Skip to content

Наталья Романова. Избранные стихи 2006-2007 гг.



Автор поэтических книг «Машина наваждения» (1994), Ли Ху Нам. «Расписная стена» (1999), «Публичные песни» (1999), «Песня ангела на игле» (2001), вышедших в издателстве «Борей-арт». Пятая книга – «Zaeblo» - вышла в издательстве «Геликон плюс» в 2007 г. Родилась в Белоруссии 2 сентября 1986 г., училась в Санкт-Петербурге на филолога и нейрофизиолога. Публикуемые тексты - это моя подборка. Прочие стихи этого автора можно смотреть в авторском ЖЖ по адресу redhead-lg.livejournal.com

***

МАРСОВО ПОЛЕ

В. Курицыну

А Тургенев-то написал не только «Муму»,
Но еще и мрачный роман о блокаде!
Пока другие писатели жопы грели в Крыму,
Он там очень жесткие темы катит.
Вечный огонь на Марсовом Поле –
Это не просто газовая горелка.
Здесь птицы не поют, и все такое.
Здесь никогда не забивают стрелки.
В Марсовом Поле скважына всасывает все жывое:
Котов, собак, бомжей, что влезли на территорию.
Там из-под земли кто-то гнусно все время воет –
Будто в Мариинском театре хор поет ораторию.
Придурки из школы на Соляном (а с ними один уебок из Мухи)
В мае большой гопшой поперли туда,
Чтоб там бухать. До сих пор не утихают жуткие слухи.
Никто не вернулся. Всем им пришла пизда.
Ясно, что адскую скважыну пришлось-таки заварить.
А в качестве бонуса – что может быть офигенней –
Чтобы снизу никто не смог ее отворить –
Сверху поставили памятник А. Тургеневу.
Типа это пиздато: чтобы потомки
Знали автора в рыло, а не по одному стиху.
Но тут акт вандализма учинили какие-то подонки,
Приварив статУе из строительной пены хуй!
Это голимо, но кому нужен еще один нах писатель.
Все любят собак и очень любят фонтаны:
Муму с поднятой лапкой – типа пришла поссать –
Намного пизже, чем какойнить писатель сраный.
Я вчера опаздывала в Кулек
И из школы в жало попиздила на тот берег
Через Поле, - но меня догнал и мрачно к себе привлек
Каменный монстр – писатель Андрей Тургенев.

 

***

ТРЕТЬЯ НОГА

Однажды дядя Коля меня привел в какой-то чужой барак и ушёл.
Мне велели раздецца, а я что вокруг зырила.
Наверное, я бы получила смертельный шок,
Если бы пять колес цыклодола не запузырила.
Напротив на койке сидела, как арестантка,
Лысая тетка. Она вся была желтая, как крашеное яйцо.
Вокруг лежали пластом полумертвые и едва жывые мутанты.
Они не шевелились и были все на одно лицо.
Захотелось домой, но хуй: отсюда не было выхода,
А был только вход в соседнее помещение – в ад.
А тут наверное что-то вроде чистилища. И ща мне по выбору
Здесь чёнить начистят. А мобыть, отпустят назад.
Дядя Коля свалил, сказав что я типа уже большая,
И ему на все похуй, он на меня забил пожызняк.
Я среди всех стояла голая и чужая.
Мне было голимо. Я включила режым «тупняк».
Я стояла молча, часов пять или даже шесть
В помещении с дверью в ад и запертыми слепыми окнами.
А когда всем вкатили еду, а мне одной не дали поесть,
Я поняла, что он продал меня на органы.
И мне уже терять нечего. Я подошла к двери, она открылась легко.
Там было накурено, висели чьи-то халаты,
Стояло ведро со шваброй – я вьебала его ногой,
И была дверь открыта – во двор. Я вышла наружу, решыв, что вышла из ада.
Я пошла по улице, на мне был рабочий драный халат.
И одна трехногая тетка – а дядьки все проходили мимо, -
Мне сказала, что все пространство теперь, собственно, и есть ад.
И тут всё, как обычно, только намного хуже, очень голимо.
Здесь никто никого не может любить ввиду отсутствия биохимии,
И никаких типа органов здесь ни у кого тоже нет нифига.
Значит, дядя Коля всё-таки сдал меня. И теперь у меня не было ни пола, ни имени,
Зато неизвестно откуда и как – появилась третья нога.


***

ТРЕХПАЛЫЙ ЖБАН

Моя бабка, когда я училась еще классе в шестом,
Привязала меня однажды на ночь к старому дереву
Потому что она меня запалила когда я вставлялась винтом
И садировала соседей группой «Лайбах» на стерео.
Мне сначала было на все поебать
Под винтом на все похуй, но часам к четырем
Я услышала вой соседских собак
И кто-то стал мне в рыло нырять с фонарем.
Потом мне в рот засунули какое-то колесо
И пиздец. У меня пошла совсем другая программа
Где вся моя жызнь вспоминалась как страшный сон
И все стало пиздатым как Футурама.
А я тогда разглядела: там был один старой уебан
Я не знаю, как ево звали по-настоящему
Но погонялово у него было Трехпалый Жбан
Потом я его даже узнала, зыря по ящику.
Я до сих пор не знаю, кто он – мне поебать
Но у меня пошел окончательный слом программы
Этим летом, когда он сдох. Потому что я стала, блядь,
Чем-то вроде трипа, флэшбэка и голограммы
Теперь я навсегда останусь точно такой,
Кактогда, когда он меня отвязал от груши
И колесо мне в рот запихал своей трехпалой рукой,
Той самой, которой он нашу страну разрушыл.

