Skip to content
Navigation
Home Что такое "русский мат" и как устроен "Словарь мата"? А. Плуцер-Сарно. Словарь русского мата в 12-ти томах Источники словаря: барковиана, матерные народные пародии, смехоэротический фольклор Большой и Малый Петровский, Морской и Казачий Загибы Оды XVIII-XXI вв. Поемы XVIII-XXI вв. Сказки ХIХ-XXI вв. Эпистолы XVIII в. Елегии XVIII в. Басни и притчи XVIII-ХХI вв. Надписи, билеты, эпитафии, сонеты, загатки, эпиграммы, азбуковники Песни XVIII в. Разные пиесы Трагедии, драмы XVIII-XXI вв. Пародии, проза Исторические пиесы Обсценные граффити, надписи Современные анонимные стихотворения Тексты "падонков" Источники словаря: авторская матерная литература XVIII-XXI вв. Философия пизды и другие статьи автора Интервью с автором, рецензии, истории Указатели барковианы, библиографии словарей, список источников словаря История барковианы История русских словарей Словари мата XIX-XX вв. Словари воровского жаргона ХХ века Исследования разных авторов
 






Как полагается для вас усердствуют самые лучшие и модные путаны с привлекательными объемамив районе Малое Чаусово http://kurgan.prostitutki.host/arays/maloe-chausovo/. Девицы готовы делать все возможное до утра, полностью отдаваясь великодушному мужчине, находясь при этом бойкими и игривыми. | Рабыня - популярная услуга среди неизменных гостей сучекНабережные Челны http://naberezhnye-chelny.prostitutki.host/sex-services/rabynya/,в любом случае заставит прийти к согласию любого потребителя, как прекрасно можно проводить время по праздникам со старыми товарищами на вечеринке.
Personal tools

Ганнибал без ворот

Главная\ Средства для лица\ Гидрофильные масла Не могут стать причиной аллергии и подходят под любой тип кожи. Несколько капель гидрофильного масла обеспечат чистоту и увлажнение коже лица, а вам подарят чудесное настроение. Поиск по товарам.

Автор - Анарх из Томска
Седые волны падали на берег
Туниса, из которого Эней
Когда-то выплыл, в сумерках Дидону
Бросая, Рим там или Альбу Лонгу
Чтоб основать - не важно, только Запад
И тут признал, что все его истоки
На Юге - впрочем, что нам до Энея?
Седые волны падали на берег,
Родился Ганнибал у Гамилькара
В тот год, когда наемники восстали
И был подписан мир, ему всего лишь
Лет шесть исполнилось; но папа Гамилькар
Показывал на рожи Автаритов
И говорил: "Когда б не Рим, сынуля,
Гавно бы это не восстало. Суки,
Они работают на тех кто платит.
А мы работаем на родину и бога
Молоха чтим. Смотри ему в глаза:
Он пожирает ими мирозданье -
Царей и царства, деньги и миры,
Пожрет он также злоебучих римлян,
Дай только срок". И маленький пацан
Запомнил речь отца, соплю под носом
Восставшего наемника, молитву
Молоху, Поученья Ахикара,
И почитал Экклезиаста в переводе
На финикийский: типа, все пройдет,
Есть времена бросать и собирать,
Премудрость приготовила нам пир.
Короче, мальчик овладел культурой
Семитов, к сожаленью, не евреев,
А так, карфагенян: но тоже круто

Пока герой поэмы обучался,
Его отец собрался покорить
Испанцев, чтоб оттуда грабить
Италию, и с выводком Энея
Когда-нибудь покончить.
В процессе покорения погиб
Сам Гамилькар, какой-то Гасдрубал, и вскоре
Главнокомандующим войско Ганнибала
Провозгласило, а народ явился
К сенату и орал: "войну давайте!
Нас заебали римские пираты,
На всех границах охуели негры,
Хотим ебать мы белых римских женщин
И пить вино из кубка Афродиты".
Сенат задвигал жопой, объявил
Диктатором фсех пуннов Ганнибала,
Что косвенно предполагало драчку:
Известно, что он римлян ненавидит,
И в считанные годы все сведет
К войне - иво за этим и избрали.

