколог?

Блять какой-нибудь Рубинчик?

Я блять русский есть писатель!

Это вам не писю чамать!

 

11 июня 1990, Надым.

 

***

Ах никто не приходит к мне в гости!

А когда если кто забредёт, —

Оказалось, отвык я беседовать вовсе,

И беседа никак не идёт.

 

И сидим мы как волки какие,

Как позорные волки сидим, —

А ведь люди же все неплохие!

Но вот и попиздеть не могим.

 

А водяры теперь не укупишь,

Не укупишь теперя её,

Показало с водярой нам кукиш

Оголтелое аппаратьё!

 

Показало его по ошибке,

Но не хочет ее исправлять,

И народу на голову шишки

Так и сыплет опять и опять!

 

Сколько лет уже жить не дают нам

Эти гадские, блять, дураки!

Так вставай же народ, бей им в зубы!

Разбивай поганые им их ебальники!

 

Надым, июнь 1990

 

***

Любовной блять лирики блять сочинять —

Я это блять и позабыл.

Кому её на хуй мне блять посвящать?

Давно блять влюблен я не был.

 

Давно блять не билося сердце огнём,

Надежду блять в нём затая.

Давно уж блять нет упоения в нём —

Сухая блять мудрость одна.

 

И думая часто об этом порой

С печалью блятьнахуй в груди,

Не вижу я счастия там впереди —

Могучий лишь ум только мой.

 

Вот раньше, как было, старался, дурак,

Как бегал цветочки дарить,

Блять электрическая как

Дрожь била изнутри!

 

А нынче ………………………..

…………………………………………..

………………………………………

………………………………………….

 

Надым, начало июня 1990

 

***

Пастернак не ёбся в сракотан, —

Потому что был поэт, а не говно!

Потому что очень сильно уважал он христиан—

Ство и духов-блять-но-

 

Сть. А ведь ему

Может ой как и хотелось поебстись,

Но он честь мужску сберег, а почему?

Потому что понимал он верно жизнь!

 

Потому-то разных нравственных проблем

Он обдумать никогда не забывал

И ни капли сталинизма он не бздел,

А в ебало ему сходу прям давал!

 

И теперь он всем он дорог потому,

Что он русское родное всё любил —

Только церковку завидит, сразу ну

На неё креститься что есть сил!

 

И хотя за это, ясно, он страдал,

Это ему было нипочём.

Перестройку он, по сути, приближал!

Был, по сути, он тогдашний Горбачев!

 

1990, июнь, Надым.

 

***

Я скажу друзья вам прямо,

И отнюдь не без причин:

Заебал блять этот сраный

Весь блять концептуализм!

 

То есть нет, оно, конечно,

Вроде даже хорошо, —

Эта всякая скворечня,

Всякой блять хуйни мешок;

 

То есть, да, оно забавно,

Поражает даж порой

Всей своей однообразной

Безобразной хуергой,

 

Но от вас, друзья, не скрою,

И скажу без хуеты:

Все же хочется порою

И невъебенной красоты!

 

Надым, 19 июля 1990

 

***

Летом жарко летом нудно,

Летом всякая хуйня

Есть в пространстве ежминутно

И кусает, ест меня!

 

И кусает, и летает,

И погано так звенит,

И покою не давает,

Ни секунды не даит!

 

Мелкое ведь блять говно,

А вреда как до хуя!

Вот то-то, братцы, и оно.

Вот так, ребята. Сука-бля!

 

А подумать если правду,

То такое ведь говно

Не летучих только в гадах,

А и в людях есть оно!

 

1990, июль, Надым.

 

***

При Царизме было кайф,
Процветание былО,
И за свой прекрасный лайф
Весь народ ликовалО.

Но проклятой декадне
Это поперек горла;
Все хотели блять оне
Поразвратнее разврат!

Всё бы, сукам, им стихий —
Всё бы им бы, гадам, ницш,
В сраку всё б им поебстись,
Чтоб йщё поганей нигилизм, —

Все б им, падлам, Дионис,
Все б антихрист да Христос —
Вот и, на фиг, доеблись
До известно до чего-с!

1990, июнь, Надым

***

Неизвестные селенья проезжая,

Проезжая неизвестные селенья,

Их осеннее унынье озирая,

Их унынье, одичанье, запустенье, —

 

И стал думать я. Не думать даже, а

(Это уже позже, глядя в мрак

Заоконный, да на горизонте огонька

Три загадочных), не думать стал, а так

 

Вот что понял: пидарасы блять, козлы!