***

АНТИСОЦИАЛЬНОЕ МЯСО

После первой пары надо отсюда сливать.
Потому что парицца здесь весь день это уродство
Зыря на одни только стены тянет блевать,
Не говоря уже про всю мозгоебку: всякое пиздобольство и драгомотство.
Мы вчера с одним чушком решили грИбов пожрать.
По 35 закинулись с ним на рыло.
Сидим такие, ниче не происходит: не то что хоть бы поржать,
А совсем тухляк – вообще никак не накрыло.
Стали бухать. Тут припиздил один скинхед.
Он пока до Восстания ехал с Дыбы,
Трех хачей зарезал – в жало, на трезвяке.
И всю дорогу зырил, кому еще дать пизды бы.
Наша группа – один голимый шляпный тупняк:
R’n’B, блядь, стерео-лето, «Метро» - одна колбасная биомасса.
На их хари зыря становицца ясно: их пожизняк –
Это отдельная спецпрограмма «Соцыальное мясо».
На нее и подсаживать их не надо: биопланктон
Сам себя воспроизводит и всячески ублажает.
Тут на кого ни позыришь – педрила или гондон –
А как он себя при этом любит и уважает.
Кто в этом проекте – довольно легко узнать:
По цЫвильным харям, по пиджакам и востроносым ботам.
Насчет ботов и теток касаецца. А еще им можно прогнать
Пару телег и позырить, че будут делать и че скажут лОхи и идиоты.
Типа надо сказать любому из них: - Слыш, чувак,
(Хотя на такое обращение он может не отозвацца).
- Хочешь цыклОй закинуцца, чтоб без палева, - Нет? Ну тогда есть маза дунуть косяк!
Че, тоже впадлу? – И напоследок при всех громко спроси его: - Че, типа, пидор, в жопу хочешь ебацца?
Я все время так делаю, чтоб было над чем поржать.
Вот например я в sex-шопе купила здоровый такой хуило
И вежливо попросила его подержать
Когда он с зачеткой попиздил к преподу – однОва цывИла.
- Молодой человек, типа, подержыте пока что вот этот хуило, pls,
Я сейчас подойду, мне очень надо пойти посцать.
Все это надо делать на людях, не ржать. Получается заебись.
Препод тоже упал в коллапс, ебач раззявив на пол-лица.
Этот препод, кстати, Секацкий. Ему на все поебать,
Он все время бухает, одет как обсос в какую-то хрень.
Это пиздато, только уж очень он сильно отсталый, блядь,
Только знает пиздеть про всякую заунывную поебень.
Завтра у них на кафедре семинар, блядь – про симулякр.
Когда свой дискурс пиздеть закончит какой-нить пидорас,
Скажут: какие типа вопросы – чтобы закрыть квази-научный тухляк, -
Надо будет его спросить, когда он ебался последний раз.
Я читала в одной газете типа, что мат –
«Грубая площадная брань и полублатной жаргон» -
Влияют на то, что люди от этого ебацца не могут и не хотят,
Сперматозоиды у них от этого дохнут – такой прогон.
С тех пор я всем говорю как можно больше матерных слов,
Чтобы у них перестали работать хуи.
Не могу же я всем тупым уродам все время давать пиздов,
Или резать их, как скинхед, или вставить мозги свои.
Нефиг им тут плодицца, разводить голимый биопланктон.
Теперь как увижу какогонить урода и пидораса
Сразу говорю ему: ну что, в жопу хочешь ебацца, мудила, пидор, гандон? –
В рамках своей программы: «Антисоциальное мясо».

 

***

ЗНАНИЕ – СИЛА

Электричка пиздец как долго идет до Выборга.
Ебануцца можно, зыря на всю хуйню по пути.
Я поняла, что я в программе и у меня нет выбора
Варианты отсутствуют. Теперь никому меня не спасти.
Тебя вставят тогда, когда это решат в секретной лаборатории.
Ты поведешься, забьешь на палево, на ряд важных тебе вещей.
Все это хуй знает чьи темы и территории.
Будешь об этом думать – башню снесет вобще.
Если ты им нужен, тебе сразу все поддудонят без палева.
Все это давно подстроено, только ты это после поймешь.
Что все и так – трип и палево, и насколько всех наебали.
Но ничего здесь не делай, все чужое, ничё не трожь.
По ходу со страшной силой нарастало обычное отвратилово.
Типа – все то же самое, но только совсем голидор и до упора пиздец.
Я решила, что это просто дозы мне не хватило,
И поэтому этот поезд может ехать только в один конец.
Я ехала в жало. Вокруг ничё такова: напротив пиздели три старых лярвы,
Рядом какие-то тупые уроды пили пиво, обсуждая weekend.
Все как всегда. Но я не могла соскочить в Дибунах, Репино или в Каннельярви –
Я могла только тупо ехать к точке «The End»
Все это делают сами, но ни у кого блядь нет выбора,
Потому что это их выбирают, а не наоборот.
Я еще загналась blin на какого-то пидора,
Который нырял мне в рыло, во все вьезжая, ебацца в рот.
Типа новость пиздец какая обо всем в мире
Что это все чья-то злая шутка, один голимый флэшбэк.
Все подстава и палево – всякие Тимоти Лири,
А вместе с ним – Уэлш, Берроуз и Уэльбек.
Ахуеть. Ночью поддудонившись домой на площадь Восстания
Я точно знала, что из этой программы возврата нет.
Эта тема, кстати сказать, называлась не иначе как «ЗНАНИЕ»
И это была не бумажка, а в одну сторону, блядь, билет.

 

***

КРАСНАЯ КНОПКА
(быль)

Однажды к нам зашел хиповский бомж и попросил какойнить еды.
Я не обломалась, тем более дома не было никово
И ему ништяков поддудонила – до пизды:
Родаки затарились, чтоб справлять рождество.
И тут он мне сует под нос какуй-то хрень типа пуговицы –
Какую-то красную пластмассовую хуйню
- Это че? Ультразвук, чтобы крыс отпугивать?
А он: - Нет, типа, я эту хрень в своем ксивнике два года уже храню.
Это по типу очень пиздатая вещь, только ему ее вешать некуда:
Ее надо в хате к стенке пришкерить, а у нево хаты нет.
И что нафига таким как он бродягам и нефорам
Проябывать такой редкий – в 1 экземпляр – предмет.
Типа, если у тебя в жызни пиздец наступит по всем позицыям –
Такой, что блядь – жопа полная – тогда надо на эту кнопку жать.
Но она одноразовая. Не жми, если к тебе доябываецца милиция
Или в путяге палево – это все поебать.
Это все хуйня. А если что серьезное слУчицца –
Надавишь – и сброс пойдет назад на несколько лет.
Может на 5. А может, на 20. Это уж как получицца.
По этой теме как бы точных гарантий нет.
Ну я поржала конечно, но все же ему поверила.
Он все-таки взрослый дяхон, ему видней.
И к своей двери – снизу – эту кнопку пришкерила.
Она сама как-то – чпок – и присосалась к ней.
Короче однажды я про эту программу вспомнила –
Лет через 20, - когда меня дядя Коля сильно гнобИл
Я поняла, что мне уже пришла жопа полная,
И как ёбну по кнопке пяткой – изо всех сил.
Особо ничево не было, но тока щас я жыву на Ульяны Громовой.
Никакой дядя Коля не пиздит, не бычит вослед.
Вокруг – а хули – бухают мои друганы: все хари, пиздец, знакомые,
И всем им не больше 15-16 лет.