События Пунической войны
Опишем по годам: увы,
Нам зеркала историков неточно
Описывают жизнь, и может, прочны
Лишь датировки - да и те Фоменко
Послал туда, где яблоки Лысенко.

219.

Падение Сагнута. Рим посольство
Карфагенянам шлет. Пока ебут мозги
Купцы послам, - иберов, балеарцев
И прочих варваров сбирает в легионы
Наш полководец. Им пообещали
Жратву, любовь и море развлечений.
Их ждет могила в Альпах, Апеннинах,
Как максимум в Кампании - про это
Вербовщики пока не вспоминают.

218.

Начало мая. Новый Карфаген
В Испании прощается с бойцами -
Сюда они конечно не вернутся.
Никто еще не объявил войну,
А конница и девяносто тысяч
Пехоты уж шагают по Европе
С вонючими слонами. Альпы, холод,
обвалы, снег, налеты глупых галлов,
нет карт, погибла половина войска -
а похуй. "Вот она, земля,
что вам я обещал: Италия",
солдаты моют ноги
в речушке По, а долбоебы галлы
вступают массово в ряды героев -
они не любят римлян, эквов, вольсков,
этрусков, да и никого на свете
ваще не любят кроме баб и козок,
и - увы! - не тешить лаской нежной
предпочитает галл, а лишь ебать упорно
в пизду и жопу, сукорылый варвар.
Тут Сципион остался на бобах:
Разбил он армию на три неравных части,
К тому же страшные слоны, и полководец
Прекрасный Ганнибал, - все это вместе
Дает два поражения: Тицина
И Требия. Res publica romana
Est in periculo - бля сами виноваты.

217.

Гай Фламиний - ну почти что Гей -
Перекрыл дорогу у щелей
Тразименских: Ганнибал-еврей
С жопы обошел его и дал
По хребтине. Глупый Рим сосал
Сам себя и вскоре ожидал
Ганнибала у своих ворот,
Тот же, как последний идиот,
Захотел сперва пограбить юг:
Говорят, там много вин и сук.

216.

Тут мы касаемся великой битвы
При Каннах: консулы Варрон
И Павел захотели дать сраженье.
Итог известен: песяттыщ убитых.
Треть всех ресурсов Рима. Переходят
На нашу сторону самниты и луканы -
Вот бляди. Фабий призывает
В войска рабов - ах если бы восстали
Два рабских легиона! Мы бы ныне
Рецепты не писали по латыни,
Пожалуй и не знали, кто такой
Овидий - но каких-нибудь других
Поэтов Карфаген бы нам оставил.
Я бля молчу, что русский алфавит
Совсем бы был другой, и мы б песали справа
Налево, а не как сейчас - но хули
Мечтать о неизвестном. Не восстали
Тогда рабы, и Ганнибал не взял
Неаполя. Квинт Фабий начинает
Ебать мозги и делать заподлянки
Противнику. Развязка будет скоро.
Но кстати, хули не пошел на Рим
Наш полководец? Правильно сказали
Ему солдаты: vincere бля scis,
A usum нах victoriae ты nescis.
Ах! Их не слушал глупый Ганнибал:
Кому не дали боги просветленья
В мозгах, всю жизнь он будет долбоебом -
В сей истине я каждый день по новой
Все убеждаюсь, и конца не видно
Тем убеждениям. Festina lente.

215.

Под этим годом в летописях я
Ничо солидного не вижу - так, цветочки.
Пора поговорить про отраженье
Войны в искусстве. Хули там.
Полибий все припишет явной карме
Ромеев править мирозданьем. Хитрый
Плутарх оценит храбрость Ганибалла.
А Тита Ливия читал я лишь в отрывках
И по латыни: половина непонятно.
Какой-то графоманский современник
Опишет дело гнусными стихами
Латинскими: но явно не Гомер он,
Как впрочем, явно я не Тассо.
Ну ладно бля. Приступим же к сраженьям.

214

Примерно в это время встряли греки:
Македоняне, Сиракузы, Кумы.
А толку-то. У греков нет порядка
В башке и действиях: на македонцев быстро
Порыпались спартанцы, пробивая
Дорогу к покорению Эллады
И битве при Киноскефалах. Ergo:
Осада Сиракуз, топтание на месте
В Кампании. Напрасно Архимед
Изобретал закон: какие нах машины
Ты не придумывай, конец известен.
А впрочем, в это время неизвестен
Еще конец, надеются на что-то
Карфагеняне, и танцуют танец
Эллины свой, сертаки или как он.