Блять ебаные авангардисты!

Хуй ли петрите по жизни, на хуй, вы!

Хуй ли петрите вы блять по жизни!

 

Да, согласен. Да, унылый вид,

Да, угрюмые растянутые дали,

Но — неужто не хватает? не сквозит?

Впрочем, вы здесь никогда и не бывали.

 

И — не лезьте. Блять свой Брайтон Бич

Где хотите стройте, здесь не надо!

А не то начнут вас всё же, блять, мочить —

Ох, доскётесь, сука падла гады!

 

1990, сентябрь, поезд Тюмень — Москва и поселок Балезино в Удмуртии

 

***

«Станция Речной вокзал —

Поезд дальше не идёт».

А меня блять не ебёт!

Я сюда блять и желал!

 

Мне как раз сюда и было надо!

Я живу как раз здесь, сука, рядом!

«Просьба», блять, «Освободить вагоны» !

Да ебу я на хуй вас, гондоны!

 

Молчи, бессмысленный народ,

Подёнщик, раб нужды, забот,

Несносен мне твой ропот дерзкий!

Я блять поэт, творец искусства,

А вы — ничтожное говно!

 

1990, осень

 

***

Ох друзья как хреново с похмелья мене,

Ой хреново, друзья, хопана!

На фиг нужен, ребята, такой винегрет,

Нет хорошего тут ни хрена!

На фиг надо такого говна!

 

Потому что болит ж у меня голова,

Ой же бошечка же ой-ёй-ёй!

Потому что водяра ж вчера в ней была!

Наполнял же ее алкоголь!

 

А водяру бухать я ж ох сильно люблю,

Это дело люблю же я как!

Но с утра же какое, друзья, улюлю!

Ведь болит моя бошечка как!

 

Просто ох же еббит мой кутак!

 

Москва, 1990, декабрь.

 

***

Хрен и знает друзья что сказать.

Хрен его знает, друзья.

Такое какое-то как-то билять,

Что и не сказать ни хуя.

 

Такое какое-то как-то всё так,

Что хуй что и скажешь чего.

Такое какое-то ёб мой кутак! —

А более ничего.

 

Являюсь, казалось бы, я же поэт, —

Весь мЫшленьем должен вскипать! —

Но вот ведь, оказывается, нет!

Ни крошечки, так твою мать.

 

Оказывается, друзья,

Дружочечки же вы мои,

Оказывается, опляля!

Оказывается, айлюли!

 

Оказывается, вот так,

А не по другому совсем:

Еблысь, и пиздык, и хуяк,

И - ничего, что затем.

 

Москва, декабрь 1990

 

***

Поеду-ка я повампирю!

Нэргетики хапну мал-мал!

А то уже дня как четыре

Чего-то я прост весь шакал.

 

В пол-пятого — на фиг! короче! —

Проснулся я сёдня с утра,

И что-то совсем уже в общем,

Блять чувствую, просто хуйта.

 

Какой-то весь что-то, короче

Никак что-то я не очнусь.

Как будто всё не съсредоточу

Сознанье в один я чтоб луч.

 

Поеду-ка я на вокзальчик!

Ну точно! Ещё же куда,

Когда блять и холод собачий,

И пол лишь шестого утра?

 

И точно! Поеду к вокзалу!

Как раньше же я не допёр!

Чтоб жизни моей заскучалой

Весь новый открылся простор!

 

Поеду на Киевский, братцы,

В толкучке его потолкусь,

На Курский! И на Ленинградский!

На фиг ли там есть, подивлюсь!

 

На мрак, и на холод во мраке,

На просто космический хлад —

На то, как все словно в атаку,

Под ветром пригнувшись, бегят,

 

На ужас сей просто кромешный,

Но и на как всё же горит

И люминесцентный, конечно,

Вокзала парлелепепид!

 

Его невъебенный карбид!

 

13 января 1991, Москва.

 

***

Приятно всё же о блондинках попиздеть!

Вопрос рассматривать со всех сторон, сопоставлять, переставлять,

Свое суждение примерами из жизни подкреплять —

Со знаньем дела чтобы, а не так мол, попиздеть, —

 

Когда, при этом, с ними же. Когда притом

Уже никак не успеваешь до метра

И значит, время коротая пиздежом,

Продлять придется вечер до утра, —

 

Когда, конечно, с ними же! Тойсь, с их одной

Из представительниц, под проливной

Такси ловить еще за водкою одной

Выскакивая ливень, возвращаясь, продолжая: нет, Шувалов,

Неправы чтят химических кто ниже натуралов,

 

Когда ж наоборот: вид у химических куда же боле блядск!