 

***
БУДУЮЩЕЕ ХУЙНЯ

Я влюбилась в одново парня: люблю его аж пиздец.
А он чёт пригорюнил, загнался и че-та парит,
Что всему хорошему, блядь, всегда – проёбный конец,
И жызнь типа – нас типа с ним – за всё – отъебошыт и отхуярит.
По-простому говоря, он хотел сказать «разлучит»:
Это голимо будет пиздец – трэш, мясо и психотравма,
И вот он погнал. А я думаю: - а чевой-та он себе заранее мозг дрочит?
Ни кислоты ведь не жрал, ни бухла не бухал ни грамма.
А хули вообще все люди себе заранее мозг ебут?
В чем бонус? Всяким «БУДУЮЩИМ» себя обламывают и мучат.
А где оно, и кто его видел когда? Все пока что колбасят тут.
Это вообще все придумали коммунисты ебучие.
Ни у кого его нету, потому что его нет вообще.
А вот зато прямо щас у всех – пиздец, трэш и клизма,
А у нас есть грибы, трава, кислота и еще много других клевых вещей.
А светлое будущее было только у коммунизма.

 

***

В РОТ ЕБАЦЦА

Мне все время голимо зырить на чужых родаков
(ну уж насчет своих-то вобще отдельная тема).
Чтобы всех людей стабильно превращать в мудаков –
Для этого нужна какая-то спецыальная, особенная система.
Они вообще никогда не были мелкими. Все это палево и хуйня
Родаки – это твой виртуальный трип, а вовсе не люди.
Их подставляют к каждому и парят: вот мол твоя родня!
А ты и ебач раззявил перед ними, как хрен на блюде.
И вот прикинь же: первое слово твое ведь – не «хава» и не «бухло»,
А мама-папа типа – причем у всех, в рот ебацца!
А почему не «жопа»? не «хуй»? не «хой»? и даж не «алло»?
Все это не случайно, можешь не сомневацца.
Теперь твоя мама будет тебя всяко крючить, гнобИть, пинать,
А батя будет орать на тебя и пиздить, или окажецца какойнить лох, урод и хачила.
Это у них такая программа, в рот их ебать!
Я это поняла, и давно с нее соскочила.
Вернее сразу: они, свои хари поддудонив ко мне,
Услышали, бля, не «мама-папа», а «в рот ебацца».
Эти слова любого снимут с программы. Скажи их своей родне,
Только громко и внятно – и ты свободен: можешь не сомневацца.

 

***
СИНЬКА ЧМО
Одному чуваку очень сильно все остопиздело,
Его настолько все уже заебало, -
Он вышел на улицу, чтобы кого-нить отпиздить,
Но и здесь не свезло: в жало тупил, раззявив ебало.
Ему было хуево еще потому, что он не бухал.
А ниче другова у него тогда не было
Ну, он попиздил, где народ культурно отдыхал
И его там заставили оплатить 0, 5 «Невского».
Без кислых все вокруг было полным гавном и жопою:
Вообще какое-то порево – как оно все и есть.
И еще кто-то в ухо все время ему нашептывал:
Пиздос по типу и палево, мясо, ептыть, и жесть.
Короче, это все на него подействовало –
(А это было в «Революции»), что он взял и херак – в окно.
Он поступил хуево и противоестественно:
Только добавил палева и усугубил гавно.
Это не выход, blinn! Ебать! Ведь есть же другие способы.
Вот такой: и он куда лучше этова.
Надо спокойно, не отвечая ни на чьи вопросы,
Тихо выйти из дома – как бы за сигаретами
Надо просто ночью в широких штанах в жало выйти на угол,
Подойти к шести гопникам и каждому в рыло громко сказать два волшебных слова:
- Синька Чмо!
Вот и все, собственно. Все: наутро
Тебе-то теперь уже точно похуй, что кругом все по-прежнему жопа, палево и дерьмо.

19. 07. 007

 

***

Дом Мурузи

Всем культурным людям города Питера
Оторвав свои хари от вредных программ
Типа «Суд идёт», Comedy Club, Менты, Евровидение,
К дому Мурузи обратить свои рыла пора.
Но даже по ящику уже много кто парицца
На тему: Дом Мурузи треснул, и скоро ему пиздец.
А ведь это – в рот ебацца какой ахуенный памятник:
Нашей blinn литературы и истории лучший образец.
Это блядь не хуй вам в форточку воробьям показывать:
Дом Мурузи – это хули не ебацца в рот!
И поэтому его обвал должен изо всех сил отсрачивать
Весь культурный и интеллигентный хули бля народ.

1.

В доме Мурузи живёт одна знакомая дяди Коли,
Они вместе учились в педулище номер шесть.
Дядя Коля пошёл к ней в гости, взяв пузырь алкоголя.
Вот они сели, выпили, и она ему выкладывает следующую жесть:
Ещё задолго до всплеска общественного интереса
В их доме стало творицца что-то зловещее.
Короче, в их коммуналку по ночам приходит
одна дореволюционная поэтесса,
Моецца в ванной, стирает и развешывает свои вещи.
Притом опа, обнаглев, оставляет свои шмотки у них на сутки.
А нафиг надо, чтобы везде сушылось чьё-то чужое бельё,
К тому же ещё и блядское, как у проститутки:
Панталоны с оборками, подъюбники и – даже стыдно сказать – бюстьё.
Однажды её лично увидела вот эта – дяди Коли – знакомая,
И не растерялась, а с криком «Держыте суку!»
Погналась за ней (та вышла из ванной по пояс голая –
И растаяла в воздухе). А у тётки в тот день на работе спиздили сумку.
А сын соседки вообще трое суток не спал, но дождался:
И ему удалось-таки зафоткать её на мобилу:
Разумеецца, голую. Но, к сожалению, сзади. И – в тот же день он нажрался,
Устроил мясо, и его в ментуре долго били по рылу.

А ещё там снимал хату один придурок с филфака.
Он был твёрдо уверен, что это Анн Ахматова и в сортире повесил её портрет:
Типа, респект, уважуха (тот, синий, работы Альтмана),
В тот же день его увезли по скорой с диагнозом: острый параноидный бред.

А он ничё не делал, но только вышел на улицу –
Ему – раз – и под ноги бросилась какая-то старАя марква:
Заголила куртку и, оттянув штаны, резко сунула внутрь дохлую кошку,
а может, мёрзлую курицу.
Он не понял, и давай прыгать, орать и валяцца – фсе окружающие
по мобилам вызвали 03 и 02.
Ноль два (менты) сразу слИлись, усилив действия медиков.
А те видят – чувак колбасИцца, как обдолбанный – ну, они ево и забрали,
Поддудонив в дурку, где все над этой комедией
Долго ещё глумились и громко ржали.
Ну, а если честно, то в этих историях нет ничего смешного!
После работы мы с дядей Колей забились в ГрИнпис:
Спецыально, чтоб не бухать, раз и так кругом всё хуёво,
И дядя Коля высказал мнение, что то была Зинаида Гиппиус.