213.

Тринадцатый же год сплошная жопа
Обоим сторонам: ничо не взято.
А так себе, воюют, - как в Ицзин
Написано: "При истощении - хулы
Не будет: токо много ебанутых
Речей и действий. Очень скоро
Придет мужчина в красном фартуке. С ним шутки
Кончаются хуево. Всем молиться".
Блять все как раз про этот несчастливый
По номеру и фактам год. Историк
Тут не найдет ебучих аргументов
Ни за ни против никаких теорий.
Поэту делать нехуй тут, лишь только
Анархи любят долго и упорно
Срать на пустых местах энциклопедий,
Что я и выполнил. Поперли дальше.

212.

Тут не было ничо: идите нахуй.

211.

Хуевый год. Во первых, Сиракузы
Марцелл берет. Напрасно Архимед
Кричит: "Не трогайте мои круги".
Их тронули. По правде говоря,
Изобретал он только для убийства
Машины, и за это справедливо
Был сам убит. Марцелл уебок плакал:
Какого инженера замочили.
Построил ему классную могилу
И чо-то напесал на крышке гроба.
Хуй с ним. В Италии не лучше:
Осада Капуи. Напрасно Ганибал
Пытается отвлечь ебучих римлян
От тающих союзников налетом
На гнусный Рим: бессильные солдаты
Карфагенян увидят Капитолий,
Но не возьмут. И поплевав в гранит
Зубчатых стен ускачут восвояси,
А Капуя падет. Все ближе
Конец войны и гибель Ганнибала.

210.

В Испанию отчаянным десантом
Приплыл нах Сципион, еще не Африканский,
А просто Сципион, и по пескам Ла-Манчи
Шагают легионы. Апельсины
Срывают сотники. Знамена на ветру
Полощатся: Senatus Populusque
Romani. Иберийцы тянут луки
Куда-то в небо, думая, что этим
Спасают родину. Но будущий язык
Испании - корявая латынь
Потомков римской солдатни и местных женщин.
А кельтоф нах повырежут. Судьба
Страны, пока известной только бронзой
Предрешена: она родит Колумба,
Сервантеса, Риегу и франкистов.
Но не родит: Толстого, Карла Маркса,
Меня, Ламарка, Дарвина, Спинозу.
Не всем же гениям в одной стране рождаца.

209.

Тут взяли Новый Карфаген:
Построил город Гасдрубал,
Он доживет до наших дней,
Хотя изменит номинал:
Поскольку старый Ка давно
Тунис зовется, а гавно
В упор не любит перемены
Теперь он назван Картагена
Без "Нового". Пиздец, кино.

208.

Тут Ганнибал вызывает из Испании брата Газдрубала с огромной армией. Это последний шанс карфагенян:

Танцуют пьяные галлийские красотки
В харчевне на столах, заблеванных от водки.
Бля через Альпы переход нелегкий,
Но Ганнибал ходил, и мы пройдем,
Сегодня, впрочем, до клозета влом
Пройти иберам, прямо на пол ссут,
Эксплуатируя нах рабский труд.

207.

Река Метавр. Убили Газдрубала.
Разбита армия. Надежды нет.
Но это не приводит Ганнибала
Ни к бегству, ни к самоубийству. Лет
Ему уж много, и треть жизни здесь
В Италии прошла, - мечтая уничтожить
Проклятый Рим, он сам стал итальянцем.
Хотя при этом и не стал засранцем:
Судьба - она конечно нас корежит,
Но не меняет. Прометея Зевс
Не изменил, испортил только печень.
Упорно верить в это все же легче,
Чем хуй сосать и жопу подставлять,
Тем более - чем рваца всех ебать.

206.

В этом году не происходит ничего, достойного поэзии. Римляне оттесняют Ганнибала к Бруттию. Не в силах победить, он истощает ресурсы врага. Кажется, что Рим наступает - на самом деле его судьба опять на волоске, как после Канн: войск почти не осталось.

205.