А в этом ведь и цель!

Тут рифмы сами так и лезут дальше: "ласк",

А тут различная тарам-парам мадмуазель,

 

И разно прочее, тудыть его в качель …

 

Москва, осень 1991, Алтуфьевское шоссе.

 

***

Ебу я на хуй ёбаные все газеты!

Ебу я на хуй больше их читать!

Ебу я на хуй дело это!

Да сука нахуй блять насрать!

 

Ебу я на хуй больше к радио бежать,

Его скорей включать, чего опять они там учудили чтоб узнать,

Ебу я на хуй больше, что ж там Ельцын, волк позорный, жопу морщит, всячески переживать, -

Да наркомании, и то позорней это!

Уж лучше, на фиг, блять, бухать!

 

Ебу я нахуй блять хуйню всю эту!

Ебу я на хуй так существовать!

Ебу я на хуй в сраку, сука, это!

Уж лучше... блять, не знаю... лучше точно блять бухать!

 

Блять, лучше не вобще "бухать", а блять совсем бухать!

Уж лучше…  ну, не знаю… прям с утра бухать!

Но только гадские газеты - не читать.

Блять озомбенью этому себя не подвергать!

Мозги себе водярою, - и то гораздо меньше будет отравлять!

Да, собственно, как раз водярой-то - так это будет прочищать ….

 

(Поэтому и норовит оно её, начальство, ту водяру, запрещать…)

 

1991, осень

 

***

Ах ты Кеннеди ничтожный ты поганец!

Думали мы, друг ты СССР,

Ты ж натягивал Мэрлин Монро, засранец,

Во все дыры ёб её, как звэр!

 

Ёб её к тому ж впридачу хором, —

Чушканов её ебать своих водил! —

И перед исторьи приговором

Ты позором, как козел, себя покрыл.

 

Ёб её, служебным положеньем

Ты притом, воспользовавшись, гад!

Тут уж нет совсем за то прощенья! —

Ох ответишь, сука-бюрократ!

 

Женщину с нелёгкою судьбою,

Нежную, хоть и кинозвезду,

Что доверилась тебе словно отцу!*

А ты взял и ну ебать её, паскуда!

 

Ох, за то тебе хуй в сраку, подлецу!

 

Начало 1992

 

***

Вот и лето блять вжик! —

Как и не было его.

Вот и осень — хуяк-пиздык!

Ох, вот как оно всё таково.

 

Вот и осень, друзья, на дворе!

Хопа-на! Хоп-цаца!

Вот она вся теперь,

Так что плакать аж хочется!

 

Ах, ребята, как тучи сдвигаются

На политическом небосклоне!

Ах как что ж то на нас надвигается

Всею силой своей неуклонной!

 

Ох, ребята, газет начитаешься,

Так ведь просто трясутся руки —

Ведь оказывается, что сбывается,

Чего они пишут, блять-суки!

 

Ох, ребята, сдвигаются тучи

На горизонте Отчизны!

Очень многие хочут мучить —

Вот в чем главный бед корень по жизни.

 

Хочут мучить Невзоров, Дугин,

Макашов, Баркашов, Летов, —

Сажать на кол, отрезать груди,

Балалайкой трендеть при этом.

 

Ох как их же просто блять растащило!

Аж выстраиваются мучить в очередь!

Лозунг их простой: “А Чикатило?

Чем мы хуже? Нам тоже хочется!”

 

осень 1994.

 

***

Для того ли Менделеев сзобретал,

Для того ли были Чехов и Некрасов,

Чтоб пидрилла как хотел, так пидарял?

Чтоб пидрили как хотели пидарасы?!

 

Для того ли Заболоцкий срок тянул,

Для того ли был Столыпин у Рассеи,

Чтобы как кому хотел, тому и вдул

Посерёд телеэкрана Моисеев?!

 

Чтобы пидор гнойный прямо средь Москвы,

Среди сей столицы полумира,

Со своею наглой рожею ходил,

Со своею наглой рожей некрасивой?

 

Нет, козлы! Совсем не для того!

Пусть журнал не брешет гадский "ОМ" !