***

САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ НОМЕРА
(сага выжывания)

Мои родители обломались, когда я после школы жыть к ним припиздила.
Я всю жызнь без них жыла с бабушкой, а они – один на один.
Они всё время думали, что я у них чево-то спиздила
И употребляю наркотики – ЛСД,марихуану и героин.
Эти слова они где-то слышали или читали
В газетах «Правда» или «Известия» – про тлетворное влияние запада.
Они ныряли в рыло мне и принюхивались и подозревали:
Пришла с универа – а нет алкогольного запаха!
Однажды я не смогла домой вовремя поддудоницца,
А они только тово и ждали, чтобы выгнать меня взашей.
Я две недели жыла у Краузе в дворницкой,
А потом сняла хату у одних алкашей.

Синюки жыли в героиновом гетто у метро Автово.
Где пятиэтажки Хрущёва в асфальт ушли на этаж,
Все в ржавых трубах. А утром, ровно в полпятова,
Во двор въезжало пухто, лязгом и скрежетом ожывляя шызопейзаж.
На меня ночью сверху сыпались клОпы, будто манна небесная
Я по совету хозяев ножки койки ставила в керосин.
У меня вся харя была покусана и в прыщах – бесполезно бля:
Эти суки сверху пикировали. Никакой не помогал клеросил.

У хозяев, довольно старЫх уже алкоголиков
Им было хуй знает, по моим понятиям, лет шестьдесят,
Но, невзирая на это, у этих sex-трудоголиков
Было пять чел детей блядь: простых и молодых ребят.
Все они тоже жыли в их хате четырёхкомнатной.
Один с первого дня ко мне повадился: типа дай взаймы хули бля полтос.
Второй судился с ними, отсужывая себе однокомнатную,
И люто пиздился с третьим за тарэн с трамалом и герондоз.
Ещё у них имелась систень, её звали Тома.
Она была на снОсях – пузо лезло на нос,
Когда я её увидела; она рожала, blinn, дома
Двое суток, и это был полный пиздос.
Тома заранее всю эту свою родню строго предупредила,
Что она от плода всё равно избавицца, и нах ей такой головняк,
Как с медицыной связывацца.– Здохла – или родИла?
Никто не орёт, тишына. И вдруг я слышу за стенкой что-то такое
в ванну: шмяк и хуяк.
По коридору прокуляхтила мимо моей двери, вздыхая,
её мамаша – старая фурия,
Она заебалась пиздец у Томы роды два дня подряд принимать.
Я пошла в сортир. И тут ахуела в натуре я,
Войдя в совмещённый санузел и в ванну позырив, блядь.
Угадайте с трёх раз, чё я там блин узырила:
Не роз букет, и не грелку и не пузырь со льдом.
Я сама чуть не здохла, если б не запузырила
Полпузыря с горла в одно жало, пиздец, дурдом.
Они, короче, даже и не парились:
В полпятова, как обычно, заскрежытало пухто,
И фурия, выйдя во двор, закинула туда без палева,
Своего, в рот ебацца, внука в рукаве старОго пальто.

А ещё у них был один мелкий чувак, лет двенаццать,
Младший брательник типа. Он в школу нихуя не ходил,
И по ходу, ему всё время хотелось ебацца,
И поэтому он – тока я в сортир – за мной следил.
Наверху под потолком меж санузлом и чуланом было окошко,
А нахуй оно там было – не знает никто,
Но в хрущобах такая тема есть. Он, как кошка,
Лез наверх и зырил в нево: чё я делаю. Мобыть, я там в жало играю в шашки,
шахматы и лото.

Он – пиздец – круглосуточно был на стрёме,
Тока я вышла с комнаты – он уже начеку:
У нево в чулане стояла лестница наготове
Я всё время обламывалась, видя ево харю, blinn, наверху.
Так чё, мобыть мне вообще не ходить в сортир и не мыцца,
А ево родне нажаловацца я б не смогла никогда:
Я стремалась при них даже в кухне нах появицца,
И если б они узнали, я сгорела бы со стыда.
Короче, этот чувак не пропускал ни одново моево захода:
Он всё время возле сортира пасся, у санузла:
И ево отмороженная дебильная морда
Как кукушка с часов выскакивала из окна.
Однажды он, зыря с лестницы, так увлёкся,
Что, раскачав стремянку, совершыл ахуенный полёт
И со всей силы вниз жопой на палку ёбнулся,
Такую – с жылезной пикой, чтоб дОлбить лёд.
Хули не ясно, что эт пиздец был смертельный номер,
Об этом я обязана всех нахуй предупредить.
Чувака на палке понесли на Авангардную*. Но он, конечно, помер,
И поэтому не надо пытацца этот номер самостоятельно повторить.

Я не то чтоб после этова боюсь Автова и Юго-Запада,
А даже, как ни странно, напротив – именно туда и тянет меня
Центробежной силой метро, где в поездах нацарапано
На стенах много чево, в основном – всякая тупая хуйня;
Я не знаю, как мне себя выразить в конце этова стихотворения.
У меня нет ручки. Я щас еду в дальние ебеня –
Не на тачке, blin, а в метро, и зырю на хари
подавляющева большынства населения.
Вот такая вот блядь ёб твою мать хуйня.

 

***
DEAD HEAD
(антифашыстская сага)

В универе учился один знакомый чувак,
Он был из Никеля, а тут в ебенях снимал хату.
Однажды он чуть было не встал под нацыстский флаг,
Но все ему объяснили, что это нихуя не пиздато.
При том он никак не мог на это забить.
У нево напрочь отсутствовала возможность манёвра:
Мы решыли его одного на месяц в хате закрыть,
Чтоб отучить пиздить хачей ногами под рёбра.
И от мыслей, что всех негров надо тоже мочить.
Но хоть он был заперт, я к нему ездила каждый вечер.
У нево всё было, но отсутствовали ключи,
А по телефону его голосом всегда отвечал автоответчик.

Однажды войдя, я поняла: что-то не то.
Везде горел свет, но я не сразу ево обнаружыла.
Он сидел на полу, спрятав голову под пальто.
Причём не свою, а чужую, blinn: с языком наружу!
Я, конечно, сразу пошла блевать в унитаз.
А вы что бы сделали при виде такой натуры?
У головы были отрезаны ушы, а вместо глаз
Были воткнуты две шахматные фигуры.
Пока я была в сортире, голова закатилась уже под кровать.
Да и хуй с ней. А где тело? От этой мысли я быстро вышла из транса,
Но решыла лишних вопросов не задавать.
Это голимо: ныряя в рыло, нарушать личное бля пространство.