Добрался Сциион до Рима, видит
Унынье на ебальниках сената:
Похоже, Ганнибала не осилим.
Подобно электрическому псу
Усталый консул любит этих женщин,
Сидящих на скамьях парламента - пусть дуры,
Стервозы, истерички, но родные
Они сенаторы. Пиздец, хочу чефира.
Два дня не пил я чай, башка болит,
Заказоф нет, и сильно заебало
Песать про римлян, про Фому Иуду,
Тем более про Бунина: а хули,
Дрочить уж невозможно - хуй в занозах,
Играть во фсе игрушки надоело,
Осталось только исправлять романы
И новые песать. Я сам сенатор
Моих республик, што бывает скушно,
А весело на форумах ругаца.
Но их щас нет: дойду до Интернета
Я токо зафтра. Блять и блять и сука.
Ебическое триперное счастье.
Концептоф ф сердце не осталось, токо
Эмоции одни. Пошло все в жопу.

204.

Дела пошли по плоскости наклонной:
Ромеи в Африке. Отозван Ганнибал
Под стены Карфагена. Сципион
Совместно с Масиниссой рвут и мечут.
Про Масиниссу будет дальше, Сципа
Меня давно уж заебал: во-первых, лысый;
А во-вторых, мудак - запиздил Ганнибала;
Наверняка ищо и алкоголик,
Как все они там в Риме.
Вряд ли пидор,
Но вряд ли и дрочун.
Он блять Корнелий Шнапс типичный:
Вчера иво я видел рожу на портрете
В энциклопедии. Хотелось плюнуть,
Да жаль бумагу и библиотеку
Научную. Они не виноваты
Что бля какой-то солдафон, поручик,
Какой-то ебанный вонючий консул.
Испортил жизнь такому человеку
Как Ганнибал. Осталось только плакать
И материца. Чем я и займуся.
Но не в поэме - дома, одиноко,
Плюя на стены, харкая в отверстья
Бессильных унитазов, я покрою
Этажным матом суку Сципиона.
А может, не покрою. Может скоро
Я полечу по небу словно птица,
А после ебнусь типа Ганнибала.
Пора придумать, как кончать поэму.

203.

Масинисса это ваще пиздец. Надо сказать, што римляне дожили до наших времен в форме духовных римлян, у которых цель жизни во власти. Политика у них практически не изменилась со времен Пунических войн, все ихние приколы придуманы ищо в древности. После Второй Пунической Масинисса был за наезжающего лоха: сам по себе Карфаген на Рим не рыпался, уничтожить иво все равно было надо - Carthago deinda est - но римляне же приличное государство. Они стремаются за международных престиж и бояца што среди греков начнут не так пиздеть. Поэтому объявляют своим другом уебка Масиниссу. Масинисса царь негрофф и полный придурок: зато ему похуй на престиж. Он самозабвенно залупался на карфагенские рубежи и резал яйца пограничникам. Как только карфагеняне принимали меры, римляне вступались за друга Масю и устраивали пунические войны. В конце концов Карфаген разрушили, а сыну Массинисы сказали: да какой ты нам в жопу друг, иди нах вымойся, тварь черножопая. И заодно завоевали евонную Нумидию. С тех пор все негры в заднице.

202

Последнее сраженье Ганибала
При Заме. Первый раз разбитый,
Он проиграл войну. Решительный удар
Был нанесен конями нумидийцев:
Позор родному городу, презренье
В глазах у женщин, бегство к Митиридату,
Бессмысленная старость - без друзей,
Без денег. Мемуаров он не пишет,
Кует интриги против Рима - бедный,
Прожил бы тыщу лет - увидел гибель
И вечного из городов, но тщетно.
Тебе не суждено смотреть в глаза Мадонне
И слушать католический хорал,
Тебе не суждено увидеть вшивых
Не вытиравших сроду жопу готов
На Капитолии - какой-то алкоголик
Тебя прирежет в кабаке турецком,
Ты будешь нищим пьяным эмигрантом
Без веры, без любви и без надежды,
Всю жизнь, мой друг, до самого конца.

Эпилог.

Вот эпилог. Что толку в эпилогах?
Они напоминают логи
Дебильной болтовни с бабьем
Которое нуждается лишь в том,
Чтоб им пизду бессменно щекотали
Наезды и сонеты. Vale.
Last modified 2007-11-17 01:45