Потому что для другого для чего:

Для того, чтоб был ништяк везде, чтоб всё пучком!

 

1997, апрель

 

***

Блять нахуяриться я на халяву сильно водяры хочу.

Я, впрочем, согласен и на свои, да откуда свои.

На табуреточке стоя, телепатическим в форточку криком кричу,

Всяко братков призывая: братки! ой-ёй-ёй-ей, братки!

 

Хуй там услышат братки. Братки

За миллион двести тысяч лёту отсюда рублей,

Кто не в могиле; к тому же они, дураки, —

Поужзашиты из них не менее трех четвертей.

 

Было бы проще бы, Летов я будь ебанат.

Было бы ясно, виновен кто в том, что вокруг.

Было бы ясно: гад Ельцын во всем виноват.

Было бы ясно: тукдык его, суку, цурюк.

 

Сам виноват: не фиг иметь тридцать шесть

Лет, а не двадцать семь.

А коли столько уже оглянулся, а есть,

Одно остается: терпеть, и ещё, и совсем.

 

4 июня 1997, Москва

 

***

Я б, умей на гитаре играть, -

Я бы стал её брать,

Стал по струнам рукой вдохновенной бряцать,

Стал бы я напевать:

 

— Опять наебли.

— Опять наебали, опять.

— Опять наебли ай-люли корабли

Наебали ох сука-билять,

 

Так я пел бы и пел нараспев,

И припев:

— Суки!

— Суки !

— Суки!

— Суки!

— Наёбывают и наёбывают.

— Как хочут так и наёбывают.

 

Стал бы жаловаться на жизень

Вязкой, нудною ставшей в последние годы

Только водярой одною которую и разжижить

Не такою была чтобы клееподобной;

 

Стал бы плакать о том и о сём,

И вообще обо всём,

И начинал повторять:

— Опять наебли, опять.

Опять наебали ебать блять копать!

 

Токовал бы как тетерев,

И припев:

 

— Наёбывают и наёбывают!

— Как хочут, так и наёбывают!

Суки!

Суки!

Суки!

 

— июнь 1997

 

***

Начальнику отдела поэзии журнала “Знамя”

1 вариант

 

Как же так выходит, Ольга Юрьевна?

Что ж меня вы с премией-то кинули?

Это уж дурного получается образчик юмора!

Поступили вы со мною, Ольга Юрьевна, как просто пидары!

 

Прочитал я, Ольга Юрьевна, в газете сообщение, -

По итогам года премии вы присудили

В «Знамени» своём за лучшее в нём за год бывшее стихотворение.

Не нашел я средь премированных, Ольга Юрьевна, своей фамильи!

 

Это уж выходит, Ольга Юрьевна, пощёчина!

Вы меня, выходит, лишь в насмешку напечатали!

А на самом деле, получается, не уважаете ну ни на крошечку!

За говно считаете, а не писателя!

 

Не хотелось б, Ольга Юрьевна, вам говорить обидное,

Но пример, однако, классиков нас учит,

Как на подлости такие реагировать.

Что писал хотя б Катулл в подобном случае?

 

— Дрянь продажная, — писал издательнице он, — зараза блять ебучая,

Падла кривобокая, пизда противная,

Хуй ли петришь ты, — писал, — в поэзии, говно вонючее! -

Так поэту изъясняться свойственно, когда обидели его.

 

Так что, Ольга Юрьевна, питая всё же к вам почтение,

Ограничусь вышесказанным пока умеренным.

В случае ж указанных явлений повторения,

Предыдущую строфу я развернуть принужден буду до аж полного стихотворения.

 

январь — июнь 1998, Королев

 

***

Я б, являйся модельер, я нынче в юбках применял наждак.

Проволку колючую, толченое стекло,

Дабы платье демонстрировало бы: пошёл, дурак!

Не тебе, что там под ним скрывается, увидеть повезло.

 

Я бы типа всяческий использовал бы солидол,

Матерьялы прочие, которы говорят:

Руки убери от моих сисек, козёл!

Не тебе, чтоб их хватать, он торчат!

 

И тому, кто модный идеолог быть желай,

И влияние иметь на молодежь,

Я бы вот ему чего бы посоветовал: провозглашай

Хладнокровие теперь, а не ебёж.

 

Ведь куда оно, я посоветовал бы, убедительней когда

Так устроено, что, мол, кому-то всё оно ого,

Только вам, козлинам — никогда!