Я сама позырила, где только могла,
Но безглавого тела так нигде и не обнаружыла.
Наступила ранняя осенняя полумгла.
– Ладно, - решыла я – сам признаецца после ужына.
– Если тебе невпадлу, башку из-под койки, please, поддудонь, –
попросил он меня, что я и сделала, правда, не очень бодро.
– А можно узнать, кто это! – а он мне: – Этот гандон
Сам меня заколбасить хотел стамеской под рёбра!
Он залез в окно, сцуко, через балкон
С мешками blinn и большыми баулами;
И начал туда загружать всё, что видел: телевизор, мафон,
Шахматы, шашки. А ево напарник стоял под окном на улице,
Типа ждал, когда ему на верёвке награбленное добро
Этот пидор спустит, меня заколбасив, как пуделя.
Что, я должен был ждать, пока он в меня сунет перо?
Ты сама бы позырила в харю этова муделя!
Эти хуи к тому же были турки или хачи.
И это меня особенно забесило.
Я, шкерясь в ванной, нашарил гаечные ключи
И с двух рук его отоварил: получи гранату, хачила!
И тут я ступил. Я ево хули переодел
В свои шмотки и бошку ему отрезал,
Чтоб ево за меня тот сразу принял и не пиздел,
А решыл, что этот пиздюк меня тут зарезал.
Ну, короче, я труп в ево бауле спустил
Вниз с балкона подельнику евонному – на верёвке.
А тот хули – быстро в тачку тюк загрузил,
Сел и уехал: типа – всех как лохов кинул ловко.

Пиздец! Турок скоро получит культурный шок,
Когда вместо товаров народного потребления
Он там узырит нечто иное, раскрыв мешок.
Но зря я пытался путать блядь следы преступления.
Он ахуел бы больше, узырив там не меня:
Хуй знает чьё тело в футболке с портретом Летова,
А своего другана трупешник как есть и с башкой.– Это хуйня:
Он и так узнает ево децл позже, без башки хоть и переодетова.
– А нахуй ты ушы ему отрезал-то? – Ну эт типа трофей:
Чтоб поддудонить их потом комунить в качестве бонуса:
Одно – доценту Секацкому хули – в портфель.
Прикинь, как бы у нево повсюду вздыбились волосы!
А другое можно сунуть в карман
Ещё какомунить хуЮ с деканата!
Там есть один злобный такой уебан,
Забыл, как ево фамилия – Бля, пиздато!
– А чё ты вообще собираешься делать с этой башкой?
– Ну бля может хоть теперь-то вы уже меня выпустите? –
Тихо спросил он меня с неподдельной тоской,
И я, не дождав ответа, сказала ему: – Да, выпустим.
Давай, одевайся, попиздили. Я тебя, блин, не сдам.
(А хули? Он и так уже после этова ходит по лезвию.
Само пиздато было бы ща ему съебать в Амстердам:
Там много чево после психотравмы для всех полезнова).
Но пока что мы попиздили в Орландос.
Там выступала группа «Враги» и подэцлу «Пойманные муравьеды».
В Орландине как всегда был обычный трэш, угар и полный пиздос:
Никаких условий для воспитательной, блядь, беседы.

 

***
Ахуефший дятел

Вчера ко мне на ночь глядя припиздил один придурок
Я варила супец грибной . Грибов было много.
Ну, ладно, думаю; всё-таки это не какой-нибудь пьяный турок
Лезет в двери, а знакомый чувак: Лёха или Серёга.
Голимо, конечно: на фиг надо, к тому же завтра
Мне с утра надо в жылконтору, на АТС (да хоть бы в пизду)!
Неважно, какая разница. Короче, я без азарта
Его впускаю и под рыло ставлю еду.
А хули делать? На всю хату пахнет, пиздец, грибами,
А я, если честно, очень всех угощать люблю.
Ну, он, конечно, хавает, шлёпает губами,
Голимо зырить, а чё делать? – Зырю, терплю.
Ну уж, а когда он последний гриб себе ложкой в пасть поддудонил,
Я и говорю ему, типа: – Лёха (или Серёга),блин, типа поздно уже,
Давай-ка до хаты; а он мне: – В твоём, бля, доме
Всё заточено, чтоб людЯм был пиздец, хуёво и жесть!
Ты всем рот затыкаешь хавою и бухлищем!
Чтоб никто не пиздел! И зыришь – как рядом с тобой фсе сосут!
Ты готова бухать с каждым уродом и нищим,
Чтобы от тебя все зависели. Нахуй я жрал твой суп.

Я думаю: вот ни фига себе, какой ахуефшый дятел,
Щас очки по карманам ему разлОжу на раз.
Но вслух говорю ему вежливо: типа, дядя,
Не надо вести себя как какой-нибудь пидарас!
Лучше надевай нахуй боты и пиздуй до хаты,
Чё и было тебе предложено уже!
Короче, как говорицца: – А теперь – Горбатый!
Ну, он – а хули – попиздил, с раной в душе.
Какая мораль сей басни – хуй ево знает.
Мобыть, кто-нить готов надоумить меня –
Из тех, кто щас не спит и у компа бухает,–
Что за такая блядь, ёб твою мать, хуйня?

 

***
Super XL

Танька Ли – любимая подруганка
Вначале была моей ученицей,
Так что стать тупой уебанкой
Она не могла по ряду позицый.
Через год она фтыкала фсе темы
И не вылазила с «Орландоса».
Ебацца с ней считали за честь фсе челы,
Кто не вписался – были чмо и биоатбросы.

Таковым не являлся Комар злоебучий:
Хоть он не только нажрался, но и был обкурен в гавно.
Она сама на него залезла и трепыхалась как куча –
В такт то песням Пургена, то группы «Кино».
Фрагменты ево тщедушного тела
Были фсякой хуйнёй пробиты везде,
А у ней по пьяни и накури башня слетела
(типа крыша поехала по пизде).

И тут нах замкнуло электропроводку!
Тут же впотьмах кто-то кому-то навесил люлей;
Мы с Наташкой Беловой на ощупь нарыли водку
(Пузырь был зашкерен в шапке – в куче гадов и патрулей).
Вернувшись туда, где ебля их процветала,
Сидим в тишыне, бухаем, похуй, что света нет.
Главное, кое-кто в наш пузырь не суёт своё жало,
Так как, давясь и чихая, пытаецца делать минет.
Танька попеременно с хуем сосала пузырь немелкий,
Отчего в ейном пузе так булькало и плескалось бухло,
Что казалось в натуре, что Комар ебёт грелку,
Которую ему поддудонил какой-нибудь доктор ZLO.

А чё, тоже выход, если не с кем ебацца!
Всё лучше, чем в кого попало совать свой хуй.
В каждом доме есть старая грелка за рубль двадцать.
(Но перед этим жызнь свою застрахуй!)
А не то от резких возвратно-поступательных действий
Вдруг возникнет какой-нить вакуум, и тогда
Ты будешь наказан за свои развратные действия,
Раз перед людями у тебя нет стыда!
Но в лучшем случае, при условии хорошева тонуса,
Ты сможешь бодро и смело хоть с кем ложыцца в постель,
Т.к. на тебе завсегда будет надето в качестве бонуса
Особо прочное резиновое изделие SUPER XL!

 

***
Сырое яйцо

Я встречалась с одним придурком, он был псих со стажем.
Учась в путяге, он жрал колёса на вес;
Бабкам хуй показывал*. Мне все говорили:– Наташа,
Нахуй ты с ним связалась, ты что, не видишь – это же
Стопудовый, без б – СОБЕС**.
А ещё в мой адрес шли такие телеги:
Типа я этова чушкана пришпилила на иглу,
Чтобы он отморажывался, когда выступают всякие важные хуи,blinn, коллеги
Типа Скидана; в то время как я тихо так зырю на это, шкерясь в углу.
Но те, кто это погнал, оказались дятлами и лохами
(в комментариях их фамилии обещаю назвать)***.
Потому что они, проявив себя ещё большими пиздюками,
Однажды как раз на меня ментов натравили, в рот их ебать.
Похуй, речь не об том (нефига: ещё Шубинский с супругой
Ахуели, узнавшы, что у тово чушка фсё ништяк
И решыли, ёптыть, что ща он, опекаемый мной:
Культурной и законопослушной подругой –
Прекратит показывать хуй
И начнёт посещать синагогу и филармонию, и хавать фаршмак!)
Но это они ещё пока об ком речь не знали,
А на меня позырив, поняли, что фсё плохо и по их мнению полный пиздец.
Но культурно лыбились и бошками кивали,
Как семейной пары блин лучшый образец.
Но не суть. Мне короч с этим чушком было всё прикольно.
А если б нет – то в чём бонус – на хуй пошёл.
Ну этот момент настал. Было даж и не больно.
Ну децл больно вначале – зато потом хорошо.
Нет блин, ничё хорошева! А чем дальше – тем хуже.
Я даже и не думала, что фсё будет такой пиздец и гавно.
Наступила весна: март, апрель, вся хуйня, солнце в луже.
Спать не могу: круглосуточно свет в окно.
Засыпала в семь, в девять – всё, пиздец. Десять.– Хули
Я вообще проснулась, чё делать, зачем вставать?
С тем же успехом я стояла бы в карауле,
Нахуй надо было вообще ложыцца в кровать.
Блядь. Мне без него было нехуй делать:
Можно было, конечно, много чё выражать.
Но это – болезнь души! А вот тело –
Оно не хотело (от крышы в отличие) никуда отъезжать!
Короче, оно от меня никуда не делось,
И от этого было ещё намного больней.
Я на правую руку с левой – шыпы надела
(А ещё блин узкую юбку, чтоб казацца ещё стройней).

И вот я себе представила: в нашей постели
Лежыт какой-нибудь пидор: Вадик или Денис.
На ево чужом неприятном теле
Хуй присутствует: вверх или вниз.
Мне на это зырить будет голимо,
Так как я этова чувака нефига не люблю.
Хули он тут валяецца в позе блин херувима,
Бонус этой картины равен нулю.
От нево похабно воняет «Рондо»
И преждевременной эякуляцыей: скажи наркотикам нет!
Вот на моём дисплее ево тухлая морда,
И щас он отправицца в Дисконнект.
Уж лучше мне с друганами (да пусть хоть в жало ) нажрацца,
Пусть хоть фсе негры преклонных годов мне плюют в лицо,
Но только не это. Х.З. blinn: с горя с кем-то ебацца
Ещё хуже, чем пить (без соли) сырое яйцо.

 

***
В день Активного Цыклона, пробираясь по Горской волости
Из трансмасонского центра «Эй Эй»,
Очень хотелось вернуться в город без ножа в брюшной полости,
Чтобы жывьем и без пафоса на Болтах ввинтиться в сабвей.

Миновав поселения Перикюля и Пикколово,
Под проливным дождем и порывистым ветром дважды
свернув не туда,-
Я с удивлением обнаружыла, что время совсем по-другому тикало,
И прошло четыре часа вместо часа – время размывала вода.

По пути всякие виды открывались, досель невиданные,
Хоть этой дорогой я шла как минимум в шестой раз,–
Все было новое. Но не потому, что этого раньше не было видно,
А из-за того, что меня не в ту степь направил
Какой-то местный, blinn, пидарас.

Какая стремная электричка притарахтела, пиздец, из Гатчины,
Которую я дождалась на открытой платформе часа через полтора.
Там двери все были в тамбурах расхуячены
И настежь раскрыты по обе стороны: если кому пора.

Унылая настенная свастика внутри; снаружы – темы жылезные:
ГарАжы, ангары и ЛЭПы по ходу еле видны.
Никаких садоводов-дачников – пустоту заполняла местная
Белоглазая чудь обдолбная с кистенями;
И с ножами - абкурённые цыганы.

Меня накрыло, когда в Горелово молча вошла гопшА бритая.
Я, увидев первого, слилась впотьмах
И попиздила внутри поезда, как бы пешком до Лигова
А между вагонами я ещё и застряла, нах.

Я закрыла дверь за собой – и пиздец: преисподняя
Для начала меня окатила грязной водой
И показала, что снизу – я поняла, что сегодня я
Пока не готова к встрече с такой, blinn, хуетой.

Сцепленья вагонов, сильно расходясь в стороны,
По ходу поезда сходились, лязгая, и эт был как бы капкан.
Можешь ногу отдать. Её сожрут собаки и вороны,
А что останецца – местные используют на кукан.


Назад, в обратку, двери не открываюцца,
Вперёд – адская яма – только рельсы свистят внизу.
То вместе сливаюцца, то далеко отрываюцца –
Будто стальная пропасть кажет тебе козу.

Я хотела б понять, что железнодорожные призраки,
Наркоманы с ножами, входящие в Тайцах и на станции Дно,
Нелегалы и местные – не более чем внятные признаки,
Того, что это одной и той же точной рукой написанное полотно.

А обратная сторона картины стала б лучше, если бы там была
Карта с нанесением всех Дуденгорфских высот
И ингерманландских посёлков. А там – по-типу, как в тамбуре –
Было написано слово ХУЙ, PIZDA и ЕБАЦЦА В РОТ.

***
DOSKA POTSCHOTA

Само пиздато – это ничё не делать,
А нахуй говеть и парицца – хули бля.
Лично я хожу на работу – ну, раз в неделю,
А заебёт – то вообще никуда не иду: а на хуя?
Это ж надо не тока встать-посрать, построицца, вымыв рыло,
Но и переть по улице, зыря на фсех Уродов Тупых.
Раньше я часто брала с собой чернила
Чтобы в случае чё пролить случайно на кого-нить их.
Вот пиздуют в свои офисы дяди и тёти,
А кое-кто аж на тачках едет – вобще пиздец.
Лишь бы свои жопы как можно скорей поддудонить к работе
И усадить на казенные стУлы их наконец.