Вам, козлинам — никогда и ничего!

 

Я бы объявлял, что нынче самый смак,

Тем, которы думают что только ебля есть, а нет любви,

Объявлять, что вам, козлам, оно, конечно, так.

Бедным вам, убогим, блять, конечно так оно, увы.

 

Блять вот хуй кому блять дай блять поцелуя без любви! —

Хуй вот сука вам, ебать блять колотить!

Потому - идите на хуй, суки, в сраку, вы!

Так воткруто бы сейчас провозгласить .

 

Потому что проститутство блядь сплошное на ТВ

Заебало уже просто сука-блядь!

Потому я друг, такое посоветую тебе:

Наборот настало время поступать.

 

март 1998

 

***

Идите вы на хуй, ёбаные козлы, идите вы на хуй!

Идите вы на хуй, ёбаные козлы, ёбаная пидарасня!

Идите на хуй, идите, блять, суки, в пизду,

Идите блять в сраку, мудилы ебучие, на хуй идите, оставьте меня!

 

Идите вы на хуй, ёбаные козлы, идите вы на хуй,

Свою заберите всю ёбаную хуйню!

Уж нету блять сил уже нюхать козлинский ваш запах,

Да на хуй всю эту блять вашу блять мудозвотню!

 

Идите вы на хуй, вы блять заебали совсем,

Вы блять, пидарасы, уже заебали вконец!

Идите вы на хуй, мудилы, так я объявляю вам всем!

Идите вы на хуй, а то уж блять полный пиздец!

 

Идите вы на хуй, короче, ебАные суки, идите вы на хуй в пизду!

Уж нету терпения гадское блядское это всё видеть курлы блять мурлы!

Идите вы на хуй, спиною вперёд блять и кланяясь: “Слушаюсь, сэр, и иду”,

Идите вы на хуй, и быстро при этом, и хуй вам на рыло, козлы!

 

1998 май, август

 

***

А.Флоренскому, в ответ на его призывы к автору этих строк покончить с употреблением спиртного, став на путь членства в Организации Анонимных Алкоголиков.

 

И, убоявшись ярости тойсть бытия,

В безалкогольный пряча голову песок,

Подобно страусу позорному, теперь, вас спрашиваю я,

На этом вот, вы, значит, думаете, всё?

 

И так и думаете, больше никогда

Теперь вот прямо и в упор в лицо

Не встретить вам отчаяния и стыда,

Позора, и раскаяния, господа,

Беспомощности, безнадежности, да и самой

Костлявой — так считаете вы, да?

 

А только морду теперь толстую являть,

Отныне и вовеки, жировать,

Здоровье дальше всё и дальше укреплять,

И так всегда совсем навеки пребывать?

 

Так я скажу вам, братцы, вот ведь хуй!

Она, увы, та жизнь, она совсем не такова,

Какой её вам хоцца представлюй, —

Она есть более гораздо другова!

 

Поэтому гораздо правильней на самом деле водку жрать,

Ни на чего глаза не закрывать,

И прямо жизни в наглое лицо глядеть,

И лишь с одной бутылкою горючей жидкости в руке не бздеть

Встречать со всех сторон неумолимо её прущи тысчи бед, —

 

Вот так вам это скажет тот, который истинный поэт.

 

июль 1998

 

***

Во всё хорошее я верил,

В Свободу, Правду и Добро, —

Но больше нету им доверья!

Ебу я на хуй это всё!

 

Очнется, верил я, блять Ельцын,

Устроит блять козлам разгон, —

Но хуй теперь на эти песни!

Ебу я на хуй все кругом!

 

Терпел я это блядство долго,

Но есть терпению предел!

Ебу я на хуй этих волков!

Ебу я этот беспредел!

 

Блядь, суки, на хуй, пидарасы!

Умеют только воровать!

Так вот блять хуй на рыло, братцы!

Так хуй вот в сраку, сука-блять!

 

Так вот блять сука в сраку на хуй!

Довольно, сука, потакать!

Банкротить надо олигархов!

Пакеты акций отбирать!

 

1998, начало сентября

 

***

Девочки любят мальчиков.

Правда жизни сурова, но она такова.

Отрицать ея было б заманчиво,

Но правда — всему голова.

 

Ладно б, девочки, но ведь также и тётеньки,

Предпочитают вышеупомянутых, а не

Замечательных, пусть хоть и малость ёбнутых

Сочинителей прекрасных стихотворенЕй!