А вот бы мой портрет висел на Доске Почёта
«ЛУЧШИЕ ЛЮДИ ЦЕНТРАЛЬНОГО РАЙОНА», чтобы фсе:
Катун, Платон, Глеб, Вонючка, Гавно, Петяй, Женя Блевота,
Замедляя шаг у того места, где он бы висел,
Привлекая внимание фсех прохожых к моей персоне
И развернув их рылами к моему портрету Ч/Б,
Разъясняли б им, что это, blinn, самая достойная личность в нашем районе,
Причём стопудово, понАтуре и без Б.
(А они фсе – напротив, Тупые Суки и Тупые Уроды),
И это самое главное, что фсе должны осознать –
Причём не суть – банкиры они ебучие или нищеброды,
Фсе скажут: – Вот ни хуя себе: а мы и не знали! Пиздец и ёб твою мать!

Сразу после этова они, забив на работу,
Пойдут за бухлом и отметят начало и сразу конец трудового дня.
Вот что будет, если мой портрет повесят на ДОСКУ ПОЧЁТА.
Вот такая блядь, ёб твою мать, хуйня.

 

***
FIZZCULTURE

Препод фИзры был полный пиздюк и чмо:
Он нихуя не делал, а тока хватал за жопы.
В раздевалке перед уроком затевал шмон:
Типа: кто сегодня без формы. Туда он заходил, чтобы

Зырить, как мы снимаем колготки, и чтоб орать,
И чтобы смутить до слёз какую-нить дуру.
Разумеецца, нам было на фсё насрать.
А больше всего – на физическую культуру.

Его звали Жаба: он был похож
На чувака из Барокко-Флэш (но тот много пизже).
Он был чемпион среди носителей самых голимых рож,
И от него воротили хари самые уёбищные бабищи.

После фИзры в тренерскую, где он шкерил мячи,
Впёрлись я и пятеро чуваков из 11 «А» класса,
Где он в это время на постер команды «Зенит»дрочил!
Вот ведь, сцуко, что-что – а не был похож на пидораса!

Этот случай мне много чево открыл,
Раз уж предстала взору такая жывая натура:
Стало очень обидно blinn за всех остальных педрил.
Вот такая вот, блядь, физкультура.

***
ЖЫЛЕЗНЫЙ КРУГ
Мне было не с кем дружыть, но к соседке Анне Степанне
Приехал внук из Варшавы. Их дом был через забор.
Анна Степанна была польской пани
И никаво из соседей не видела в упор.
А я задружылась с ее внуком Борей
Мне было 5 лет, а он много старше – года на полтора,
Когда фсе еще спали, я ждала на холоде в коридоре
Зыря, когда Борю выпустят со двора.

Сквозь снежную корку кой-где торчат сухие травинки,
Сверху сияет морозная резкая синева.
В нее мы целим ржавым диском от керосинки.
Вот он летит – и замер – и падает,
Моя мама ходит поодаль: ручки сунула в рукава.
И вдруг она как заорет да блядь как заскачет –
Будто началась ядерная война
Я думаю: что такое? – а у меня по лицу уже кровь струячит
И стекает на снег;рядом Боря – и тоже не врубаецца ни хрена.
А хули тут врубишься? – диском от керосинки
Мне расхуярило бровь: шрам имеецца до сих пор!
Но это же не ноги отрезало газонокосилкой!
Что тут такова? Об чем вообще разговор?
Ну блин разве Боря нарочно мне железо поддудонил на рыло?
Хули бля? Он и сам от этого хуже чем фсе охуел.
Он бежал за мной до самого дома,
но мать перед ним дверь закрыла,
И тут мне устроили полный пиздец и беспредел.

Мне еще там, в снегу, сразу стало все ясно,
Что не видать мне друга Бори как своих ушей,
И я могу хоть скока стоять на крыльце напрасно:
Меня будут гнать оттуда: и веником и взашей.
И я так орала, что у нас в курятнике дохли куры,
А у квартирантки случился выкидыш,
и даже к нам в окно стучал депутат!
И даже Анна Степанна припиздила с пузырем микстуры.
Это и был мой личный, но первый по жизни ад.
Короче, мне больше с Борей дружыцца не разрешыли,
Я – то на крыльце, то в коридоре зырила в пустоту.
На другой день, когда мне рану зашыли,
Я кручке двери губами прикладывалась,
чтобы чувствовать кровь во рту.
И если бы мне аж слона пригнали бы прямо на дом
Как в децкой книжке про девочку и врача,–
То мне ничего такова было и нахуй не надо:
Пошли бы все они в жопу, вприсядку бы фсе дроча.
Зато щас дружыть с кем хочу мне никто запретить не может.
Я со всеми подряд дружу и бухаю с кем захочу,
Но как правило – это те, кто мрачно пьет, а потом дебошыт,
Или те, кого я много чему учу.

Надо мной часто крутицца не шар голубой, а ржавый
Над головой кружыцца жылезный круг.
С тех пор мне ни разу:
Во-первых: не встретился ни один чувак из Варшавы,
Во-вторых: меня очень бесят
Старые песни и певец по фамилии Круг.

 

***
НОВЫЕ СТИХИ(прочитанные в "Платформе 04.06.)
Голимо зырить, как моя подруга Ленка Казарина
Со своей мамашей носицца блядь.
Тем более ейная мать это такая тупая старая задница,
Таких не то что стрелять,
А хуже: таких тока в гальванической ванне замачивать.
Или в домашних условиях приготовить раствор,
В котором бы фсе растворялось нахуй:отскребать,расхуячивать,-
Ниче не надо: вынул затычку,воду слил, ну.ванну децл силитом потер.
Многа фсякова геморроя сразу бы у людей поубавилось,
А то развелось старух ахуевшых,-а нах, куда их девать?
Тока попробуй че с ними сделать- это будет такое палево,
Прям Фреди Крюгера сделают из тебя,
Еб твою мать!
Прикинь, ты ж еще и виноват нахуй окажешься!
Нет блядь,лучше пусть тебя угандошыт
Какаянить старая манда!
Вот ей-то как раз нихуя не будет,
А ты по-любому подонком скажешься:
Мол, престарелую мать до че довел,наркоман, алкоголик
И перед людями у тебя нет стыда.


Есть вабще охуевшые- вон у Ленки- чуть што –
Сразу в койку и типа подыхает.
Щас! Это специально,чтобы Ленке мозги ебать,
Строить фсех , гнобИть. У фсех башка опухает,
А ей ништяк: лежыт, сука, зырит,как люди парятся, блядь.
А то еще: Ленке надо было идти на пати.
Там дохуя кто припиздил: фундаменталисты хули, Митьки,
Галеоисты с Москвы – фсякий короче сброд.
Ну дык? Ленка тока собралась, а мать ей с кровати:
- Я типа булавку хули тока што проглотила
вызывай мол скорую, мне типа пиздец!
Ебацца в рот!


Я вообще удивляюсь своей подруги терпению.
Она никак не хочет на мои уговоры поддацца, а зря!
Слили бы бабаку нахуй,штоб прекратить блядь мучение.
старАя уже три года никуда не вылазит, так что ее
никто не хватился бы нихуя.
А хули? Каждый день своей жызни в пасть кидать
Фсяким тупым каракатицам,
Которые, пиздец, еще и издевались надтобой
Можно сказать со школьной скамьи.
А ждать, покуда они сами когданить скапытяцца и откатяцца
Хуй дождешься . сам подохнешь вперед:
На радость своей семьи.

 

***
SADOVOPARKOVOYE


Все сады и парки нашего города
Надо немедленно закрыть и вообще запретить
От них все равно никому ни жарко ни холодно
Зато всякие хуйни там безнаказанно можно мутить.
Во-первых,туда поддудониваются всякие старушенции.
Их там хуева туча ходит в теплые дни.
Сразу растет шызофон, способствующий пьянству и импотенции,
И вообще там происходит много другой голимой хуйни.

На газонах жырные телы лежат кверху брюхами,.
Бляди, жабы и каракатицы выползают на свет.
Но самое главное связано опять-таки со старухами.
Короче, у меня есть один знакомый поэт.
Он никогда не шутит, никому не подмигивает,
А целыми днями рыщет по паркам, шкерясь в кустах,
А как только бабку увидит – резко выпрыгивает,
Обнажая себя в некоторых местах.

При этом он никогда так не делает перед молодыми тетками:
Это ему не прикольно, их он не видит в упор!
Однажды он меня попросил присмотреть за шмотками.
Я стояла на стреме, чтобы никто их не спер.
Потому я сама лично видела, на что он способен.
Вся эта картина мне в деталях была видна.
А он вообще выскакивал голый! Особенно
Прикольно было, когда бабки шли кучей, а не одна.

Тогда они долго молча на месте прыгали,
Чтобы в них смешались шыза и адреналин,
Трясли башками и жопами, костями дрыгали.
Вот такая садовапарковая культура, блин.

 

***
NE DA YOU


Я никогда своим друганам не даю.
Тогда они будут уже никакие не друганы,
И станут уже совсем по-другому называцца.
Что эт за дружба блядь если какому хуЮ
Приспичит со мной ебацца.
С ними я только тусуюсь, бухаю, зырю кино,
Могу мутить любые клеевые темы,
Мясо и трэш устраивать, если фсякое гавно
Играют гденить или поют со сцены.
Голимо было бы, если б это было не так,
Да если честно, то до ебли вообще не доходят руки.
Нахуй с кем-то ебацца, когда и так ништяк!
Да к тому же ебацца любят только тупые суки.

 

***
ZAEBLO


Нет ничего лучше, чем бухать в жало.
А нахуй с кем-то пиздеть, напрягать башку.
Я пиздец как со всеми бухать устала.
Коллективные пьянки на меня нагоняют тоску.
Нет чтобы просто подносить стаканы к своей харе,
Хуй! Надо все время пиздеть, сделав умное лицо,
А самое отвратилово – это игра на гитаре,
Когда какойнить хуй орет, будто ему прищемили яйцо.
Особенно бесят фсякие душные темы
Типа Цой, Гражданская Оборона, группа Пилот.
Меня больше прикалывают всякие Кровостоки, Касты
И, блядь, пиздец, Эминемы:
Из рэпаков хоть никто под гитару
Свою вонючую глотку не дерет!
В чем бонус – зырить на фсякие тухлые рыла?
Что от них проку – только переводить бухло.
Вот какую тему я для себя открыла.
И пошли все в жопу. Сосите хуй. Заебло.

 

***
HUYNYA
Так раздуло губу, что голимо зырить.
Это меня Кирилл вчера ёбнул поленом.
Скока надо на рыло бухла запузырить,
Чтобы стать таким злоебучим хреном,
Чё делать теперь мне и куда подацца
Фсе будут громко ржать и глумицца фсяко.
Никто не захочет со мной ебацца.
Скажут: Наташа, пошла ты на хуй,
А как же я буду вести занятия?
Какой мне будет респект, уважуха?
А в Борей как я попрусь на мероприятие?
Уж лучше б он меня ёбнул в ухо
Какой же он всётки урод и придурок
Таких пиздюков не было ещё у меня!
А ведь все говорили мне, что он гандон и укурок.
Вот такая блядь ёб твою мать ХУЙНЯ.

 

***

ТУПНЯК-ПАТИ

Вчера ко мне на хату припиздили на 4 рыла
Представители духовных и творческих бля занятий:
Отец Арсений, отец Валерий и еще два педрила:
Стеснительный славист из Парижа и из Сан-Францыско какой-то ебнутый дядя
Отец Валерий поддудонил аппаратуры всяческой дохуище,
Чтобы ею меня снимать и записывать на кино.
А его друган – вообще из Америки поддудонил в Питер свое еблище.
Бля, они же не знали, что я окажусь такое говно.
Установив диктофон, камеру и еще какую-то шнягу,
Типа что я вдруг чета умное и пиздатое туда скажу,
Они со мной как давай пиздеть про всякую заунывную и тухлую шляпу:
Нихуя не понятно: я сижу, туплю в жало и не пизжу.
Там были слова: пепперштейн, секацкий, постмодернизм, маруся климова и ахматова.
Я все эти слОвы вообще впервые в жызни слышала, блять.
Но на все вопросы я отвечала очень пиздато:
«Ну, хуй знает» и «на это мне поебать».
Хоть чувак из Парижа по-русски не очень шпрехал,
Но я думаю, он понимал их дискурс намного пизже, чем я.
А у тово, что спецыально из Сан-Францыско на эту шоу приехал,
На харе крупно было написано: «В чем бонус?» и «НахуЯ?»
Я уже давно со всеми могу пиздеть только матом,
Но зато еще знаю много всяких правильных слов:
Ублюдок, хуило, лох, урод, педрила, гандон. При чем тут ахматова, -
Че, мобыть это она написала книгу под названием «Zaeblo».
Вот у отца Арсения ебач – пиздец – отмороженный.
Он сдает назад рясу в театр оперы и балета,
И по дороге на Васю всех «ШелесАми» хуярит в рожы.
И при чем тут литература? – ему поебать на это.
Все зырят: я уже – в мясо. И еле попиздив к двери,
Надели боты. Ну типа – всем хой, сэнкьюверимач и мерси.
Я только одно жалею, что не успела накурить, блядь, отцов Арсения и Валерия
Потому что набухалась так, что до наволочки с травой уже не могла доползти.
 
Last modified 2008-01-18 06:12