 

Таково безумие безумного сознанья женского!

Что театр там абсурда пресловутый, вот абсурда жизни где полнейшая хуйня, —

Мерзкого они находят гнусного какого-нибудь Влада блять Сташевского

Увлекательнее охуенного меня!

 

Охуенного, и охуительного, и ведь просто ох какого же — меня!

 

– июнь 1990, Надым; ноябрь 1998, Москва.

 

***

Ебучейшая хуйня,

С названием нудным «хандра»,

Ебучейше мучит меня

Тра-тра – и тра-тра – прям с утра

 

Заняться нужно многим чем, да вот начать с чего, не знаю,

А вместо этого кисляк мандячу и мандячу,

Туда-сюда брожу по комнате, всё ежиков пасу да тазики пинаю.

 

***

Мадонна, ты являешься говно.

Являются твои, Мадонна, штуки безобразно все однообразны.

Они, Мадонна, надоели нам давно,

И ты напрасно лезешь снова к нам с хуйнёй своею разной,

Напрасно ты опять клянешься всей своей пиздой заразной,

Напрасно ты суешь её людям под нос, свою пиздятину —

Тобою мы не увлечемся всё равно!

Ведь ты, Мадонна, лишь унылая являешься зомбятина,

И потому ты нам лишь только плюнуть, как примерно видючи тухлятину.

 

И ты напрасно здесь, Мадонна, жопу морщишь,

Прикидываясь, будто бы слаба на передок, —

Увлечь, Мадонна, нас собою ты не сможешь,

Не льется ибо сквозь тебя могучий жизни ток,

 

А стало быть, не происходит и явления индукции,

И, как нас учит физика, отсутствуют поэтому магнитные явления,

И все твои за «секс э пил» и всё подобное настырно выдаваемые проявления —

Они - одна наёбка и скучнейшая не больше, чем хуюкция, —

Ну, как короче, точно, говорю ж, — говна кусок.

 

И мы тебя, Мадонна, потому совсем ни в хуй не ставим,

И мы совсем других, хороших девушек предпочитаем,

А дур таких, как ты, — тщеславных, жадных, наглых — презираем.

 

8 октября 2000.

 

***

Блять жалею! Блять зову! Билять, конечно, плачу!

Хуй там блять прошло! Какой блять на хуй дым!

В том-т ж и дело, что хоть лысиной охвачен,

Всё равно хочу быть молодым!

 

В том-то дело, в этом и обида —

Ведь того не хочут признавать!

Говорят, того-сего, давай, мол, дiду!

Мол, ступай давай, дедуля, отдыхать!

 

«Старичок» уже не в смысле переносном —

Называют, а совсем в прямом!

Вежливо впридачу даж относятся, ведь даже блять с почётом!

Мол, почёт тебе пожалуйста, ну, а дорогу — молодым!

 

Близок локоток, а не укусишь, —

Вот народна мудрость сколь права!

Показала жизень мене кукиш,

Подобравшись вдруг из-за угла!

 

Жизень мене кукиш показала,

Показала мне она его!

Сколько всё подмигивала, намекала, —

Ну и что, чего? Вот хуй чего!

 

Лысина одна теперь большая,

Водку уже пить запрещено,

А потом ж ещ процедура ожидает

Смерти, вот чего! Ох, вовсе не смешно!

 

Но пока еще всё ж время не такое,

Буду всё-таки еще ого того-сего!

Буду, буду восклицать: вот на лицо вам всем, всё эх плохое!

Буду прочего, по мере сил, и остального разного всего.

 

осень 2000

 

***

Блять сегодня же нахуярюсь!

Нет более сил терпеть!

Скока времени кисну, томлюся блять, маюсь —

Хватит, блять сука! Пора блять уж (еть твою медь!)

Выпускать эх на волю клокочощу в нутреннстях ярость!

 

Проклятущая Гузелющщщая

Совсем мня в говно блять втоптала!

Буду, буду, буду бухать!

А то, сука, всё заебало!

 

Сегодня же блять это буду, седня же блядь нахуярюсь!

Получу уколы предписанные, убегу из больницы,

И блять восстание провозглашу, и в пожар блять всемирный ударюсь

Революцьонного пламени, ибо — ебу я блять на хуй! Хочу!

 

Получу блять уколы предписанные (прям между прочим, коии

Не куда-то, а в самый глаз именно колют, в угол его, и еще в виски),

Да озарю, наконец, тусклы сумерки жизни белым яростным пламенем алкоголя,

Им, этим пламенем, как автогеном порежу блять цепи, запоры, тиски

 

Коими та Гузелядская Гадская жизнь мою свистнула стиснула

Добиваясь (зачем — непонятно), чтоб она вовсе прокиснула.

 

15 февраля 2001, 4.22 утра.

 

***

Ах так, сука-блять?

Ну всё, сука-блять!

Ебать блять копать!

Копать блять ебать!

 

Ах так, значит, бля?

Хуяк, значит, бля?

Как три блять рубля?

Как типа Зембля?

 

Ах, значит вот так?

Пиздык и хуяк?

Ну, сука-блядь, ё!

Хуё блядь моё!

 

12 ноября 2004

 

***

Украина, Украина,

На хуя ж ты нам сдалась?

Али нету, Украина,

Блять у нас своих забот?

 

Так вот знай же, Украина -

Ты нам на хуй не всралась!

Блять у нас своих забот,

Украина, - полон рот!

 

2004, 22 ноября

 

***

Попы, вы охуели!

Попы, вы мракобесы!

Попы, вы охуели в самом деле!

Попы, да вы сторонники есть мрака, бесятся в котором бесы!

 

Попы! (не все, конечно, - те из из вас, которы сволочьё,

Желающее властвовать хотя б над кем-нибудь), вы, полоумных повелители кликуш!

Вы блядь ответите за совращенье глупых душ!

За разжиганье злобы в них, бессмысленной причём!

 

В свою, попы, идите вы тоталитар-

Ную блять секту, фотке там Распутина в которой молитеся вы!

Попы, вы, те из вас, которым Грозный И. есть лучший Царь

(И Джугашвили И. ещё), идите нахуй вы!

 

Попы, тойсть те из вас которы РПЦ

Преобразвать мечтают, чтоб она была КПСС,

Которые назойливые и зловредные, муха как цэцэ,

Которые людЯм стремятся только чтобы навредить, как блять СС;

 

Так вот, попы (не все, конечно, - те из вас, которы сволочат

Выращиватели тьмонеиствствующих), ну, и вы, попами зазомбированы дуры, -

Писатели доносов раньше в КГБ, а счас в прокуратуру, -

Мечтатели, чтобы она построила вам православный шариат, -

 

Таким попам лишь остаётся и сказать: идите на хуй!

От вас, таких попов, духовный смрад исходит: серой и козлятиною пахнет.

 

14 марта, понедельник 2005

 

***

Как поезд в тоннель, как змея в нору,

Я вползаю, ребята, в хандру, в хандру.

 

Я вползаю, впадаю, в хандру, в её мрак -

Ох же сука, реббята, еббит мой кутак!

 

2006, 5 октября

 

***

Ёбаное шоссе;

Ёбаный лязг и гром;

Ёбаное всё совсем,

Точно ёбаный аэродром;

 

Автомобильный зуд

Точно ёбаный хатшепсут;

Сизый угарный чад;

Ёбаный бешеный жгут;

В сизом небе висят

Сизые солнца, и жгут!

 

Ёбаная жара;

Выхлопная ебАная вонь;

Ёбаная прям с утра

Гарь и блять чёрный огонь -

 

Душат.

Блять!

Но вот хуй блять-сука, задушат!

Хуй там, ебать-копать!

 

Иб охуенно блять нравится

Мне это ебАное всё,

Кое грохочет и катится, -

Блять вызывает восторг!

 

Блять, охуенно мне нравится

Сей блять мёртвый блять жизни пожар!

Ибо драйв тут такой валит, братцы, что -

Блять просто кошмар и угар!

 

А известно: тот прав, кто яр.

 

июль 2007

 

***

Каждое утро злюсь!

Без причины блять, просто так.

Потом, потихоньку, расхожусь, расхожусь,

Но с утра – о ты сука блять энгри пиздык-блять аттак!

 

Только это - хуйня. Это даж - заебись.

Раньше ведь как было? – каждое утро трясусь

От страха;блять каждое утро - ох как блять я сука боюсь!;

Каждое утро в ужос кромешный жизнью

 

Педстоящею только и жду, чт буду ввергнут. О!О!

Каждое утро – тут, вот он, здесь уже - ужос грядущих бед!

«Свободно плавающая тревога» – так в мед.

Литературе сие называются, и ещё - «панфобия», то есть страх ВСЕГО.

 

Но, сука, теперь не так.

Теперь просто каждое утро я зол!

Зол я, как ишачиный кутак,

Зол я, точно примерно бензол!

Гало- как зол я блять –пиридол!

Зол, короче, зато и свободен и волен - как птица сокОл.

 

Нынешним летом, короче блять в первый раз

Удалось добиться столь мечтаемой эх, ея -

Равномерности, жизни, вот чего. И жизень моя

Явлется ох, заебательской – так скажу, без прикрас.

 

Отсюда мораль: селективным ингибиторам

Обратного захвата серотонина

Слава! Слава! Слава, ура и гип-гип-ура!

Ибо именно те ингибиторы есть причина

 

Проистекающего нынче нового мя расцвета.

 

(Ну, не считая, конечно, того, - хоть и главного – что, - Лето!

 

Лето, братцы. Ох, лето!)

 

23 июля 2007

 

***

Как тут блять валторна завизжит

(Или не валторна – что у них визжит?)

Как она, та хрень, повторно завизжит –

Барабаны тут тотчас давай давать брейкбит, -

Сука нахуй валят блять с копыт!

 

Со всей дури как даст тут оркестр,

Сорок рыл как хором заорут,

Как начнётся тут совсем тогда пиздец,

Тут совсем уже пиздец пойдёт как тут; -

 

Бум! Буб! Бум! Бум!

Трах! Трах! Трах! Трах!

Взуум! Взууум!

Трах-тибудах-тибудах-тибудах!

 

Оуйе! Ох, блять, пиздец!

Оуйе! Ох, блять-сука, кошмар!

Оуйе хуяк пиздык череповец!

Оуйе улёт обсад отпад угар!

 

Тырц-тырц.

 

(Про то, что будет, если перенести Вагнера в техно).

 

***

Вот бы щазз хуйнуть з гранатомёта!

Вот хотя б во чо хуйнуть бы щазз;

Потому что сука отчего-то

Заебало многое блять нас!

 

Вот ковровую бомбардировку

По хотя б чему сейчас бы дать!

Потому что злым, как будто волком

Я с утра являюсь, сука блять!

 

Вот бы сука лазером с орбиты

Блять гиперболоидом бы - эх! -

Покрошить бы нахуй точно бритвой

Пидорасов (в худшем смысле!) всех!

 

24 сентября 2007

 

***

Унываю блять. Унываю блять. Унываю.

Даже, можно сказать - охуйваю.

Унываю. Что делать - не знаю.

Унываю блять. Унываю!

 

Унываю, ох сука ты блять!

Ох, тоска! Ох, она и тоскает!

Ох тощищща, ебать блять копать;

Ох как блять она донимает!

 

Ох ты сука ты блять!

Ох, билять!

Ох, тоска, тарарам твою мать!

Ох опять мать-мать-мать мать-мать-мать!

 

И - ничо не поможет!

Потому что ничо и не схочет:

Нахй то надо чему.

Сука, всем жировать, только мне пропадать, -

Одному! Одному!

 

Ууу!

У!

 

26 сентября 2007

 

***

Красивый, гордый и стремительный -

Да, это я!

И невъебенно умопомрачительный,

И труляля.

 

Да, это я.

И потому

Завистников имею до хуя.

Судьба блять такова моя.

 

Мне отомстить за, сука, красоту

И за талант

........

Они мечтат.

 

Но тем завистникам – солёный русский хуй!

Пускай шипят,

А отмстить мне – сука, не балуй! –

Хуй смогут блят!

 

8 октября 2007

 

***

Блять, злюсь. Блять, злюсь. Блять, злюсь.

Ёбана мазафака, бляять - кааак - злюуусь. О!

Блять, сука, злюсь (Мисюсь, ? Мисюсь!).

Заебало блять. О! Заебло!

 

Так вот вам блять, сукам, залупу конскую!

Вот блять вам, сукам, залупу слонячую!

Залупу вам, сукам, Алексея-свет графа Вронского!

Залупу вам, блять, александро- даж -македонячью!

 

Вот вам всем хуй, короче. О!О!

О!О!О! Вот вам хуй! Вот вам русский хуй!

Ибо так всё заебало, что прям просто мама не горюй!

Да, вот так вот всё, ребята, заебло.

 

10 октября 2007

 

Last modified 2007-12-09 01:24